ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

СОБЕРАНО. Нет, я убью! Он сломал мой цветочек!

БЬОНДЕТТА. Это он ранил меня!

МОНАХ (рванувшись к ней). Вот, вот! Я за тем и пришел!

АЛЬВАР. Назад!

МОНАХ. Да нет же, дон Альвар, я хочу хотя бы узнать! Я думал, не смог понять. У меня голова разламывается. Я потрясен!

СОБЕРАНО. Мой цветочек… мой цветочек…

АЛЬВАР. Чем ты был потрясен? Только скорее! И внятно!

МОНАХ. Да, я быстро. Нож вошел глубоко…

АЛЬВАР. Гаденыш…

МОНАХ. Не ругайтесь пока, синьор. Это важный вопрос.

АЛЬВАР. (сквозь зубы). Продолжай!

МОНАХ. Нож вошел вон туда, в грудь. Давайте спросим его… (Отстранив АЛЬВАРА.) Скажи, ведь нож вошел глубоко? Ты же чувствовал это? Он молчит. Это он нарочно молчит. Но он знает, помнит… (Кладет руку на грудь себе.) Нож вошел… сильно очень. Там… синьоры, там косточка хрустнула.

АЛЬВАР. Косточка?

МОНАХ. Да.

АЛЬВАР. Я живой еще…

МОНАХ (кричит). Так представляете, как он опасен?!

СОБЕРАНО. Косточка, хрустнула… у синьоры? (Жадно глядит на БЬОНДЕТТУ.)

МОНАХ. Ну да, да! Он опасен, синьоры! Он страшный такой! Я был потрясен, я думал, нож войдет в пустоту, в свистящий, грохочущий мрак, в кошмарную бездну, хлынет пламя из раны, затопит, сожжет планету… а там только косточка хрустнула…

Пауза.

СОБЕРАНО (БЬОНДЕТТЕ). Ну хоть косточки хруст дай услышать…

МОНАХ. Как он устроен, надо узнать. Нужно его разъять на волокна, там найдется изъян, отклонение. Может, ноготь особый, или жилки не так сплетены, не как у нас… и в том месте, в том неправильном сплетении жилок, синьоры, – сидит Вельзевул! Демоны любят такие места, синьоры. Демоны вьют свои гнезда в таких вот местах – если под сердцем, в груди, хоть чуть-чуть по-другому сплетаются жилы – демоны там уж раскидывают свои гамаки или… да что говорить, синьоры – в любой волосок, в ресницу – впивается демон, если ресница посмела завиться чуть круче, чем надо… Так что, синьоры, мы поймаем его, он маленький, крошечный, мы посадим его в колбу, закупорим на века, чтоб не выбрался, и тогда… может быть, можно будет всем нам остаться жить… потому что – ха-ха-ха! Вельзевул будет пленник, а не мы с вами… (Помолчав.) А ты… если, конечно, захочешь после всего этого…. насильно не будем держать! Но если останешься с нами… что ж… живи… в тебе не будет больше вреда, ты будешь женщиной человеческой. Так что решай.

СОБЕРАНО (МОНАХУ). Да разве ж ты видишь ее?

МОНАХ. Я вижу ее.

СОБЕРАНО. Ну и… какова она?

МОНАХ (совсем тихо). Ужасна.

СОБЕРАНО. И ты посмел ее ранить?!

МОНАХ. Я посмел! Потому что… дон Альвар, все и так говорят, что испанский офицер живет с ведьмой. А мы вынем из нее дьявола, как огонь из лампадки… и она будет ваша жена. (Кричит.) Вы же хотите ее!! И она… будет… синьор офицер… Доверьтесь. У инквизиции такие хирурги! Она вытерпит… ради вас… (БЬОНДЕТТЕ). Вытерпишь?

БЬОНДЕТТА кивает. АЛЬВАР. закрыл лицо руками.

Молодец! Я буду с тобой. Ты знаешь… я готов! Я… за руку буду тебя держать, вот так вот сплету твои пальцы своими, я все с тобой разделю, я тебя дышать научу, чтоб не было больно, чтоб крик останавливать. Я сам… все ножи, все пинцеты, все жуткие иглы с крючками… пусть они бродят во мне, как в тебе… мы не будем думать об этом, нам главное – дыхание не потерять, и пальцы наши как заговорщики, чтоб не расстались. Боли нет, боли нет! Если мы храбрецы – боли нет! Да ведь? На двоих – боли нет… (АЛЬВАРУ). А потом, синьор офицер, забирайте себе и живите в семейном замке своем хоть сто лет. Ешьте супы. Вышивайте. Делайте, что хотите.

СОБЕРАНО. Мой цветочек…

МОНАХ. Я не ломал вашего цветочка. Я даже не знаю, что это такое.

СОБЕРАНО (рычит). Я разорву тебя!

МОНАХ. Хорошо. Может, я не заметил? Какой он?

СОБЕРАНО. Он… Он…

МОНАХ. На что он похож?

