ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Любопытно, что тот же адвокат Новела, Сеймур Плоткин, вынужден был позднее также признать: "Все в этом письме, что касается Новела, действительно, правда".

Вот главные моменты этого донесения: "Я позволил себе, - пишет Гордон Новел, - обратиться непосредственно к Вам, с тем чтобы разъяснить нынешнюю ситуацию, в надежде, что Вы доложите это письмо кому следует через соответствующие каналы. Наши связи и деятельность в тот период включали людей, которым в настоящее время вот-вот будут предъявлены обвинения к участии в заговоре, расследование которого ведет мистер Гаррисон".

Далее Новел сообщал о том, что следователи Гаррисона уже докопались до фактов, свидетельствующих о связях Новела и его людей с "Дабл-Чек корпорейшн" - некой фирмой, находящейся в Майами, и потому срочно необходимо предпринять "соответствующие контрмеры в отношении расследования Гаррисона через военные каналы, в частности через человека из военной разведки", ибо сам Новел, его сообщники и их адвокаты уже не могут больше оттягивать расследование с помощью различного юридического крючкотворства.

Зная достаточно о методах и контрмерах ЦРУ против св-оих разоблаченных сотрудников и агентов, чей провал угрожает раскрыть сугубо секретные операции этого "чудовища из Лэнгли", Новел в своем донесении Вейссу счел необходимым предупредить, что его убийство не в интересах его хозяев. Он прямо пишет: "Наши адвокаты и другие лица имеют в своем распоряжении запечатанные досье, содержащие полную информацию по этому вопросу.

В случае нашего исчезновения, случайного или нет, эти лица проинструктированы опубликовать эти досье одновременно в различных районах".

Угроза Новела, судя по всему, возымела свое действие и жизнь его была спасена, так же как и он сам был избавлен от необходимости давать показания Гаррисону.

Это донесение Новела, как и следовало ожидать, написано так, что прямо не раскрывает, о каких его действиях идет речь, хотя и указывает, что они имеют прямое отношение к расследованию Гаррисона. Но ведь весь мир знает, что Джим Гаррисон расследовал заговор с целью убийства президента Кеннеди.

Разве что-нибудь после этого документа, то есть донесения Новела, может оставаться неясным относительно причастности ЦРУ к событиям в Далласе? К тому же упоминание Новелом "Дабл-Чек корпорейшн" - лишнее доказательство этой причастности ЦРУ. Еще в 1965 году в книжке, написанной двумя вашингтонскими журналистамй - Томасом Россом и Дэвидом Уайзом - совсем на другую тему и называющейся "Невидимое правительство", "Дабл-Чек корпорейшн" была полностью разоблачена, как негласный филиал ЦРУ, занимавшийся подготовкой вторжения на Кубу в апреле 1961 года. Теперь же следы "Дабл-Чек" обнаружились в Далласе!..

Еще один сбежавший из Нового Орлеана важный свидетель - лидер кубинских контрреволюционеров Серхио Аркача - тоже преспокойно проживал в Далласе и категорически отказывался не то, что явиться в Новый Орлеан, но даже встретиться с людьми Гаррисона для допроса, "если при этом не будут присутствовать далласские власти".

Ну, а как реагировали в Вашингтоне на подобное "соблюдение законности" губернатором Огайо и властями Техаса? А никак. Министр юстиции Кларк и председатель Верховного суда Уоррен, в чьи прямые обязанности входит расследование подобных незаконных действий властей одного штата по отношению к другому (в истории США это вообще были исключительные случаи), предпочли не заметить историй с Гордоном Новелом и Серхио Аркача.

А ведь о них трубили все американские газеты! "Не заметил" их и Джонсон, который, судя по его собственным словам, следил за расследованием Гаррисона именно по газетам.

В общем, всякому, кто читал газеты, стало ясно, что правительство Джонсона, не считаясь с законностью, всячески мешало провинциальному окружному прокурору. Белый дом по меньшей мере с благосклонным молчанием взирал на чудеса, творившиеся вокруг новоорлеанского "дела о заговоре". И это добавляло уверенности в том, что кое-кто в Вашингтоне вел себя во всей истории с преступлением в Далласе так, как если бы он сам был каким-то образом замешан в ней.

"На каждом шагу, - заявил в том же 1967 году Гаррисон журналистам, воздвигаются препятствия, стоит нам захотеть дбпросить людей, так или иначе связанных с убийством президента. И трудности эти возникают потому, что в Вашингтоне не желают, чтобы была оглашена правда о том, кто и как убил президента.

