ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Моя задача как старшего по званию и служебному положению заключалась в том, чтобы не позволять подчиненным предаваться отчаянию, вселять в них уверенность.

- Дело обстоит не так уж скверно. Мы теперь всех их знаем и догадываемся, чего от них ждать, - сказал я с напускным оптимизмом. - Нам известно, что они в Момбасе и они знают про нас. Понятно вам, что я имею в виду?

- Понятно, - ответили они хором.

- Классический случай: охотник и дичь. Вопрос в том, кто одержит верх.

Я поднялся со стула, надел пиджак, проверил пистолет и патроны. Все было в полном порядке.

- Я твердо намерен оказаться победителем, - сказал я небрежно и весело, - и уверен, что вы стремитесь к тому же.

- Конечно, - ответили они оба.

- Вот и прекрасно. Не позволим себя перехитрить, навяжем свои условия. Переходим в наступление.

Я пошел к двери, оба помощника ошарашенно наблюдали за мной.

- Куда теперь, шеф? - спросил инспектор, вскакивая со стула. Сержант последовал его примеру.

- Нам предстоит кое-какая работенка.

- Начнем с управляющего - давно пора упрятать его за решетку.

- Ни в коем случае! - Я повысил голос и резко повернулся к ним. - Какие у нас против него улики? Только отдельные реплики на пленке. Если его арестовать, синдикат уйдет в глубокое подполье, и, что называется, концы в воду. Мы должны уничтожить всю сеть, изловить как можно больше членов этой бандитской шайки.

- Что верно, то верно, - согласился инспектор.

- Мы окажемся в дураках, если арестуем немца, не имея веских доказательств его виновности. Нет, оставим его на время в покое.

- Извините, шеф, - возразил мне инспектор, - только нам-то от этого какая польза?

- Они будут теряться в догадках, а мы выиграем время и заманим их в западню.

Мы поехали в полицейское управление провинции, откуда я связался по радио со старшим следователем в Малинди. Я велел ему прибыть в Момбасу вместе с капралом Киохи, который - я в этом не сомневался - раскрыл кому-то из членов синдиката местопребывание Кассама. Дело было спешное, и я позволил им потратиться на самолет из казенных средств.

Когда они прилетели, я был немало удивлен. Следователь из Малинди привез с собой не одного, а двух полисменов. Кроме того, в качестве вещественных доказательств он выложил на стол новенькую магнитолу и ненадеванную пару башмаков.

- Кто из них капрал Киохи?

- Это я, афанде.

- А кто второй? - спросил я следователя.

- Констебль Канга. Они вместе отправились в гостиницу на встречу с теми мерзавцами. Я подумал, что вы захотите допросить обоих.

- Безусловно, захочу, - подтвердил я.

Следователь велел полисменам выйти в коридор и дожидаться там. Когда за ними закрылась дверь, он обратился ко мне:

- Постыдная история, шеф. Они мне во всем признались, показали свои обновы и выложили деньги, которые не успели истратить.

- Когда их подкупили, чтобы выудить информацию?

- Вчера утром. Каждый из них получил по тысяче шиллингов, но они твердят, будто им и в голову не пришло, что это взятка.

- Господи! - воскликнул я. - Святая простота! Государственному служащему ни за что ни про что вручают кучу денег, а он не догадывается, что это взятка!

- Оттого-то я так огорчен этим случаем. Мои подчиненные оказались полными болванами. Вы позволите мне присутствовать при допросе?

- Конечно. Сравните то, что они скажут, с тем, что раньше говорили вам.

Он отворил дверь и позвал полисменов. Когда они вошли, я велел им сесть.

- Хорошо, капрал, - начал я, не повышая голоса. - Послушаем, что с вами приключилось.

- Простите, сэр?

- Выкладывайте вашу историю. Начните с того, когда и как впервые к вам обратились эти люди.

- Женщина позвонила мне вчера часов в десять утра.

- Что за женщина?

- Моя старая знакомая, сэр. Я встречался с ней, когда еще служил в Момбасе.

- Ее имя!

- Тогда ее звали Ванджиру.

Я вспомнил записанную на пленку беседу в кабинете управляющего:

"Ванджиру, у тебя в Малинди нет знакомых фараонов?"