СОБЕРАНО. Он… Он похож… он беленький… он вот такой вот… Человек не может его описать.

МОНАХ (подумав). Ты лжешь, офицер. Цветочков не бывает.

СОБЕРАНО. Мальчишка. Офицеры Неаполитанской гвардии не лгут. (Глядит на БЬОНДЕТТУ.) Он как она. (Хохочет.)

МОНАХ (удивленно). Как ты любишь обман, который даже не видишь! Зачем?

СОБЕРАНО (угрюмо). Работай дальше, малыш. Уже поддень.

МОНАХ (БЬОНДЕТТЕ). Идем к хирургам.

БЬОНДЕТТА идет с ним.

АЛЬВАР. Бьондетта!

МОНАХ. Иди!

Она идет.

АЛЬВАР. Ну, Соберано, скажи?

СОБЕРАНО. Вы удачно женитесь, синьор.

МОНАХ. Иди, иди!

АЛЬВАР. Бьондетта!

БЬОНДЕТТА обернулась и глядит на АЛЬВАРА.

Но ведь ты моя греза?

БЬОНДЕТТА (потупясь). Да.

АЛЬВАР. Тогда не смей!

СОБЕРАНО. Идальго!

АЛЬВАР. Бьондетта… жилки… пальчики… нестерпимая… дитя мое… сердце… (Склоняется для поцелуя.)

МОНАХ (кричит). Нет!

АЛЬВАР. отшатнулся.

Я сам!

АЛЬВАР. Что значит сам?

МОНАХ. Это сделаю я! Лучше я!

БЬОНДЕТТА. Ах!

АЛЬВАР. Что с тобой, любовь моя?

БЬОНДЕТТА. Какой красивый!

АЛЬВАР. Красивый?

БЬОНДЕТТА (пристально, МОНАХУ). Раскрой грудь.

МОНАХ обнажает грудь.

(Коснувшись пальчиком страшного шрама на груди.) Это ты сам так?

МОНАХ. Сам.

БЬОНДЕТТА. Было больно?

МОНАХ (с ненавистью). Было больно.

БЬОНДЕТТА. Но боль ведь прошла потом?

МОНАХ. Прошла потом.

БЬОНДЕТТА. Ты хочешь снова?

МОНАХ Хочу снова.

БЬОНДЕТТА. Мой поцелуй больнее.

МОНАХ. Пусть!

БЬОНДЕТТА. Ты любишь меня?

МОНАХ. Я?! Я тебя схвачу! Я тебя сожму так!.. И ты меня тоже! Мы задохнемся! Мы провалимся в ад. Пусть! Я не выпущу тебя никогда! Учти! Я вцеплюсь в тебя! Крепче всех! Я сумею. Ну – целуй. Навсегда.

БЬОНДЕТТА. Дурак.

МОНАХ (выхватывает стилет, ранит себя). Ты не хочешь меня?

БЬОНДЕТТА. Ты забрызгал меня, Монах!

МОНАХ (вновь ранит). Не хочешь?!

БЬОНДЕТТА. Уродец.

МОНАХ. До встречи, синьоры. (Убивает себя.)

Пауза.

АЛЬВАР. опускается у ног БЬОНДЕТТЫ. Он без сил.

АЛЬВАР. Страшно как…

СОБЕРАНО. Не очень…

АЛЬВАР. Ты что, Соберано? Страшно очень. Ужасно. (БЬОНДЕТТЕ.) Душа моя. Живая страшная душа моя, возьми меня скорее. Раз так.

СОБЕРАНО. Э, нет. Теперь моя очередь.

АЛЬВАР. Соберано!

СОБЕРАНО. Да, теперь я. Я один не останусь, Альвар.

АЛЬВАР. Я не понял вас, Соберано.

СОБЕРАНО. Я говорю – полдень. Солнце палит. Сверху солнце, снизу костры.

АЛЬВАР. Ах, молчите, Соберано!

СОБЕРАНО. Почему?

АЛЬВАР. Я предчувствую счастье!

СОБЕРАНО. Это… ложь, Альвар.

АЛЬВАР. Молчите, молчите, молчите!

СОБЕРАНО. Альвар, куда вы глядите? У вас расширены зрачки, вы побледнели на лице у вас восторг. Что вы видите?

АЛЬВАР. Я вижу возлюбленную свою, Бьондетту.

СОБЕРАНО. Это ложь, Альвар.

АЛЬВАР. Молчите, Соберано!

СОБЕРАНО. Альвар, здесь нет никакой Бьондетты с золотыми кудрями.

АЛЬВАР. Замолчи! Замолчи!

СОБЕРАНО. Вы смотрите с любовью, Альвар, в ужасную морду арабского верблюда. Он смеется над вами.

АЛЬВАР. (выхватывает шпагу). Драться!

СОБЕРАНО (развалился в креслах, щелкает орешки). Нет.

АЛЬВАР. Драться, драться!

СОБЕРАНО. Ах, Альвар.

АЛЬВАР. Негодяй!

7
{"b":"37853","o":1}