1
2
3
...
63
64
65
...
106

Хотя ладно. Не было страшно видеть приход такого количества пиратов, но просто обидно. Все труды шли насмарку. В какой-то момент Велк считал, что пираты уже побеждены. Но сейчас… Нет, сейчас совсем не было похоже на это. Все предыдущие действия оказались напрасны. Теперь пираты были сильны как никогда.

Велк следил за их полетом от края системы к третьей планете. Странно было наблюдать за передвижением внутри системы. Хотя всегда и было известно, что там есть корабли, но Велк уже как-то привык, что они скрыты завесой невидимости. А теперь завеса приоткрывалась. Это было похоже на открытие тайны и, наверно, должно завораживать, радовать, удивлять. Но нет – только мрачность во взгляде, только тяжесть в душе. Все нужно начинать сначала. Потому что теперь у пиратов гораздо больше кораблей. Правда, и у полицейских тоже, но это ничего не значит, пока есть маскирующее поле.

* * *

Когда пиратские корабли совершили посадку, Ворвуд вышел встречать их.

– Привет, Рэнг! – с улыбкой произнес он. – Рад видеть тебя!

– Взаимно, Нэд, – несколько устало улыбнулся Рэнг.

– Отличный улов! – Ворвуд, довольный, кивнул на армаду новых кораблей.

– Да, – небрежно ответил Рэнг как о чем-то незначительном. – Еле добрались обратно.

– А, Гинзл говорил об отключении компенсаторов, – сказал Ворвуд. – Как тебе все же удалось заставить копов включить их?

Рэнг усмехнулся.

– Я пригрозил Лепажу, что мы разнесем, парочку-другую мирных планет, он решил удовлетворить мою просьбу.

– Хм. Интересная мысль, – оценивающе покивал Ворвуд. – Кстати, ты привез щупальца медуз для нашего профессора?

– Нет, – развел руками Рэнг. – Лони не дал мне взять их.

– Вот как? – нахмурился Ворвуд.

– Все в порядке, Нэд. Я уже прикончил мерзавца.

– Что ж, отлично. Туда ему и дорога, – Ворвуд снова улыбнулся. – Так, значит, все в порядке? Можно праздновать победу?

– Можно, – серьезно кивнул Рэнг. – Только Лепаж собрал огромную эскадру, их раза в четыре больше, чем нас.

– Считаешь, это опасно?

– Не знаю, – пожал плечами Рэнг. – У нас есть маскирующее поле, харнианский монстр – как-нибудь выкрутимся.

– Н-да? – Ворвуд насупился. – Надо подумать, что с ними делать.

Рэнг кивнул.

– Ладно, Нэд, ты думай, а я пойду отдохну от всей этой беготни, – устало проговорил он. – Скажи копам, чтоб не шумели.

* * *

Лепаж зашел на свой крейсер. Настроение у него было хуже некуда. Он чуть кивнул доктору Метью и потом обратился к Велку, сразу с места в карьер перейдя к делу:

– Что вы можете предложить по уничтожению маскирующего поля?

– Я? – удивился Велк.

– А кто же? – чувствовалось, что Лепаж раздражен и совершенно не в духе. – Шпионские операции по части ГРУ – вот и давайте. И только попробуйте заикнуться о безопасности галактики…

– Я вообще не понимаю… – возмутился Велк, оскорбленный его тоном.

Но Лепаж не слушал.

– Не применять квантовую гаубицу, не трогать генератор поля, – ворчал он. – Вот и доигрались! Не хотите ли поучаствовать в ответственности за уничтожение сотен тысяч жителей одной из мирных планет? А то и не одной и не двух. Да что там! За миллиарды жизней жителей всей галактики. А ведь вы тоже причастны к этому. Если бы не ваши дурацкие запреты…

– Слушайте, Лепаж, – Велку все же надоело выслушивать это. – Какая муха вас укусила?

– Какая муха? – Лепаж вдруг рассмеялся. Но это был не веселый, скорее, нервный смех. – Сто пятьдесят мух не хотите?! – и потом замолчал так же неожиданно, как начал смеяться. – Ладно, – затем уже спокойнее произнес он, – извините. Я устал, раздражен, и вообще у нас все плохо. Что мы можем предпринять для уничтожения генератора маскирующего поля?

Велк покачал головой.

