ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девятнадцать месяцев спустя Джонсон сообщил свой вариант этой беседы:

"Между нами определенно не было несогласия... Спор был активным, но мы в основном соглашались друг с другом". Тему беседы вице-президент не назвал.

Однако Джонсон не учел, что нашлись свидетели их "активного спора". Это были метрдотель и официанты, несколько раз входившие в аппартаменты президента в названном отеле. Они-то и рассказали позднее под присягой, что и Кеннеди, и Джонсон неоднократно упоминали имя сенатора Ярборо, главы враждебной вице-президенту техасской политической группировки.

Судя по всему, Кеннеди тоже дал волю своему темпераменту, доказывая, что Джонсон намеренно третирует Ярборо, а этого не следует делать.

Владелец отеля "Раис" Макс Пек видел, как Джонсон пулей вылетел из президентских аппартаментов.

Лицо его, по словам Пека, было перекошено от ярости.

Некоторые авторы книг и статей об убийстве в Далласе представляли этот скандал как еще одну улику против Джонсона. Это, на мой взгляд, совершенно неправильно. Бурное объяснение президента и вице-президента вечером 21 ноября - исключительно важный факт. Но он свидетельствует совсем о другом:

Кеннеди защищал сенатора Ярборо. и именно это приводило Джонсона в ярость.

"У него неприятности", - сказал президент своей жене, подтвердив тем самым, что политической карьере Джонсона что-то серьезно угрожает.

Всякие другие выводы из этого эпизода, по-моему, просто неосновательны и спекулятивны.

Но есть другой факт...

24 ноября 1963 года нескольким корреспондентам при Белом доме стала известна такая деталь: когда президентский кортеж двигался по улицам Далласа, Джонсон приказал сидевшему впереди него агенту секретной службы включить радиоприемник. Вице-президент внимательно слушал, что передает местная радиостанция, не обращая внимания на приветствия людей. Деталь запомнили, но поначалу не придали ей, как и многим другим, значения.

Но вот, два года спустя заговорили свидетели, бывшие в одном автомобиле с Джонсоном (сенатор Ярборо и агенты охраны). Они-то и рассказали: Джонсон приказал включить радио за несколько кварталов до места убийства: всю дорогу до роковой Элм-стрит он выглядел не только мрачным, но предельно напряженным. Вицепрезидент слушал радио, которое, по его вторичной просьбе, было пущено на полную мощность, заглушая шум с улицы. И все-таки Джонсон сразу услышал первый выстрел и понял, что это был звук взрыва, а не что-либо другое [В мемуарах экс-президент умалчивает о своей просьбе включить радио, но признает: "Я вздрогнул от взрыва"]. В тот же миг агент охраны Янгблад, крикнув "ложись!", рванулся с переднего сиденья к вице-президенту, повалил его и закрыл собой. При этом Янгблад, по его собственному признанию, не был до конца уверен, что слышал именно выстрел; он даже успел подумать, что если ошибся, то потом ему будет весьма неловко перед вице-президентом.

Таковы факты. Что же они могут означать? "Ваши догадки так же верны, как и мои..." - гласит американская поговорка.

Как-то раз, уже после прихода в Белый дом Джона Кеннеди, приятели-журналисты продекламировали мне в вашингтонском пресс-клубе "лймерик" (американскую частушку):

Друзья, об заклад я побиться готов, Что Линдон на службе у жирных котов, У жирных котов из Техаса...

"Лймерик" - чаще всего не слишком приличны, и я опускаю конец: дальше, как говорится, неразборчиво...

Жирными котами в Америке называют нефтепромышленников, таких, например, как техасский миллиардер Гарольд Хант, человек, которого считают самым богатым в мире.

Имя Гарольда Ханта почти не упоминалось в американской прессе в первые месяцы после преступления в Далласе. И, тем не менее, этот человек играл одну из ключевых ролей в заговоре. Вот факты.

Июль 1960 года. В Лос-Анджелесе заседает съезд демократической партии.

