ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Просим задержать указанных лиц и выдать их соответствующим странам, где они должны либо предстать перед судом, либо отбывать уже вынесенный приговор. Просим информировать о ходе дела".

Урдин попал в больницу, а Патель ударился в бега. То ли он почуял, что полиция заинтересовалась им, то ли опасался мести синдиката, сказать трудно. Все, что от него осталось, - это сто тысяч шиллингов, спрятанных в автомобильные сиденья. Мы запросили банки, но я лично сомневался, что это даст хоть какой-то результат: деньги наверняка снимались со счета не сразу, а постепенно, небольшими суммами, к тому же из разных банков. Да и с машиной возиться без толку, наверняка ее зарегистрировали по фальшивым документам. Мне пришла мысль, что настал момент подавать заявление об отставке и подыскивать себе местечко в охране какой-либо фирмы - супруга уже давно призывает меня к этому. И платят там больше, и ломать голову не над чем. Вообще, спрашивал я себя, чего ради ты подался в полицейские?.. Но тут мои размышления прервал телефонный звонок. Я снял трубку, назвался. Услышав мое имя, человек на другом конце провода отчеканил:

- Говорит доктор Кларк.

Меня сразу охватило волнение: сейчас я услышу ту информацию, которой мне так недостает! Впрочем, может статься, Урдину сделалось хуже, он отдал богу душу или же наотрез отказался говорить со мной. Так что не спеши радоваться, сказал я себе.

- Говорит доктор Кларк, - снова раздалось в трубке. - Вы просили позвонить в связи с тем делом.

- Конечно, конечно!

Господи, дай мне услышать добрые вести!.. И бог как будто внял моим молитвам.

- Пациент согласен ответить на вопросы, - продолжал врач. - Однако я буду присутствовать при вашем разговоре.

- Я ничего против не имею...

- Кроме того, я даю вам всего несколько минут. Пациент по-прежнему нуждается в абсолютном покое.

- Это даже не допрос, доктор, - пояснил я. - Я хочу попросить его о помощи.

- Когда вы придете? - спросил он, помолчав.

- Сейчас же еду!

- Отлично, приезжайте. Я буду в пятнадцатом кабинете, это наверху, рядом с аптекой.

- Лечу! - Я едва сдерживал свой восторг.

Доктор повесил трубку.

Вскочив в казенный автомобиль, я помчался в столичную больницу имени Кениаты. Там я без труда разыскал доктора Кларка, и он отвел меня в палату, куда перевели Урдина.

- Это старший инспектор полиции Кибвалеи, - представил меня доктор. Как договаривались, вы скажете ему лишь то, что сочтете нужным, и на этом беседа закончится. Если вы передумали с ним говорить, я велю ему уйти.

- Нет, пусть останется.

- Мистер Урдин, - заговорил я, - как вы слышали, я старший инспектор Кибвалеи из Управления уголовной полиции. Я здесь не для того, чтобы предъявлять вам ордер на арест или причинять какие-либо неприятности. Буду благодарен за любые сведения, которые помогут нам обезвредить преступный синдикат, на счету которого множество грязных дел, включая и убийства.

- Почему вы думаете, что мне о них что-либо известно? - спросил Урдин, но по выражению его лица я понял, что он на мой вопрос не обиделся.

- Трудно объяснить, вроде как чутье мне подсказывает. Когда вас привлекали за подделку ценных бумаг, я знал: за вами еще кто-то стоит. Невозможно поверить, что вы действовали в одиночку.

- Что же, чутье вас не подвело, - усмехнулся он, давая понять, что станет говорить со мной. От радости мне хотелось подпрыгнуть до потолка, завопить, будто бы я забил мяч из трудного положения.

- Я рассуждаю так: коли вы однажды состояли в подпольном синдикате, то до сих пор знаете кого-нибудь из преступного мира. Увидев вас в обществе Пателя, я понял, что напал на верный след.

- Так вы знаете про Пателя?

- Да, и довольно давно, - ответил я и решил выстрелить наугад: - Нам также известно про дела азиатского подпольного концерна.

Урдин так на меня глянул, что наш кардиолог всполошился:

- Закругляйтесь, вы и так пробыли здесь дольше положенного. Будем считать, что беседа закончена.