– Его нельзя уничтожать – вы же знаете, – рискуя вызвать новый взрыв раздражения Лепажа, сказал он.

Но Лепаж не стал раздражаться. Похоже, уже выпустив пар, он остался спокоен и по-деловому сосредоточен.

– Теперь уже не до этих игр, – серьезно проговорил он. – Пираты шантажируют нас тем, что нападут всеми своими кораблями на любую из мирных планет.

– Что? – удивился Велк.

– И вы больше не можете прикрываться государственными интересами, – продолжил Лепаж. – Вся галактика находится в заложниках у пиратов, ей угрожает серьезная опасность. И никакие абстрактные государственные интересы уже не могут играть никакой роли, – он вздохнул, переведя дыхание. – В общем, сейчас нам нужно немедленно ликвидировать это маскирующее поле. Тогда мы сможем запереть пиратов внутри системы и оградить от них галактику.

– Хм… – переваривая сказанное, нахмурился Велк.

– Иначе какие мы, к черту, силы безопасности? – добавил Лепаж.

Велк немного помолчал.

– Да, но все же нельзя жить только сегодняшним днем, – затем медленно проговорил он. – Вы знаете, что технология создания такого поля нужна нам, нам всем.

Лепаж не стал спорить, только, тяжело вздохнув, окинул его взглядом.

– И что это значит?

– Это значит, что генератор нельзя уничтожать – его нужно вывезти оттуда.

Повисла напряженная пауза. Приборы чуть попискивали в тишине.

– Вы понимаете, о чем говорите? – хмуро произнес Лепаж. – Генератор – это ведь сердце империи пиратов. И выкрасть его, это… это примерно то же самое, что выкрасть белый дом с президентской планеты Ревнот.

– Может быть, – спокойно ответил Велк. – Но у нас есть человек, способный на это. Он специалист по такого рода операциям.

– Н-да?

– Возможно, вы знаете его. Это Арчи Маккормик.

* * *

В ГРУ было много опытных и талантливых агентов. Конечно, ведь туда набирали только самых способных, чем-то проявивших себя людей. И поэтому в галактическом разведывательном управлении служили только лучшие люди. Но лучшим из всех, безусловно, был Арчибальд Маккормик.

Ему говорили:

– Арчи, ты лучший.

И он спокойно соглашался:

– Да, я лучший.

Не потому, что был заносчив или чрезмерно тщеславен, а просто потому, что это была правда.

Он проделывал такое, что другим и не снилось. Выходил победителем даже из самых безнадежных ситуаций. Практически все сложнейшие операции, которые ему поручали, заканчивались полным и безоговорочным успехом.

Ведь это он предотвратил войну Алдонии с Вифстом. Когда все дипломаты галактики уже опустили руки, не в силах уладить конфликт мирным путем. А военный флот не решался напасть или помочь той или другой стороне, поскольку требования обеих были вполне справедливы. Все уже решили, что война неизбежна, и пусть они сами разберутся, кто из них прав.

Но тогда Арчи Маккормик проник в президентский дворец на Алдонии, а затем спустился в секретную шахту на Вифсте, где разрабатывали Пласт. Добыв в первом секретные материалы о хранении готового продукта, а во второй – живые природные образцы, смог показать, что атмосферы обеих планет будут сохранять пригодный для дыхания состав, только если на Вифсте будут добывать исключительно определенный тип микроорганизмов, содержащихся в Пласте, а на Алдонии правильно обрабатывать их.

А весь конфликт произошел из-за того, что в Пласте начался новый слой, и поэтому машины, поддерживающие определенный состав атмосфер той и другой планеты, стали работать не совсем корректно. Что и повлекло за собой многочисленные жертвы, в которых планеты обвинили друг друга. Поскольку на одной из них из Пласта добывается сырье, а на другой это сырье получает необходимую обработку, чтобы стать продуктом для атмосферных машин.

Или, например, мятеж на Кальдосе. Вы знаете, что Арчи Маккормик почти что в одиночку подавил его? Конечно, в новостях говорили, что мятежники удовлетворились уступками правительства и поэтому сложили оружие. Но это ведь просто смешно! Какие уступки? Те, кто внимательно следили за развитием событий, могли заметить, что главной и чуть ли не единственной уступкой было то, что добровольно сдавшиеся мятежники получали полное прощение. Ну и почему, вы думаете, они все-таки сдались? А все очень просто.

64
{"b":"379","o":1}