ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Она – его собственность
Истребительница вампиров
МВД, или Мгновенно, вкусно, доступно
Голос, зовущий в ночи
Война миров 2. Гибель человечества
Дневник блондинки
Хрустальное сердце
Призрак победы
Бедабеда
A
A

- Ты совсем как белка! - похвалил Гедрюс, с завистью глядя на ее ковбойские джинсы. - У колодца была?

- Была, - ответила она. - А ты насочинял. Он совсем не отвечает, как ты говорил.

- Да, - согласился Гедрюс. - Он не всегда и не каждому отвечает... Сейчас попробуем вместе!

Януте выплюнула косточки, одна из которых угодила Гедрюсу за шиворот, не торопясь, слезла с дерева, отряхивая испачканные джинсы, и пошла за Гедрюсом к позеленевшему срубу.

В жутковатой глубине, как живой, сверкнул водяной глаз. Гедрюс почему-то застеснялся крикнуть имя Януте и, наклонясь, укнул:

- У!

- У! - ответил колодец.

- Ну-у... - разочарованно протянула Януте. - А ты говорил - и длинные слова, даже несколько слов повторяет...

- Януте! - расхрабрившись, крикнул Гедрюс.

- ...уте! - откликнулось в глубине.

- Гед-рюс вру-нишка! Гед-рюс вру-нишка! - запела в колодец Януте.

- ...нишка, нишка, - подтвердил колодец.

- Вот видишь! - обрадовался Гедрюс. Он откашлялся, чтоб голос звучал басовитей, попросил Януте подержать его за ремень и, перевесившись через край сруба, заревел:

- Януте!

- Януте... - ответил колодец.

- Ты... - продолжал Гедрюс.

- ...Ты...

- Очень, очень!

- ...чень, чень... - гремело в колодце.

- Хорошая! - кое-как закончил он.

- ...ошая!.. - откликнулся водяной глаз, и в тот же миг что-то булькнуло.

- Очки уронил... - как о большом несчастье сообщил Гедрюс.

- Что ж теперь будет? Ты, правда, без них не видишь?

- Вижу, но... Ты понимаешь, я гнома поймал! А теперь все...

- Ну так пойдем, покажешь. Почему все?

- Без очков ты его не увидишь, вот и все...

- Он такой малюсенький?

- Он не малюсенький, - все мрачнел Гедрюс. - Понимаешь, тут такое дело... Эти гномы любому не показываются. Нужны особые очки...

- Ну, знаешь!.. Все-то ты врешь.

- Честное слово! - бил себя в грудь Гедрюс. - Увидеть, может, и не увидишь, но хоть услышишь, как я с ним разговариваю. Пошли, а?

И он повел сомневающуюся Януте на свой хутор.

Возможно, Мудрик и не стал счастливее от того, что весь свой век корпел над книгами, но знания, которые он почерпнул, помогали ему одолевать страх и никогда не лишаться присутствия духа. И на веселом пиру весны, и в мрачную осеннюю слякоть ученый был одинаково невозмутим. Вот и теперь, угодив в ловушку, Мудрик ничуть не растерялся...

"Если б я растерялся, - трезво рассудил узник, - то мне от этого было бы только хуже..." Он огляделся, поискал, нет ли какой-нибудь дыры или щели. Вроде не видать... Какого-нибудь инструмента, чтоб продолбить стенку улья, тоже нет. Что же остается делать? Ждать товарищей и, не тратя зря время, читать свою книгу. Вот, пожалуй, и все.

Нет, не все. "Мудрик, поразмысли!.." - сказал себе ученый и принялся мыслить.

В улье были еще мышь, несколько личинок моли и толстая, упитанная гусеница, полосатая, как кошачий хвост, с черными, красными и желтыми ворсинками. Такой яркой расцветке самый что ни на есть полосатый позавидовал бы. Но гусеница была на диво унылой, она ползла по раме улья и все вздыхала:

- Умру... Вот чувствую, умру! Успеть бы напрясть себе ниток...

- Не умрешь, - уверял ее Мудрик, но гусеница не слышала. А если и услышала, не поверила бы.

- И покрывала уже не наткать... - стонала полосатая гусеница. - Вот обмотаюсь потеплее и умру. И вечный мне упокой... Аминь!

- Да, ты обмотаешься своими нитками и превратишься в кокон... За зиму ты вся переменишься, а летом твой шелковый кокон лопнет, и ты возродишься вновь. И станешь прекрасным мотыльком!

- Ах, конечно, все кончено... - хныкала гусеница.

Так и не успела листья на деревьях объесть, так и не успела...

"Ничего ты не знаешь! - думал Мудрик. - Тебя еще ждет удивительное лето, цветы, сладкий нектар и всевозможные приключения. Только взберись, глупышка, повыше, чтоб тебя мышь не достала. Ну, не ленись, работай, шевелись... И постарайся напрясть побольше ниток. Зима будет холодная - а улей пустой - хорошенько закутайся..."

И ученый снова уткнулся в толстую книгу, где как раз были описаны различные стадии развития животных - от яичек до мотылька. В один прекрасный день мотылек, быть может, опустится на щеку девочки, и ей приснится такой удивительный сон, что она не забудет его всю жизнь. А через много-много лет, когда эта девочка станет взрослой, этот мотылек и этот сон, быть может, согреют ее душу именно тогда, когда это тепло будет нужно еще кому-то...

"Все, что мы видим вокруг, - вычитал в своей книге Мудрик, - все, от песчинки, камешка до зеленого листа и от листка до мотылька, от мотылька до птицы, от птицы до лисы, льва, гнома и человека - все связано между собой, переплетено и все вместе греется в лучах одного солнышка. От песчинки и букашки до человека. Получается, что камешек и гора, карлик и великан - как бы братья. Соловей или Живилёк - не такая уж большая разница... Может быть, в замечательной книге удастся найти способ, как им, шестерым, вернуть в свой отряд самого маленького и самого любимого седьмого гномика?"

Пока Мудрик размышлял, мышь-полевка, забравшаяся в улей полакомиться воском и поохотиться за ночными бабочками, и тоже попавшая в заточение, принялась катать по полу и грызть орехи, что принес Гедрюс.

Ученый поморщился - от этой мышиной возни он потерял нить рассуждений. Но истинный мыслитель всегда должен найти добро и во зле! Пусть мышь разгрызет один орех, а другой только надкусит и отдаст его Мудрику, "А потом, - мелькнула у Мудрика мысль, - пусть она лакомится медом и постепенно грызет стенку улья. Может, прогрызет. Вот и будет выход для обоих". На том они и порешили.

Ученый окончательно успокоился, съел орешек и снова углубился в свою книгу.

- Ты к улью не подходи, - шепнул Гедрюс, - стань вот тут и слушай. Сейчас я с ним заговорю.

Януте кивнула. Гедрюс снял крышку и заглянул в улей. Но теперь он ничего не увидел - только мышиный хвостик и две пустые ореховые скорлупки. Гедрюс знал, что сбежать Мудрик не мог, и, притворившись, что видит его, немного свысока спросил:

- Ну как? Орехи понравились?

Мудрик молчал.

- Что же ты не отвечаешь? Может, еще чего надо?

Снова тишина.

- Если будешь молчать, я подумаю, что ты сбежал, и не буду носить тебе еды! - мягко погрозил Гедрюс и этим выдал, что он не видит Мудрика.

31
{"b":"37895","o":1}