ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Авантюра
Муля, не нервируй меня!
Зорге. Загадка «Рамзая». Жизнь и смерть шпиона
Месть подана, босс!
Удивительный мир птиц. Легко ли быть птицей?
Ректор для Золушки
Блэкаут
Чертовка на выданье
Товарищ жандарм
A
A

Однако значительная часть подтверждающих документов у него выкрадена и новоорлеанский прокурор не спешит предпринять вторую попытку доказать свою правоту юридически. Не публикует он и всего, что знает: ведь заговорщики, лишившие его .многих юридических доказательств, немедленно начнут встречный судебный процесс по обвинению его в клевете.

Такой процесс Гаррисону выиграть едва ли удастся. Вот почему в своих интервью с журналистами новоорлеанский прокурор многое не договаривал до конца.

Другим наиболее вероятным местом сосредоточения документов, способных показать истинную картину и подоплеку убийства президента Кеннеди, а также замешанных в нем лиц - исполнителей и организаторов всего заговора в целом, - является "клан Кеннеди". Это, пожалуй, единственная влиятельная группировка в Америке, которой раскрытие преступления в Далласе действительно могло бы пойти на пользу во всех отношениях - и с точки зрения торжества над своими врагами, и с точки зрения политической борьбы за власть. Но "клан Кеннеди", продолжая борьбу со своими противниками и после выстрелов на Элм-стрит, потерял еще одного лидера - Роберта Кеннеди.

Как поступит оставшийся в живых новый глава "клана" Эдвард Кеннеди после случившейся с ним крайне запутанной истории с затонувшим автомобилем и погибшей секретаршей Роберта Кеннеди, сказать трудно. Пока что Кеннеди в явной обороне: его неоднократные отказы от участия в президентских выборах 1972 года говорят именно об этом.

"Жирный кот", экс-политик, главный полицейский Америки и целое осиное гнездо - ЦРУ. Все они в связи с убийством Джона Кеннеди в какой-то мере изобличены и собственными действиями, и свидетельствами очевидцев.

И все они, как нетрудно заметить, легко приводятся к общему политическому знаменателю всего лишь двумя словами - "нефть" и "бизнес".

Возможно, история добавит к этому зловещему перечню новые имена и адреса участников далласского эндшпиля.

Джон Кеннеди проиграл свою политическую игру.

Ставкой в ней оказалась его собственная жиянь.

Почему же он проиграл? Почему с ним расправились таким крайним способом, который до 1963 года применялся в США примерно раз в пятьдесят лет?

20 января 1961 года, в день, когда новый президент Джон Кеннеди принимал присягу, в Вашингтоне, расположенном на одной широте с Анкарой, стоял двадцатиградусный мороз, а вечером разразился жестокий снежный буран. "Сама природа протестует против прихода в Белый дом этого симпатичного и языкатого молодого человека с опасными идеями", - мрачно острили у жаркого камина в вашингтонском пресс-клубе журналисты, сторонники проигравшего республиканского кандидата.

А молодой человек в тот день в своей первой официальной президентской речи сказал вещи несколько необычные, если сравнивать их с тем, что проповедовали его послевоенные предшественники.

Внешнеполитическая часть речи Джона Кеннеди особыми новшествами не отличалась. Кеннеди прежде всего торжественно поклялся защищать капитализм. За это, сказал он, "мы заплатим любую цену, выдержим любое бремя, справимся с любой трудностью, поддержим любого друга и выступим против любого неприятеля".

Собственно говоря, в этой клятве - весь смысл присяги американских президентов.

Затем Кеннеди, следуя традиции, принялся оправдывать гонку вооружений.

"Мы, - говорил он, - не рискнем искушать наших противников своей слабостью. Ибо только тогда, когда у нас будет несомненный достаток вооружений, мы сможем быть уверены без тени сомнения в юм, что это вооружение никогда не будет применено".

