ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Значит ли это, что Джим Гаррисон сдался? Решил ли он окончательно и бесповоротно прекратить расследование преступления в Далласе? Нет. Сразу после оправдания Клея Шоу Джим Гаррисон начал против него новое дело: на этот раз по обвинению в даче ложных показаний на предыдущем процессе.

Однако проявлять активность окружной прокурор пока не стал: Клей Шоу, уплатив залог, находится на свободе, и дата нового судебного разбирательства не назначена. По моему мнению, это дело, если только у Гаррисона осталось достаточное количество нужных документов, которые ЦРУ не смогло у него выкрасть, может позднее снова загреметь. Решение о том, когда это должно произойти, зависит от "клана Кеннеди". Как видим, у Джима Гаррисона впереди еще много новых трудных дорог.

Время от времени с ним явно пытаются свести счеты.

Кто? Все те же "они". Последняя такая попытка была предпринята 30 июня 1971 года. В этот день по распоряжению федеральных властей Гаррисона арестовали, обвинив в "получении взяток от боссов игорной промышленности".

Вместе с ним по тому же обвинению арестовали и капитана новоорлеанской полиции Фредерика Соула, который принимал участие в гаррисоновском расследовании убийства Джона Кеннеди. После регистрации ареста Гаррисон был выпущен под залог на свободу. На следующий день он обвинил представителей федеральных властей в Новом Орлеане в том, что они, нарушив все законы, выдвинули против него фальшивые обвинения, наняли для этого лжесвидетелей и сфабриковали ряд других "доказательств" его "вины".

Как сообщали газеты, это контробвинение привело представителей федеральных властей в такое замешательство, что двое из них - федеральный прокурор Джеральд Галлингхауз и организатор "расследования" против Гаррисона сотрудник министерства юстиции Джон Уолл, боясь, что Гаррисон может их арестовать на основе имеющихся у него доказательств фабрикации "дела", забаррикадировались в своих кабинетах...

История эта медленно тянется по извилистым закоулкам судебных процедур и по сей день и, на мой взгляд, является еще одним доводом в пользу того, что Джим Гаррисон все еще представляет опасность для истинных убийц Джона Кеннеди - организаторов преступления в Далласе.

Ну, а теперь мне осталось сказать еще об одном итоге гаррисоновского расследования, о котором за океаном предпочитают вовсе не упоминать.

Начнем с повторения вопроса, поставленного в начале этой главы: является ли новоорлеанский окружной прокурор Дон-Кихотом XX века?

Похоже, что является. И не потому, что он ошибся в своих надеждах раскрыть преступление в Далласе: этой надежды он, как видно, еще не оставил. Донкихотство Джима Гаррисона заключалось в другом: он искренне верил, что в его стране существует демократия, которая якобы позволит ему, исходя из буквы закона, делать то, что ему необходимо. В этом и заключался самый большой просчет окружного прокурора Нового Орлеана. Да, его поддерживали мощные силы, широкая публика. Но все это оказалось недостаточным, потому что его противникам принадлежала политическая власть в стране и своими действиями они более чем убедительно показали, что нет для них - хозяев Америки - никаких законов и "демократических традиций и принципов", которыми так похваляются американские пропагандисты.

В самом деле, судите сами: Джим Гаррисон вызывал для дачи показаний перед новоорлеанским судом Аллена Даллеса, директора ЦРУ Ричарда Хелмса, других видных фигур. По букве закона они обязаны были явиться в суд.

Но они не явились, притом без всяких последствий для себя. Между прочим, как установлено, вызывая указанных людей в суд, Гаррисон полагал, что уж эти-то "демократические каноны" не могут быть нарушены. И в этом он сильно ошибся. Пройдя уже известную нам часть своих трудных дорог, Гаррисон как будто бы понял это и сам. Во всяком случае, вот что он говорит: "Это уже не сказочная страна Америка, в которую я некогда верил.

