ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы поднялись на второй этаж, и официант указал на дверь с табличкой: "X.Шмидт, управляющий". Тот самый Шмидт!

- Постучите и входите, - напутствовал нас официант.

Мы так и сделали, и перед нами предстал грузный белый мужчина в облаке сигарного дыма. Он с любопытством взирал на свой телекс.

- Вы инженеры? - спросил он с немецким акцентом.

- Да. Прибыли по вашему вызову.

- Посмотрите, эта машина сошла с ума.

- Придется заглянуть внутрь. Может, транзистор полетел или еще что случилось.

- Пожалуйста, помогите. Без телекса мы как без рук.

Сержант Мачария поставил на пол чемоданчик с инструментом и вооружился отверткой. Отключив машину от сети, он отвинтил крышку, обнажив тонкое хитросплетение проводов.

- Я вас оставлю. Не буду вам мешать, работайте, - улыбнулся Шмидт и, заперев ящики стола, вышел за дверь. Сержант Мачария подпер дверь стулом, чтобы никто не мог невзначай войти и помешать нам. Быстро подойдя к телефону, он развинтил трубку, вложил в нее крошечный, размером с горошину, передатчик, который плотно прирос к магниту, и вновь собрал трубку. Теперь мы можем слушать телефонные разговоры Шмидта. Приемник, настроенный на определенную частоту, уловит их в пределах до одного километра. Кроме того, сержант поставил несколько подслушивающих устройств в разных углах кабинета - эти приборы, не больше спичечной головки, он спрятал в щели подоконника, в абажуре настольной лампы, в стакане для карандашей. Еще раз проверив, сержант остался доволен работой. "Жучки" надежно замаскированы, нужен наметанный глаз, чтобы их обнаружить.

Закончив дело, он поставил стул на место и выглянул в коридор. Там никого не было. Тогда сержант достал из чемоданчика металлическую линейку и аэрозоль с краской, быстро прошел в номер 189, в котором остановился инспектор Мбуви, запер дверь изнутри и подошел к окну. При помощи линейки и пульверизатора он прикрепил к стеклу ферромагнитную антенну, отвел от нее два тонких проводка и спрятал концы под ковер, затем подключил антенну к мощному коротковолновому приемнику с встроенным кассетным магнитофоном для записи поступающих с подслушивающего устройства сигналов. Магнитофон включается автоматически, как только в кабинете управляющего раздастся чей-то голос, благодаря чему пленка зря не расходуется, кассеты хватает на пять часов звучания.

Завершив работу, сержант вернулся в кабинет управляющего, снял телефонную трубку и позвонил на почтамт главному инженеру. Тот послал пробный сигнал в гостиницу. Телекс дробно застучал, на ленте появился разборчивый текст. Сержант отбил ответное послание, привинтил крышку и, прихватив ящик с инструментом, пошел к выходу. Я сообщил администратору, что телекс исправлен, мы сели в зеленый фургон почтового ведомства и уехали.

Во второй половине дня я побывал в управлении порта и как бы между прочим поинтересовался судном "Кербус". Представитель портовой администрации по фамилии Нгуги снабдил меня всей необходимой информацией.

- Главным образом мы следим за движением грузовых судов, - сказал мне мистер Нгуги. - В век реактивных самолетов пассажиры редко путешествуют морем - этот вид транспорта им кажется чересчур медленным. А зря! Проводя отпуск на воде, сколько всего можно увидеть!

- Но вам известно про корабли, бороздящие нашу двенадцатимильную прибрежную зону?

- Грузовые транспорты мы берем на заметку, а пассажирскими судами занимаемся лишь в том случае, если они извещают нас о своем намерении зайти в порт для пополнения запасов. Яхты же подходят к берегу и пользуются услугами частных клубов в любой точке побережья вплоть до самого Биту.

- Значит, вы ведете учет только швартующихся в порту лайнеров. А кто-нибудь регистрирует проходящие мимо суда?

- В тех случаях, когда представители фирм извещают нас об этом. Каждое утро мы проводим совещания, на которых агенты мореходных компаний передают нам сведения о судах и грузах, направляющихся в порт. Как правило, мы узнаем об их прибытии за три недели. Наш долг заключается в том, чтобы приготовить все необходимое для разгрузки. Составляется четкий график, суда ждут своей очереди и места у причала на рейде.

