ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ладно, – смягчился Гиббс, – скажи, чтоб готовили темпоральную установку. Кого-нибудь уже отправили в тот район?

– Да, два корабля: М-9 и М-13.

– Понятно. Сообщишь мне, когда будет готова установка или появятся какие-то новости.

– Хорошо, сэр, – кивнул оператор, затем повернулся и вышел.

– Вот идиоты, – под нос себе проворчал Гиббс и, взяв ручку, снова принялся разбираться в бумагах.

* * *

Когда были изобретены субсветовые генераторы, человечество смогло приступить к освоению галактики. Правда, здесь все же существовали свои трудности.

Во-первых, нельзя совершать субсветовой прыжок вблизи звезд. Излучение и гравитация звезды, а также планет, если они есть у нее, сильно влияют при входе и выходе в подпространство, изменяя курс корабля. В результате можно влететь в одну из планет, а то и в саму звезду. В общем, нельзя прыгать внутри планетарной системы, ну, разве что на самой ее окраине.

А во-вторых… Совершая субсветовой прыжок, корабль довольно быстро преодолевает большие расстояния – это так, но выходит из подпространства лишь через многие годы. И если, например, за время полета внутри корабля прошло около получаса, то в окружающем пространстве – более пятидесяти лет. Конечно, это неудобно… Да что там! Это совершенно невозможно. Если, скажем, вы назначаете свидание девушке, живущей в соседней планетарной системе, и через полчаса прилетаете к ней, то встречаете старушку, уставшую от пятидесяти с лишним лет ожидания, прошедшие для нее за время вашего получасового перелета. А теперь представьте, где вы найдете своих друзей и знакомых, когда вы вернетесь обратно домой.

Вот как раз для того, чтобы устранить этот недостаток, и существуют компенсаторы темпоральных изменений – такие стационарные автоматические станции, создающие специальное поле, дающее возможность субсветовому генератору корабля при выходе из подпространства компенсировать все эти годы и совместить внешнее и внутреннее (корабельное) время, затраченное на полет. В результате встреча с девушкой состоится именно через те полчаса, которые вы к ней летели.

Огромная сеть компенсаторов, установленных в строго определенных местах пространства, прикрывает своим полем всю цивилизованную галактику. Их наличие делает перемещение по ней простым и удобным. И даже перелетая в противоположный край галактики, вы оказываетесь там через несколько часов, а не через несколько сотен лет, как это было бы без компенсаторов темпоральных изменений.

Конечно, далеко не у каждой звезды была планета с пригодными для жизни условиями и, соответственно, подходящая для заселения. На самом деле таковых оказалось немного… вернее, немного по космическим меркам. Обнаруженное количество пригодных для жизни планет измерялось десятками, если не сотнями тысяч. Хотя это только доля процента от общего количества звезд в галактике, но людям этого вполне хватало. И до сих пор было освоено меньше половины всех подходящих планет. Правда, окраина галактики не пользовалась спросом – все предпочитали селиться где-нибудь поближе к центру, чтобы не слишком долго добираться до других колоний, но, разумеется, и не в самом центре.

Как оказалось, человечество является самой развитой, если не единственной разумной расой в галактике. Потому что другие обнаруженные существа, которых можно было причислить к разумным, не имели пока никакой цивилизации и находились на уровне каменного века.

А что же в других галактиках? Сначала необходимо построить дорогу из компенсаторов в соседнюю галактику, иначе корабль-разведчик вернется оттуда только через сотни или, более того, тысячи лет – кому это нужно? Естественно, создание такой дороги требует немалых материальных затрат. В правительстве уже давно ведутся дебаты о рациональности построения дороги в другую галактику – в своей еще достаточно забот и незаселенных планет, – и пока по этому вопросу не принято положительного решения. Но, впрочем, вполне возможно, что ее строительство начнется уже завтра. Кто их поймет, этих политиков, почему они решают то или это?

* * *

– Куда будем садиться? – Чет отложил салфетку, окончательно убедившись, что пираты нанесли его брюкам практически невосполнимый в данной ситуации урон.