Я посмотрел на доктора с негодованием. Я еще ничего толком не узнал, а он уже велит закругляться! Даже Урдин, поняв мое состояние, сказал:

- Извините, доктор, но меня давно все это тяготит, и я хочу облегчить душу.

- Что же, если вы сами настаиваете...

- Итак, - продолжил я, - что вам известно про ныне действующий синдикат?

- Лучше задать этот вопрос Пателю.

- Увы, он временно недосягаем, что называется - выскользнул у нас из рук, однако вскоре мы сможем и с ним потолковать.

- Теперь все ясно...

- Что именно?

- Почему вы пришли ко мне, - сказал он. - Я ни с кем из членов европейского синдиката раньше не встречался, хотя и готовил для них кое-какие документы. Три дня назад у меня состоялось с ними свидание возле церкви святого Марка в Вестлендс. Впрочем, вышел ко мне только один человек, я его хорошо разглядел, остальные же оставались в машине.

- Можете описать его?

- Ростом не меньше шести футов, тощий, мускулистый. Черные волосы, глаза карие, и свитер на нем черный. Мне особенно запомнились три вещи: короткая стрижка - по-военному, на правой щеке шрам, и еще он все время барабанит костяшками пальцев левой руки по ладони правой.

- А его выговор, не заметили ничего необычного?

- Он не англичанин, может быть, итальянец либо немец, но только не англичанин.

- Они вручили вам портфель с деньгами.

- Я должен был передать его мистеру Кирату. Патель вскользь упомянул, что у синдиката возникли затруднения с полицией и мистер Кирату брался все уладить за определенную мзду.

Я слегка присвистнул, не сдержав изумления: ай да мистер Кирату!

- А не было речи о том, кому именно предназначалась взятка?

- Нет. Мол, передай, и дело с концом. Поверьте, не хотел я за это браться, и если бы не моя семья... Патель водит меня за нос, заставляет на себя ишачить, обещает за это помочь нам всем перебраться в Англию, но я знаю, все это ложь, потому-то и хотел бежать.

- А куда вы собирались уехать, где укрыться?

- Хватит, я прошу вас покинуть палату, - снова вмешался доктор Кларк.

- Может, у мистера есть еще вопросы ко мне...

- Нет, Урдин, на сегодня достаточно, - стоял на своем доктор.

- Но я чувствую себя превосходно, доктор Кларк. Позвольте мне ответить на все вопросы инспектора.

- Так и быть. - Доктор метнул в меня испепеляющий взгляд. - Еще две минуты, и ни секунды больше.

- Большущее спасибо, Урдин, - произнес я прочувствованно. - Итак, вы сказали, что почти ничего не знаете о деятельности европейского синдиката.

- Увы!..

- А нельзя ли поподробнее об этой встрече?

- Да ради бога! Я у Пателя вроде как мальчик на побегушках. Он сказал, поезжай туда-то, тебе вручат деньги для передачи такому-то.

- Ясно.

- Я ответил, что мне это поручение не по душе, дело слишком рискованное, не хочу, мол, снова за решетку угодить. Я человек пожилой, и сердце у меня пошаливает.

- Так-как.

- Но Патель стоит на своем: "Если хочешь переехать с семьей в Англию, то не откажешь другу в такой пустячной услуге". Так что выбора у меня не было. Родственников моей жены всех обобрали и перебили в Уганде, и она покоя мне не дает - поедем в Англию! Пришлось мне согласиться, но я поставил Пателю условие: иду на это в последний раз и чтобы сразу по завершении дела меня с семьей переправили за границу.

- Какие еще поручения выполняли вы для европейского синдиката? спросил я.

- Видите ли, Патель жил в постоянном страхе: ведь он же въехал в Кению нелегально.

- Нам это известно.

- Моя работа сводилась в основном к тому, что я снимал деньги со счета либо, наоборот, клал их в банк. Я никогда не спрашивал, на что идут эти деньги или откуда они.

- А какова была роль Кхалифа?

- Вы и про него знаете? - удивился Урдин. - Кассам занимался непосредственно добыванием бханга, экспорт которого, оказывается, дает колоссальную прибыль. Мне известно, что он работал на Пателя, но, повторяю, я не посвящен в детали.

30
{"b":"37893","o":1}