- Все ясно, - кивнул я. - Ну а те суда, что проплывают мимо, держа курс, скажем, к Мозамбику или на Дурбан?

- Обычно они бросают якорь на рейде, экипаж получает увольнение на берег, а на судно тем временем доставляется свежая вода и продукты. Нужно сказать, что Момбаса - излюбленное место отдыха и развлечений иностранных моряков.

- Буду вам благодарен, если вы проверите по журналу, не проходило ли здесь в феврале судно "Кербус".

- Это не составит труда. Минутку! - Мистер Нгуги поднял телефонную трубку, ждать пришлось недолго. - Действительно, оно было в наших водах в феврале по пути в Мозамбик, но не бросало якоря, просто проплыло вдоль побережья.

- Спасибо, мистер Нгуги. У меня последний вопрос. Может, вы и не знаете, но на всякий случай спрошу: кому принадлежит этот "Кербус"?

- Охотно отвечу, если у нас окажутся нужные вам сведения. - Он подошел к металлическому шкафу и достал пухлую папку с бумагами. - Мы стараемся хранить подобную информацию. Вот, "Кербус" плавает под либерийским флагом, владельцу так удобнее. Двадцать три тысячи тонн водоизмещения. Хозяин судна - грек по имени Костеан Андропопулис.

- У него наверняка не один, а несколько кораблей. У греков это вроде хобби - коллекционировать суда.

- Вы правы, - подтвердил Нгуги. - Всего их у него восемь. Один как будто вскоре должен проследовать мимо нас на юг, однако это надо уточнить.

Нгуги снова позвонил своему таинственному коллеге, снабжавшему его разнообразной информацией. Поговорив с ним, он объявил мне:

- Все верно. Судно "Палмуотер" будет здесь через четыре дня, двадцать первого числа.

- Оно зайдет в порт?

- Нет, проследует мимо в южном направлении. Впрочем, не исключено, что оно бросит якорь на внешнем рейде для пополнения запасов.

- Ну что же, большое спасибо! - Я поднялся. - Вы очень любезны.

- Позвольте осведомиться, если, конечно, не секрет, зачем вам все это понадобилось?

- Скажем так: я подумываю и сам заняться бизнесом, приобрести судно, улыбнулся я с порога.

Мы встретились в гостинице "Манор" за ужином, целиком состоявшим из восхитительных рыбных блюд. Поев, мы совершили прогулку на одной из наших машин, и инспектор поставил кассету с записью разговоров в кабинете управляющего "Санглории". Даже наши с сержантом ничего не значащие фразы оказались на пленке; деловые переговоры управляющего с подчиненными звучали громко и отчетливо.

Еще через два дня мы получили удивительное известие, оно было адресовано управляющему "Санглории", но перехвачено нами и расшифровано: ""Санглория", Момбаса. "Палмуотер" будет в квадрате 401 320 в 19 часов 30 минут. Как обычно, груз примет шкипер Джек".

Прочтя этот телекс, я немедленно связался с мистером Нгуги, и тот сообщил мне, что указанный квадрат 401 320 находится вблизи Малинди.

- Ну ребята, хватит бездельничать, - сказал я своей группе. - Нам предстоит работенка. Судно сделает остановку около Малинди. Нетрудно догадаться, что на встречу с ним выйдет лодка. Мы должны ее перехватить и проверить находящийся в ней груз.

- Нет сомнений: в "Санглории" творятся темные дела, - сказал инспектор Мбуви.

- Я и сам в этом уверен, однако у нас нет пока конкретных улик, вздохнул я. - Как вам понравился управляющий, сержант?

- Похож ли на гангстера?

- Вообще, какое произвел впечатление?

- Да вроде бы ничего, вот только почему-то постоянно улыбается, и это мне кажется подозрительным - либо он действительно славный малый, либо у него стальные нервы.

- Все телеграммы поступают в его кабинет, он не может не знать того, что здесь творится. Теперь слушайте мои задания: инспектор Мбуви наблюдает за гостиницей "Санглория", берет на заметку всех, кто приходит к управляющему, и так далее. А вы сержант, установите на машине Шмидта миниатюрный радиомаяк и следуйте за немцем повсюду, как тень. Однако не попадайтесь ему на глаза, иначе он может переполошиться и отменить встречу с "Палмуотером".

21
{"b":"37893","o":1}