1
2
3
...
99
100
101
...
106

– Ну, это очень просто, – как само собой разумеющееся произнес Крокх. – Я пошлю к НК-14 корабль-компенсатор, входящий в состав моего подразделения.

– Корабль-компенсатор?

– Да, это передвижной компенсатор, – небрежно ответил Крокх. – Когда он накроет своим полем НК-14, мы сможем совершить субсветовой прыжок.

– Я знаю о кораблях-компенсаторах, – спокойно проговорил Лепаж. – Но я хотел уточнить… Для начала он ведь должен прилететь к НК-14.

– Конечно.

– И при этом будет двигаться обычным путем.

– Да.

– Сколько времени ему понадобится, чтобы долететь туда?

– Так, – Крокх повернулся к кому-то, находящемуся вне видимости Лепажа, затем подождал немного и, получив ответ, передал его: – Если он начнет движение от ближайшего к НК-14 действующего компенсатора, ему потребуется два часа пятьдесят семь минут, чтобы выйти на нужную позицию.

– Два часа пятьдесят семь минут? – теперь пришла очередь Лепажа задавать вопросы своему помощнику. – Сколько осталось до закрытия временного коридора?

Помощник сверился с компьютером и быстро ответил:

– Три часа двадцать четыре минуты, сэр.

Лепаж произвел в уме вычисления и пришел в ужас от результата.

– Но это означает, что остается меньше получаса, – широко раскрыв глаза, сказал он Крокху.

– Что? – не понял тот.

– У нас корабль провалился во времени рядом с НК-14, – пояснил Лепаж. – Мы не успеем вытащить его, даже если начнем процедуру вытаскивания сразу по, прибытии. Только на выгрузку темпоральной установки уйдет минут десять. А перед этим ведь надо еще и разбить пиратов.

– Ну, это быстро, – заверил его Крокх. – Думаю, что четверти часа вполне хватит.

– Четверти часа? – в ужасе повторил Лепаж. – Четверти часа? – но потом постарался взять себя в руки и успокоиться. – А нельзя как-то ускорить прибытие корабля-компенсатора к НК-14? – уже официальным тоном спросил он.

– Ну, передвижной компенсатор – это самый быстрый корабль. Его специально и сделали таким… Хотя нет, последняя модель истребителя все же быстрее. Или… – полковник задумался. – Да, – потом уверенно сказал он, – новые истребители быстрее кораблей-компенсаторов. Но это означает, что следует ожидать появление новых моделей кораблей-компенсаторов, потому что…

– Значит, этот ваш корабль не сможет прибыть раньше чем через два часа пятьдесят семь минут? – мрачно прервал его Лепаж.

– Нет, – развел руками Крокх. – И кстати, к этому времени следует прибавить еще четыре минуты, которые уйдут на перемещение корабля в подпространстве к точке начала обычного полета.

– Еще четыре минуты, – обреченно произнес Лепаж. Хотя эти минуты уже не имели значения. – Значит, мы не сможем спасти наших людей.

– Ну, – сочувственно протянул полковник. – Нельзя сделать то, что невозможно.

– Понятно, – Лепаж сжал зубы. – Но пиратов мы все-таки уничтожим.

Полковник опустил взгляд и потом снова поднял его, и в глазах появилась некоторая неуверенность.

– Э-э… здесь есть одна деталь, – осторожно произнес он.

– Что? – удивленно нахмурился Лепаж.

– Мы, конечно, уверенно сможем локализовать пиратов внутри системы. Но только… если их корабли не будут находиться в периферийной области.

– Как? – не понял Лепаж.

– Ну, если в момент нашего прибытия их корабли будут находиться на краю системы… В этом случае они могут сразу уйти в подпространство. Правда, у них будет всего несколько секунд, прежде чем мы откроем огонь…

– Но они могут успеть сделать это?

– Да.

Лепаж переменился в лице.

– Но, повторяю, – поспешно добавил полковник, – только в случае, если они уже будут находиться на краю системы. Это единственный вариант, когда мы не сможем задержать их.

Да что же это?! Даже военный флот не может справиться с этими пиратами?! Как же так?!

– И что тогда? – стараясь говорить спокойнее, спросил Лепаж.