Меня глубоко беспокоит тот факт, что мы в Америке стоим перед огромной опасностью постепенно превратиться в государство фашистского типа. Примеры тому я увидел в ходе ведения своего расследования. Это будет фашистское государство, отличное от германского варианта: их фашизм вырос из депрессии и обещаний хлеба и работы. Наш, как это ни странно, растет на базе процветания. Его возникновение берет начало в той чудовищной военной машине, которую мы создали с 1945 года, в том самом военно-промышленном комплексе, о существовании которого нас предупреждал Эйзенхауэр. Мы были свидетелями возникновения комплекса, на который совершенно нет управы в механизме нашей конституции. В самом подлинном и ужасающем смысле этого слова наше правительство сегодня - это ЦРУ и Пентагон, а роль Конгресса сокращена до уровня общества для дебатов.

Конечно, вы не сможете проследить эту тенденцию к фашизации, если просто будете оглядываться вокруг. Вы не увидите таких знакомых по прошлому признаков фашизма, как свастика, потому что ее нет и не будет. Мы не станем строить свои "дахау" и "освенцимы": хитрая манипуляция средствами массовой информации создает духовные концлагеря, которые обещают стать гораздо более эффективными в контроле за населением. Так что мы не проснемся в один прекрасный день и не обнаружим, что нам нужно отправляться на работу гусиным шагом да еще в серо-зеленой форме. Однако суть дела совсем не в этом.

Процесс фашизации здесь куда более тонок, но конечный его результат тот же самый. Фашизм приходит в Америку под флагом обеспечения национальной безопасности.

Будущий американский президент, который попытается поставить военную машину на тормоза и принести мир этой стране, тоже будет убит".

Вот, оказывается, чему научили Джима Гаррисона пройденные им дороги. Не будем придираться к его формулировкам и все еще оставшейся у него вере в силу американской конституции. Разве и без этого недостаточно показательна та огромная эволюция в мировоззрении буржуазного юриста, который сам себя называет "умеренным и добротным консерватором"?

7.

НЕОЖИДАННЫЙ СВИДЕТЕЛЬ

В совершенно секретном отделе Национального архива Соединенных Штатов Америки хранится 51 документ Центрального разведывательного управления об убийствах Джона Кеннеди и Ли Харви Освальда. Они переданы туда комиссией Уоррена с указанием, что их можно будет опубликовать лишь через 75 лет после убийства к Далласе, то есть в 2038 году. Значит, узнать их содержание смогут только наши дети, а то и внуки.

Что это за документы - неизвестно. Известны только их архивные номера и заголовки. Например: "сд 347. Действия Освальда в Мексико-сити" или "сд 1054. Информация о Джеке Руби и связанных с ним лицах". Или "сд 692. Копия официального досье ЦРУ на Освальда". Ни номера, ни заголовки этих документов ничего нового или существенного не говорят, хотя некоторые зарубежные авторы "кеннедианы" и пытаются строить на этих "данных" свои "версии", которые, впрочем, едва ли можно принимать всерьез.

Что же касается всех попыток, скажем того же Джима Гаррисона, получить доступ к указанным документам, то они были безрезультатны.

Мне, грешным делом, тоже поначалу очень хотелось "проанализировать" названия этих документов или, во всяком случае, поподробней поговорить о них с читателем.Признаюсь, такое мое желание в значительной мере было вызвано серьезным отношением к этим документам того же Джима Гаррисона. Но оно сохранялось до тех пор, пока мною не были проштудированы все опубликованные до^ кументы комиссии Уоррена и все показания свидетелей.

Когда же в итоге этого выяснились истинный характер и направленность "расследования" комиссии и все совершенные ею и другими федеральными и техасскими органами власти подтасовки, передержки и прямые, откровенные фальсификации, то передо мной закономерно возникли такие вопросы:

А какие, собственно говоря, имеются сегодня доказательства того, что все эти документы, "законсервированные" в Национальном архиве, действительно раскрывают правду об убийстве тридцать пятого президента Соединенных Штатов? Почему мы должны верить в то, что в них-то и заключена "правда, вся правда, и только правда", как гласит судебная присяга в США?

33
{"b":"37883","o":1}