Там боятся и не хотят, чтобы американский народ знал это!"

Вот почему действия (или бездействие) федеральных властей, как только они становились известны публике, вместо того чтобы скомпрометировать окружного прокурора Нового Орлеана, придавали все новую весомость его расследованию.

Следствие в Новом Орлеане продолжалось. Продолжались и попытки федеральных властей прекратить его. Гаррисон обвинялся значительной частью американской прессы, как он выразился, во всех "мыслимых и немыслимых грехах, кроме разве растления собственной дочки". "Но, - с мрачным юмором добавил он, - я подозреваю, что и это обвинение не за горами". Гаррисону не раз угрожали убийством - в письмах и по телефону. Он держался стойко, не расставаясь ни на минуту с пистолетом, и даже острил на этот счет. "На моей могиле, - сказал он после очередной угрозы, - нужно будет написать:

"Любопытство погубило окружного прокурора". Как-то он признался: "Я рад, что два года назад не имел представления, куда все это зайдет и где я окажусь сегодня. Если бы знал, может быть, и не решился. Но все произошло шаг за шагом, постепенно.

Я рад, что влез во все это...".

Что ж, после того как мы установили, что расследование Гаррисона, мягко выражаясь, кое-кому "мешало" жить, пришла пора познакомиться с тем, что же нового ему удалось обнаружить. Обо всем этом сам окружной прокурор рассказал тогда, когда ему стало ясно, что в обнародовании имеющихся у него доказательств - один из наиболее действенных способов его защиты и от физической расправы и от газетной травли.

Все, что будет рассказано ниже, сообщил в двух-трех пространных интервью сам Гаррисон, специально оговорив при этом, что на каждый факт у него имеются доказательства: документы, фотографии, показания свидетелей.

Кто такой Ли Харви Освальд и его роль в убийстве. Освальд был агентом ЦРУ.

Завербован он был еще в период его службы в корпусе морской пехоты Соединенных Штатов. В Советский Союз Освальда направило также ЦРУ с двумя заданиями - разведывательным и дезинформационным. Освальд привез с собой в Москву данные об американской радарной сети вокруг Японии и в ней самой.

Подготовку к поездке в Советский Союз Освальд проходил на военной базе США в Ацуги. Здесь он изучал русский язык и "коммунистическую теорию", для чего ему было разрешено выписывать на базу один экземпляр московской газеты "Правда". Из всего этого ясно, почему Освальду не было предъявлено обвинение в передаче Советскому Союзу совершенно секретной информации, когда он, не выполнив свою миссию из-за четкой работы советской контрразведки, вернулся назад в Соединенные Штаты. Поездку Освальда него жены из Москвы в Америку оплатило по просьбе ЦРУ посольство США в Москве. ЦРУ также, вопреки действующим американским законам, выдало визы на въезд в США русской жене Освальда.

После возвращения в США Освальд получил новое задание: участвовать в подготовке специальной диверсионной группы ЦРУ, состоявшей из кубинских контрреволюционных эмигрантов. Диверсанты должны были высадиться на Кубе с заданием совершить террористический акт против Фиделя Кастро.

Подготовка этой диверсионной группы велась в географическом треугольнике Майами - Новый Орлеан - Даллас. Непосредственно диверсанты обучались в специальной школе на берегу озера Понтшартран возле Нового Орлеана. Здесь же находились Джек Руби, Дэвид Ферри и Гордон Новел. Руби тоже был агентом ЦРУ, а Ферри и Новел - его кадровыми сотрудниками.

Задание обязывало Освальда маскироваться под "коммуниста". Именно с этой целью Освальд создал в Иовом Орлеане фиктивное отделение "Комитета за справедливое отношение к Кубе", распространял от его имени на городских улицах листовки и даже выступил по радио. Однако здесь Освальд допустил одну серьезную ошибку, которая чуть не провалила все дело. В качестве адреса новоорлеанского отделения "Комитета за справедливое отношение к Кубе" Освальд указал в листовках адрес одного частного детективного бюро, которое было широко известной в Новом Орлеане штаб-квартирой ультраправых организаций и служило почтовым ящиком для кубинских контрреволюционных групп. Впоследствии эта ошибка Освальда стоила жизни обоим владельцам бюро - они погибли при странных обстоятельствах в 1964 году, как и многие другие свидетели, знавшие слишком много об убийстве в Далласе.

31
{"b":"37883","o":1}