ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тарасенко. Кто?

Дарья. Рок. В который вы не верите. Он подсовывает мне ее случайно, но так, чтоб я всегда помнила... как я виновата перед Васенькой.

Тарасенко. Да в чем вы виноваты.

Дарья. Нет, только я. Надо было следить за ним. Он совсем мальчик. Его связи. А я гордилась им. Я им слишком гордилась. Он был у меня один. И я им гордилась. (Усмехнувшись.) И еще мне было лень. Да, да, представьте, как всего много - лень. Мне было лень следить за ним. А надо было, как всегда следят родственники за своей молодежью, чтоб не сбилась, не познакомилась с кем-нибудь губительным, следить, пока не закостенеет настолько, чтоб стать, как они сами. Но я думала, что он и так мой, понимаете?

Тарасенко. Да вы не терзайте себя, Дарья...

Дарья. Просто Дарья.

Тарасенко. Никто там не виноват. Место там неспокойное. Много всякой швали сшивается.

Дарья. Нет, это только я! Таких совпадений просто не бывает! Как же вы не поймете?

Тарасенко. Что толку, что вы мучаете себя!

Дарья (указывая на Аллочку). Зачем же вот это, вот это, это знак какой-то!!

Тарасенко. Никакой не знак. Только... женщину зря смущаете.

Дарья. Как же зря. (Целует Аллочку.) Она милая, она простит, она понимает. (Аллочке.). Да ведь? Ты же понимаешь? Бедная моя, ты же простишь?

Аллочка. Да.

Тарасенко. Не так уж они и похожи. Вам только кажется. Вы взвинтили себя, вот вам и кажется. Это женская истерия. И ту женщину тоже зря обвиняете. Она сейчас, поди, тоже мается, не меньше вашего.

Дарья. Она не мается! Я знаю! Уж вы мне поверьте! Такие не маются!

Тарасенко. Ну где уж ей! Вы, женщины, себе все урвать норовите, одна у другой. Зря вы ее ненавидите.

Дарья. Ну хорошо, хорошо. Вот видите, я не хочу ее ненавидеть. Я специально пришла, я на самом деле не хочу ее ненавидеть, я, может быть, ее любить хочу. Ведь Васенька ее любил. Вы мне скажите, почему она хорошая, и какая она хорошая, ваша Ласточка?

Тарасенко. Да я не говорил, что хорошая.

Дарья. Ага! Значит, нехорошая?!

Тарасенко. Ну как. Я не умею по-женски говорить. Ну, она нравилась ребятам. Да, нравилась.

Дарья (мрачно). Нравилась!

Тарасенко (обращаясь исключительно к Аллочке). Ну, вы знаете, как это бывает. Какие женщины туда к ребятам ходят. Условия там какие? Сторожка с печкой, топчан. А она чистенькая, без водки, личико ясное. Ну, все видели, что им деваться некуда. Вася, как орленок, над ней. Ну когда так к своей женщине, то всегда уважают.

Дарья. Они ее уважали!

Тарасенко. Она ласковая была.

Дарья. Ласковая!

Тарасенко. Не брезговала. Сидела с ними, когда пили.

Дарья. Попросту так, с шоферами пьяными...

Тарасенко. Ребята при ней не выражались, это точно. Этого они не допускали. Им же тоже приятно отдохнуть. А потом же с понятием, видят, что женщина семейная, а с мальчишкой связалась - не от хорошей жизни.

Дарья. И она их не боялась?

Тарасенко. А чего ей бояться, малютке такой!

Дарья. Почему они звали ее Ласточкой?

Тарасенко. Да кто ж ее знает? У нас там река, она часто к реке спускалась.

Дарья. Тянуло ее к реке.

Тарасенко. Тянуло. Только вы не то думаете. Нехорошо думаете.

Дарья. Его же там убили. Его там убили, у реки. Ножом ткнули, в бок, и столкнули в реку. У него была пустяковая рана, он умер потому, что потерял сознание и утонул. А ее, разумеется, рядом не было.

Тарасенко. И слава богу. Ну вы подумайте, что вы говорите. Мало вам одного покойника!

Дарья. Мало!

Пауза.

(Аллочке, обнимая и целуя ее.) Бедная моя, бедная, голубка моя бессловесная, потерпи, моя бедная.

Тарасенко. Вот именно. Это ваши нервы, и вы своей приятельнице стараетесь нервы расшатать.

Дарья. Это рок.

Тарасенко. Никакой это не рок.

Дарья (жалобно). Они ведь не очень похожи?

Тарасенко. Совсем не похожи.

Дарья. Почему не похожи? Когда так похожи-то, как две капли!

Тарасенко. Та меньше была, ростом ниже.