– Тогда мы сможем локализовать их в другой планетарной системе, к которой они полетят, – как о вполне очевидной вещи ответил полковник.

– Мирной планетарной системе, – уточнил Лепаж.

– Наверно, – пожал плечами Крокх, похоже, не понимая весь смысл сказанного. – Но, конечно, сначала необходимо будет выяснить, к какой именно системе они полетят.

– Понятно, полковник, – хмуро проговорил Лепаж.

– И, кстати, в другой системе их будет поймать гораздо проще, – добавил Крокх. – Поскольку там уже будет поле компенсатора.

– Да, конечно, – Лепаж поднял на него спокойный взгляд, стараясь не показывать отчаяния, владевшего им. – Хорошо, полковник. Думаю, мы обсудили все вопросы. И сейчас, чтобы не терять времени, следует отправить ваш корабль-компенсатор к НК-14.

– Пожалуй, вы правы, – согласился Крокх. – Придется подождать, пока он прибудет на место.

– Что ж, информируйте меня о его продвижении.

– Хорошо, Лепаж, – ответил полковник и отключил связь.

Когда экран погас, Лепаж молча сидел какое-то время, обреченно глядя перед собой.

– Но ведь корабль-компенсатор может посмотреть, где находятся пираты, – потом сказал Велк, – на краю или ближе к центру системы.

– Если они уже поставили новый генератор маскирующего поля, – словно не отвечая ему, а просто высказывая свои мысли, произнес Лепаж, – то корабль увидит пустоту, при том, что пираты на самом деле будут там. И когда мы начнем атаковать, считая, что их там нет… – он замолчал, сжав зубы.

– Но это ведь произойдет только в том случае, если их корабли уже будут на краю системы, – пытаясь успокоить его, проговорил Велк. – Совсем необязательно, что они…

Лепаж резко обернулся к нему, и Велк замолчал, видя его полный ненависти и отчаяния взгляд, хотя и понимал, что эта ненависть относится не к нему.

В крейсере повисло гнетущее молчание. Потом Лепаж нарушил его.

– Все, – ни к кому не обращаясь, проговорил он. – Я звоню президенту.

* * *

– Сэр, с вами хочет связаться начальник полиции Лепаж. Говорит, что у него очень срочное и важное дело.

– Хорошо, – ответил президент галактики, – соедините.

И через секунду на экране появился Лепаж. Он имел довольно усталый вид, но когда начал говорить, в его голосе присутствовали энергия и четкость.

– Здравствуйте, сэр, – сказал начальник галактической полиции.

– Здравствуйте, Лепаж, – ответил президент.

– Мне необходима ваша санкция, сэр.

– Да? Для чего?

Лепаж задумался на секунду, собираясь с мыслями, и затем произнес:

– По существующему положению добровольно сдавшиеся пираты подлежат амнистии. Но до сих пор мы имели дело лишь с отдельными небольшими группами. Я хотел уточнить, сэр, имеет ли силу это положение, если речь идет о целой планетарной системе, к тому же о пиратах, совершивших достаточно серьезные правонарушения.

– Вы имеете в виду налет на Харниан?

– Именно так, сэр.

– Ну, это довольно серьезный вопрос, – проговорил президент. – Его сложно решить так сразу.

– Конечно, сэр, – кивнул Лепаж. – Но на данный момент в галактике сложилась крайне опасная ситуация.

– Вот как?

– Да, сэр. Если позволите, я изложу вам суть дела.

– Что ж, если это действительно так серьезно, как вы говорите, тогда я вас слушаю.

– Очень серьезно, сэр, – подтвердил Лепаж.

Он кратко и четко изложил президенту обстоятельства сложившейся у НК-14 обстановки и о своем плане устранения этого конфликта. Лепаж решил поступиться своими личными принципами по отношению к пиратам, чтобы спасти галактику. Он хотел предложить им сложить оружие за полное прощение. НК-14 при этом станет обычной мирной колонией галактики. Правда, в этом случае ни Ворвуд, ни кто-то из его людей не будут наказаны за совершенные преступления, но Лепаж решил, что жизни тысяч мирных жителей одной из планет, которая может подвергнуться нападению, важнее, чем месть пиратам.

– Что ж, я понял вас, – по окончании его речи сказал президент.

100
{"b":"379","o":1}