ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Знаешь, - сказала она брату, - а может, очки забрал Разбойник? А может, он знает, куда их вчера бросил? Ты побудь здесь, а я к озеру сбегаю, посмотрю: может, Микас рыбачит.

Гедрюс подумал и согласился. Ему самому было неприятно попадаться Микасу на глаза, а Расяле что?.. Она может сходить, как разведчица, или как "натуральное лицо" (он имел в виду "нейтральное" - но забыл слово).

Расяле убежала. Она знала те мостики, с которых обычно удил Микас, и не ошиблась: над камышом торчала длинная удочка.

- Клюет? - подойдя, спросила она.

- Во!.. - показал тот окуньков, нанизанных на ивовый прутик.

Микас разговаривал вполне дружелюбно, и Расяле не знала, отругать его или разговаривать по-хорошему.

- А что ты вчера Гедрюсу сделал, бесстыдник? - незлобиво попрекнула она.

- Получил по заслугам, - так же беззлобно ответил Микас. - А чего он меня?..

- Так ты же, Микас, не горел! С завязанными глазами не лежал! Разбойник, вот ты кто!.. - Расяле распекала Микаса как по нотам. Отдай очки! А то маме скажу, вот!

- Отвяжись, - немного струхнув, отпирался Микас. - Я этих очков сроду не видывал. Сами с носа слетели.

- Как же, слетели... Ногти бы лучше постриг! Как набросился, Гедрюсу всю шею расцарапал!

- А чего он с кулаками полез? Еще не так получит, если я маме скажу, что у меня из носу текло.

- Иди жалуйся. Сопли у тебя текли, вот что!

- Ну-ну, потише ты! - обиделся Разбойник. - Вот как заеду удочкой!..

Расяле ничуть не испугалась:

- Сам уймись, петух! Сперва сходи, очки найди.

- Отвяжись! Видишь, клюет... Э-эх! Из-за тебя такую рыбину упустил.

Расяле вспомнила сказку доктора Альсейки и спросила у Микаса:

- А где ты червей собираешь?

- Всюду...

"А если бы я так - вдруг поймала рыбку с драгоценным камнем!.. - подумала Расяле. - Вот бы хорошо было!"

- Дай удочку подержать, - попросила она. - Сходи к Гедрюсу. Он без тебя, правда, не найдет.

- А он опять с кулаками не полезет?

- Не бойся. Он больше на тебя не злится. Честное слово! Говорит, позови Микаса, может, он случайно видел, куда очки упали. Иди, я подержу... Так хочется поймать хоть одну рыбку!

- На уж, - сказал Микас, забросив удочку. - Только смотри, не оборви леску.

Микас ушел, а Расяле стала на мостки и обеими руками вцепилась в удилище.

Гедрюс, оставшись с Кудлатиком, тщетно лазил по кустам, ждал Микаса и раздумывал, как пройдет их встреча. Помирятся они или нет? И решил: найдут очки - помирятся, а нет - Микасу придется держать за них ответ. И вдруг он вспомнил, что наказала поутру мама: "Смотри, чтоб Расяле одна не купалась!" А та, небось, Микаса не нашла и теперь наверняка уже плещется в каком-нибудь заливчике! Ведь сколько раз мама говорила ей: "Не трогай спички, не трогай спички!" - а ей бы все делать наоборот!

И Гедрюс прямо через кустарник припустил к озеру. Ему показалось, что и пес, почуяв опасность, начал испуганно взлаивать.

То ли от спешки, то ли потому, что плохо видел, Гедрюс зацепился за колючую проволоку, которой когда-то был обнесен выгон, упал и, больно ударившись коленкой, так скривился от боли, что даже Кудлатик завыл от сочувствия. В это время Разбойник, насвистывая, шагал по опушке. Прислушался, остановился. Это показалось Кудлатику подозрительным. Увидев, что Гедрюс смотрит на Микаса так, словно говорит: "Все из-за тебя", пес яростно залаял и бросился на Разбойника.

- Эй! Забери свою собаку! - крикнул Микас.

Но Гедрюс, который все еще стонал от боли, вместо того чтобы позвать Кудлатика, подумал: "Все из-за тебя! Куси его, куси, Кудлатик! Пусть знает..."

А собаки ведь хорошо понимают мысли хозяина, им и говорить ничего не надо. Едва только Микас бросился наутек, пес догнал его и цапнул за ногу. Потом, правда, смутился - как-никак Микас был знакомый и, поджав хвост, понуро поплелся назад.

Расяле, замечтавшись о драгоценном камне и вкусном пироге с медом, даже не заметила, как нырнул поплавок. "Клюнуло!" - поняла она и дернула удочку. Высоко над головой пролетел полосатый окунек. Расяле помчалась на берег, на траву и принялась рассматривать добычу.

Нет, такой малыш не мог проглотить большой камень. Рыбка широко разевала рот, будто показывая, что ни во рту, ни в глотке у нее и впрямь ничего нету, кроме впившегося в губу крючка. У Расяле от жалости даже нос вспотел.

- Я сейчас, я сейчас... - утешала она трепещущую рыбку. - Ну, разинь ротик, еще, еще... Потерпи, полосатенький... Сейчас вытащу... Коташа ты мой...

Смахнув слезы, она поцеловала рыбку и бросила в озеро. Теперь ей стало жалко и тех окуньков, которые еще трепыхались на ивовом прутике. Расяле осторожно сняла трех и пустила в воду. Но те едва держались на поверхности, чуть шевелили хвостиками и не могли даже уйти в воду.

"Нет уж, - подумала Расяле, - больше в жизни не возьму удочки. И бедные червяки сохнут в ржавой банке, мечутся, спрятаться им негде..." Подумала, взяла банку и высыпала червей в сырое место под кустом, возле камней. "Если уж кто рыбу ловить хочет, пускай отвалит камень и поймает ту - драгоценную".

Вернулся Микас злой и неразговорчивый.

- Ну как? Нашли очки? - спросила Расяле.

- Я тебе найду... Катись отсюда!

Расяле удивилась - теперь Микас и впрямь выглядел как разбойник.

- Куда червей девала?

Такому сердитому разве объяснишь. И она не торопилась отвечать.

- Я поймала вот такого окуня, - похвасталась она. - Поймала и отпустила.

- Слышишь, что говорят? Куда червей девала?

- Не бойся, не съела. Хочешь, Микас, я тебе скажу, как достать алмаз? Хочешь? Когда снег стает, поднимешь вот этот камень и найдешь червя. Я их тут нарочно посеяла. А когда найдешь, то на этого червя поймаешь рыбину. А эта рыбина...

Но Микас не стал слушать. Он увидел своих окуньков - они покачивались на воде - и вытянул Расяле удилищем. Расяле от изумления даже заплакать забыла. Что это с ним? Почему он такой злющий? Она только поняла, что Микас не нашел очков и ссора еще не кончилась и не скоро кончится.

ВО ВЛАДЕНИЯХ ОДНОРУКОГО РАКА

Под вечер, когда высокие корабельные сосны закрыли тенью Заводь Кувшинок, у озера появились гномы. Шагали они тихо, были озабочены, перед такой ответственной экспедицией им и песня на ум не шла. Малыши были вооружены отточенными иглами ежа. Ведь ни один не знал, какие опасности ждут их на дне озера.

8
{"b":"37895","o":1}