"Знала я одного, его перевели туда из Момбасы, но не уверена, что он все еще там служит. Капрал Киохи".

Я попытался представить себе обоих. У мужчины властный голос, он явно привык повелевать. У женщины голос низкий, с чувственной хрипотцой...

- Хорошо. Опишите ее нам.

- Ей около тридцати, смуглая, рост - пять футов три дюйма. Полноватая, с круглым лицом, носит парик "афро".

- Что же, - кивнул я, - по такому словесному портрету ее не трудно будет узнать. Значит, вы знакомы еще по Момбасе?

- Даже раньше, сэр. До четвертого класса мы учились в одной школе. Тогда она была славной девчушкой, скромной, набожной, неиспорченной. Всех мальчишек отшивала, такая недотрога...

- Подумать только!

- Когда я попал в Момбасу, мы снова встретились. Она стала гулящей девкой, приставала к морякам в порту, зарабатывала кучу денег.

- В самом деле?

- Мы разговорились, она сразу дала понять, что ей неприятно вспоминать прошлое, детство. Велела не спрашивать, как она докатилась до такой жизни. Мы остались в приятельских отношениях, иногда встречались, угощали друг друга пивом.

Я понимающе кивнул. При всех его недостатках капрал был человеком искренним и рассказывал все правдиво.

- Когда восемь месяцев назад меня перевели из Момбасы, я потерял ее из виду, пока вчера она мне не позвонила.

- Ну-ну, дальше.

- Сказала, что звонит из Малинди, из гостиницы "Марина", мол, приехала сюда с богатым белым туристом и после обеда возвращается самолетом в Момбасу. Пригласила меня выпить.

Капрал замолчал, ерзая на стуле. Он был явно не в своей тарелке. Я велел ему продолжать.

- Бог свидетель, сэр. Я не догадывался, что им нужно что-то выпытать у меня. Ведь я считал ее своей приятельницей.

- Понимаю, капрал. Ну а дальше?

- Мы с констеблем Кангой только что сменились с дежурства, и я спросил, можно ли прийти вместе с другом. Она согласилась.

Я слушал и делал кое-какие записи в блокноте, иногда поглядывая на офицера из Малинди. Тот кивал головой в такт рассказу капрала: пока что все совпадало. Достав фотографию Макса, я показал ее Киохи.

- Да, это он, - кивнул тот. - Ванджиру познакомила нас с ним в отеле.

- А вы, констебль, что скажете? - обратился я к Канге.

- Я узнаю его, афанде.

- Ну хорошо. Значит, вас угостили выпивкой.

- Так точно, сэр, - продолжал капрал Киохи, возвращая мне фотографию. Выпивкой и еще обильным обедом.

- Да к тому же вручили каждому по тысяче шиллингов?

- Да, - ответил он едва слышно.

- О чем же вы говорили?

- О красотах Кении, о том, какие у нас заповедники и пляжи, о гостеприимстве кенийцев. Он сказал, что в Англии у него большой завод электронного оборудования с филиалами по всей Европе. Словом, не делал тайны из того, что очень богат.

- Недурная легенда, - ухмыльнулся я. - Как же разговор свернул на деньги? Вы попросили или этот богач сам вам предложил?

Капрал Киохи и констебль Канга растерянно переглянулись. Мы достигли критической точки.

- Это не выглядело как взятка, сэр, - промямлил капрал. - Он велел нам выпить за его здоровье, когда мы расстанемся.

- Мы подумали, афанде, - добавил констебль, - раз он так богат, для него две тысячи - как для нас двадцать шиллингов.

- Тонкая мысль! - воскликнул я с сарказмом. - А как зашла речь о задержанном?

- Мы болтали о разных вещах, ну и, конечно, о росте преступности, о недавней серии ограблений на побережье. Я заметил, что в последнее время бандиты обзавелись огнестрельным оружием и нередко вступают в перестрелку с полицией.

- И тут вы добавили, что в участок доставлен бандит, подстреленный накануне.

- Верно, сэр. Ванджиру набросилась на меня с расспросами, потребовала от меня мельчайших подробностей этой истории, а я принял все это за обычное любопытство.

27
{"b":"37893","o":1}