Дарья. Да как вы рост-то узнали. Ведь мы сидим!

Тарасенко. Вы, девушки, меня с ума сведете... И голос у нее другой.

Дарья. Так ведь молчит она, молчит!

Тарасенко. Ну, я не знаю. Это вам кажется, что похожи, а я вижу, что другая. Пойду я.

Дарья. Идите. Простите меня.

Тарасенко. Да ладно. Прощайте.

Дарья. Прощайте.

Тарасенко уходит. Пауза.

Аллочка. Вот, значит, что...

Дарья. Что?

Аллочка. Значит, ты тоже меня не знаешь?

Дарья (вскочив, попятилась). Я... кто ты?!

Аллочка. Я теперь совсем не знаю.

КАРТИНА ВТОРАЯ

19 часов. Квартира Андрея. Андрей, Дарья.

Андрей. Я устал, Дарья. Я хочу жить нормально. Верните мне мою жену. Это безумие какое-то! В конце концов, может позвонить кто-нибудь из клиники или следователь, а ее тут нет. Вы об этом подумали?

Дарья. Странно, что вы об этом думаете только сейчас. Вы так увлеклись моим планом, что разучились здраво мыслить. Не волнуйтесь, все будет хорошо. Я подумала обо всем. Сегодня первый день выписки, вас не будут тревожить еще дня три, это совершенно точно.

Андрей. Ну и что же, что три! Я больше так не могу!

Дарья. А куда вы денете Лизу?

Андрей. Кошмар! Это все вы! Вы познакомили нас с Лизонькой. Мы так жили!

Дарья. Как вы жили? А если вы жили так, то при чем здесь чумазая Лиза?

Андрей. Куда же такого ребенка, на улицу выгонять, по-вашему?

Дарья. Нет, класть в постель.

Андрей. Да если б не Лиза; я бы давно свихнулся!

Дарья. Я знаю. Я даже больше знаю - вы и свихнетесь без нее. Она для вас клад, Андрей, я не шучу. Вы с ней даже... пополнели.

Андрей. Зачем... потерялся мой паспорт?

Дарья. А я почем знаю? Найдется. Что вас пугает?

Андрей. Вы меня пугаете.

Дарья. А вы не пугайтесь. Вы в сто раз страшнее меня, а я же не пугаюсь.

Андрей. Мы вас не трогаем!

Дарья. Как сказать, Андрей, послушайте, у нас с вами нет личных отношений, мы...

Андрей. Это уж точно!

Дарья. Мы связаны лишь тем, что мой племянник был любовником вашей жены, а потом его убили.

Андрей. Вы сами привели его сюда.

Дарья. Но вы же не предупредили, что убьете его.

Андрей (кричит). Что вы говорите! Мне еще ваших фантазий не хватает! У меня без них мало забот! Вы мечтательница! Вашего племянника убили хулиганы! Это все знают.

Дарья. Кто вам сказал?

Андрей (раздраженно). Ну кому нужно убивать мальчишку, студента, сторожа заводского автопарка?

Дарья. Вы низкого мнения о хулиганах, Андрей. Зачем бы им понадобилось убивать такого никчемного мальчика?

Андрей. Ну. Он рассердил их, заговорил неосторожно... я не знаю.

Дарья. Васенька был кротким, как теленок. Как нужно было довести его, чтоб посторонние хулиганы не стерпели? Васеньку убили вы, Андрей.

Андрей. Кто?! (Хватается за сердце.)

Дарья. Вы.

Андрей. Подождите...

Дарья. Вам плохо?

Андрей. Там, в столе валерьянка.

Дарья дает ему лекарство.

Дарья. Вам лучше?

Андрей. Лучше.

Дарья. Я могу продолжать?

Андрей (поспешно). Нет! Подождите... (Оживляется, движется и говорит быстро, вдохновенно, лихорадочно.) Вы знаете, как жить хорошо? Какие прозрения порой бывают? Как вдруг порой бывает - ax - и душа вырастает до облаков, словно дитя спросонок потянулось в кроватке - и мать вдруг видит - вырос из детской кроватки!

Дарья (бормочет). Натуральный убийца.

Андрей. А?

Дарья. Ничего, ничего, продолжайте, это кризис, дальше пойдет легче.

Андрей (радостно). Да-да, дальше пойдет легче! Ненавижу холодные души! Ненавижу холодные души, Дарья!

Дарья кивает.

Вы тоже, да? Как хорошо. Как хорошо! Я знал, что вы такая же! Несмотря ни на что, я всегда это подозревал. И всегда буду утверждать! Вы помните детство? Я помню. Наверное, это стыдно, да?

Дарья. Почему же?

7
{"b":"37856","o":1}