В отеле неподалеку от штабквартиры Джонсона обосновался Гарольд Хант. Он ежедневно составляет для своего фаворита меморандумы с советами, как Джонсону действовать, чтобы обеспечить себе выдвижение кандидатом в президенты. Потом, когда этого добиться не удалось, Хант жалуется близким друзьям: "Если бы Линдон неукоснительно следовал моим советам, Кеннеди ни за что не удалось бы его обставить.

Кстати, именно я посоветовал Джонсону, после того как кандидатура Кеннеди была выдвинута, согласиться на второе место в списке и принять предложение о вицепрезидентстве".

Осень 1961 года. Американский публицист Альфред Бёрк гостит на вилле у Ханта. В его присутствии нефтяной король поносит президента Кеннеди за его политику, которая, как он считает, направлена прежде всего на то, чтобы разрушить его, хантовскую, нефтяную империю.

В качестве рецепта Хант уже тогда выдвигает идею физического устранения Кеннеди. "Иного пути нет, - записывает слова Ханта в свой блокнот Альфред Бёрк. - Чтобы избавиться от предателей, засевших в нашем правительстве, нужно всех их перестрелять".

14 ноября 1963 года. В задней комнате ночного клуба Джека Руби в Далласе собралось несколько человек, в том числе - хозяин, даласский полицейский Дж. Типпит (тот самый, кого, по утверждению комиссии Уоррена, застрелил Освальд) и еще один человек, имя которого в официальных бумагах комиссии названо не было. Впоследствии в американской печати появилось такое сообщение: глава комиссии, председатель Верховного суда США Эрл Уоррен, допрашивая Руби, назвал этого неизвестного "богатым нефтепромышленником". Уоррен этого сообщения не опроверг.

22 ноября 1963 года. Газета "Даллас морнинг ньюс" выходит с ныне широко известным объявлением в жирной траурной рамке, издевательски озаглавленным "Добро пожаловать в Даллас, господин Кеннеди".

Издатель газеты бэрчист Тэд Дили - один из самых закадычных друзей Гарольда Ханта. Позднее комиссия Уоррена устанавливает: счет за публикацию объявления в столь пророческой траурной рамке оплачен тремя техасскими бизнесменами, в том числе сыном Ханта - Нельсоном Банкером Хаитом.

Утром того же дня в редакцию к Тэду Дили пожаловал... Джек Руби. Они беседовали с глазу на глаз. А за несколько дней до убийства Кеннеди Руби видели в конторе другого сына Ханта - Ламара. И здесь Руби долго один на один совещался с хантовским отпрыском.

Из всех приведенных фактов только в одном - относительно встречи нескольких лиц в кабаке Руби - открыто не указана фамилия Ханта. Однако то, что произошло с Хантом через несколько часов после выстрелов в Далласе, показывает: власти прекрасно знали, кто он, этот "неизвестный богатый нефтепромышленник". Вечером 22 ноября 1963 года агенты ФБР явились на виллу Ханта.

Явились не за тем, чтобы арестовать его - в отношении миллиардеров за океаном это как-то не принято. Визит агентов ФБР имел иную цель предостеречь Ханта: ему небезопасно оставаться в Далласе, ибо многие люди связывают именно его персону с совершенным убийством.

И нефтяного короля в ту же ночь тайно переправляют в Балтимору, где он спокойно пережидает несколько недель, пока улягутся страсти. Пережидает под охраной местной полиции и агентов ФБР. Что бы ни случилось, американские короли, как и жены римских цезарей, вне подозрений.

Таковы неписаные законы Америки. Неписаные, но как говаривали в том же древнем Риме, куда тверже писаных.

Однако вернемся к Далласу. Самой обоснованной и наиболее доказанной версией того, каким образом там был застрелен Джон Кеннеди, является сегодня версия Джима Гаррисона. Наиболее доказанной ее можно считать еще и потому, что расследование новоорлеанского Дон-Кихота вызвало бешеное и вопиющее, противозаконное противодействие правительства Линдона Джонсона.

Доказательства Гаррисона видны Америке и всему миру и потому едва ли могут быть опровергнуты.

Я не сторонник каких-либо прогнозов, будет ли когданибудь в Соединенных Штатах проведено честное и беспристрастное расследование обстоятельств убийства президента Кеннеди. Джим Гаррисон знает правду об этом убийстве.

39
{"b":"37883","o":1}