И уж только после этого Кеннеди сказал следующее:

"Но в то же время ни одна из двух великих и могущественных группировок государств не может чувствовать себя спокойно при таком нынешнем политическом курсе. Обе стороны испытывают на себе чрезмерное бремя стоимости современного оружия. Обе они справедливо встревожены неуклонным расширением смертельной опасности, исходящей от атома, и в то же время каждая из них стремится изменить в свою пользу это непрочное равновесие страха, которое только и удерживает человечество от его последней войны.

Так давайте же начнем заново. И пусть при этом обе стороны помнят, что вежливость и сдержанность отнюдь не являются признаком слабости, а искренность всегда должна быть доказана. Давайте никогда не будем вести переговоры из чувства страха. Но давайте не будем также испытывать страх перед переговорами. И пусть обе стороны вместо того, чтобы биться над проблемами, которые их разделяют, начнут исследовать проблемы, которые их объединяют".

Однако не этот словесный призыв привлек тогда к себе главное внимание журналистов.

Самой любопытной и необычной в той речи Джона Кеннеди была мысль, относящаяся к внутриполитическим делам: "Если свободное общество (пусть эти два слова никого не смущают, они - всего лишь американский маскировочный термин для обозначения капитализма. - М. С.) не сможет помочь многим, кто беден, то оно не сможет и спасти тех немногих, кто богат". И дальше, делая явный упор на "тех, кто богат", Кеннеди призвал:

"Итак, мои соотечественники-американцы, не спрашивайте, что может сделать для вас ваша страна. Спросите лучше себя, что вы можете сделать для своей страны".

Именно в этих фразах заключалась вся философия Джона Кеннеди, весь смысл миссии, ради которой он добивался поста президента Соединенных Штатов. Миссию эту можно определить еще короче, всего двумя словами спасение капитализма.

И тысячу раз прав был американский публицист Уолтер Липпман, когда в мае 1964 года в интервью западногерманскому еженедельнику "Шпигель" заявил:

"В прошлом году, незадолго до убийства (Джона Кеннеди. - М. С.), я был в Европе. У меня сложилось впечатление, что у очень многих людей там было идеализированное, нет, даже не идеализированное, а скорее весьма превратное представление о Кеннеди. Он был идолом левых, а сам отнюдь не был левым. Он был очень консервативным человеком".

Корреспондент "Шпигеля" сразу согласился с Липпманом. Согласился и уточнил: "Это касается, пожалуй, прежде всего внутренней политики..."

Да, прежде всего это касалось внутренней политики.

А во внешней политике философия Кеннеди проявилась гораздо позднее - на третьем (и последнем) году его президентства. И проявилась вынужденно, в связи с опять-таки внутриполитическими проблемами и главной целью 35-го президента США - спасти капитализм.

Но что значит спасти капитализм? И как его спасти?

Чтобы объяснить это, следует прежде всего вспомнить о том жесточайшем разочаровании, которое испытывала к концу пятидесятых - началу шестидесятых годов финансово-монополистическая верхушка США. К этому времени для многих ее представителей уже было очевидно: "паке Американа" золотой век безраздельного американского господства во всем мире - так и не наступает. Самым главным препятствием для него - а о нем мечтали и его наиболее активно добивались правящие круги Соединенных Штатов сразу после второй мировой войны - стал Советский Союз, весь мировой лагерь социализма, волею объективных исторических законов превратившийся в важнейший фактор современности.

Все послевоенные годы американские империалисты, используя национальное богатство США, расходуя небывало огромные средства на гонку вооружений, тотальный шпионаж и подрывную деятельность против стран социализма, пытались обеспечить себе возможность в ОДРШ прекрасный день продиктовать свою волю всему миру.

Однако их расчеты оказались несостоятельными - уже к концу пятидесятых годов нетрудно было убедиться, что Соединенные Штаты стояли гораздо дальше от осуществления "пакс Американа", чем сразу после войны, в 1945 году, когда Европа лежала в руинах, а Америка была единственным обладателем качественно нового оружия - атомной бомбы. Здесь уместно вспомнить еще об одном факторе, характерном для послевоенного развития Америки, - я имею в виду приоритет военных отраслей экономики над гражданскими и связанная с этим жестокая экономия и без того скудных средств федерального правительства в области социального страхования, образования и здравоохранения.

40
{"b":"37883","o":1}