– Предлагаю на третью планету, – Пиона получала информацию из компьютера. – Там климат помягче и атмосфера наиболее пригодная.

– Давай на третью, – запуская двигатели, ответил Чет. – Хорошо хоть обычные ходовые двигатели работают, – выруливая на нужный курс, проговорил он.

Лететь было недалеко, и вскоре Чет уже останавливал корабль на орбите третьей планеты.

– Выбирай место, – кивнул он на планету внизу.

– Хм, – плотоядно улыбнулась Пиона, – сейчас. Давай сделаем пару витков, чтобы выбрать удобное место посадки.

Кто знает, сколько времени придется ждать, пока из полицейского участка привезут темпоральную установку, пака откроют коридор перехода и пришлют через него корабль за ними. Часы ожидания хочется провести в приятной обстановке – значит, надо выбирать.

Целая планета была в их распоряжении. Они собирались найти себе какое-нибудь уютное живописное местечко, чтобы скрасить ожидание, получив при этом максимум удовольствия.

Чет направил корабль вокруг планеты.

– Так, – рассуждала Пиона, – север нам, конечно, не подходит – не люблю холод. Но на самый экватор тоже не стоит – там слишком жарко.

– Желательно в утренней зоне, – подсказал Чет. – Чтобы впереди был целый день.

– Темноты боишься?

– Нет. Просто, кто знает, какие там водятся твари. Лучше уж встречаться с ними, когда светло.

– Ладно, посмотрим.

Пиона разглядывала поверхность планеты. Океаны и континенты проплывали далеко внизу. Желтые пустыни, зеленые леса, синие моря. Вообще, Океаны занимали большую часть поверхности, и планета из космоса выглядела голубой. Хотя суши тоже хватало – примерно четверть… или нет – скорее, треть всей поверхности.

Пиона меняла увеличение камер слежения, разглядывая землю внизу как бы с большей или меньшей высоты.

– Вот, – наконец сказала она. – Этот остров, по-моему, нам вполне подходит.

Чет бросил взгляд на экран.

– Остров? – с сомнением произнес он.

– Да, вполне живописное и уютное место. Смотри, какие там бабочки, – показывая на экран, улыбалась Пиона.

– Нет, – сказал Чет, – давай не на остров. Мало ли что. Мы ведь уже не сможем взлететь, не хотелось бы оставаться на острове в случае чего. Давай на материк.

– Думаешь, может случиться это «мало ли что»?

Чет пожал плечами:

– Кто знает?

Пиона внимательно посмотрела на него, потом сказала:

– Ну тебя! – и отвернулась.

Чет молчал.

– Ладно, – миролюбиво сказала Пиона, – давай еще пару витков. Сколько у нас энергии?

Чет сверился с приборами.

– Витков на пять хватит.

* * *

Патрульные корабли М-9 и М-13 подходили к планетарной системе звезды НК-14. Этот район считался пустым и не представляющим никакого интереса. Хотя время от времени полицейские корабли пролетали здесь – просто для порядка, – но, убедившись, что вокруг все так же пусто и безжизненно, отправлялись по другим, более важным делам.

Сообщение, что в этом районе обнаружены пиратские корабли, не вызвало удивления – пираты часто скрывались от полиции на окраинах галактики. Видимо, М-3 и натолкнулся на одну из таких групп. И было даже хорошо, что их удалось обнаружить. М-9 и М-13 прибыли к НК-14, чтобы разобраться с пиратами и навести порядок в этом районе.

– М-3, М-3, – передал в пространство один из кораблей, – говорит М-13. Чет, где ты? Отзовись.

Молчание в ответ.

Когда Пиона и Чет передали первое сообщение о нападении пиратов, М-9 и М-13 находились поблизости и сразу бросились на помощь. Но они не знали, что М-3 провалился во времени – кодированный импульс через подпространство был отправлен только в полицейский участок.

3
{"b":"379","o":1}