ЛитМир - Электронная Библиотека

На самом деле правительство зашло в тупик, потому что не могло удовлетворить требования мятежников. Те захватили топливный завод и, естественно, отключили производство. На Кальдосе производилась значительная часть всего топлива для кораблей. Перед галактикой замаячил топливный голод.

Мятежники слишком хорошо оборонялись, и атаки наземными силами не имели успеха. С воздуха же можно было повредить сам завод, что являлось, конечно, крайне нежелательным.

В общем, за дело взялся Арчи Маккормик. Оставив полностью работоспособным оборудование самого завода, он уничтожил управление оборонной системой мятежников, а также систему слежения; привел в негодность машины для очистки воды и создания пищи и, прихватив с собой главаря мятежников, усталый, но довольный вернулся в штаб правительственных сил.

После этого мятежники уже не думали ни о каких требованиях и начали целыми группами сдаваться на милость правительства, радуясь, что вообще появилась такая возможность.

А квантовая гаубица. Вы знаете, как появилась на свет квантовая гаубица? Ну конечно! Кто же этого не знает?

Теперь давно никто не смеется над уже надоевшими шутками типа: «Мусорным ведром завоюю галактику» или «Возьму мусоропровод и разрушу пару планет». Это давным-давно известная история. Но в ней есть и своя тайна…

Когда-то много лет назад был изобретен способ безвредного уничтожения отходов – их просто разлагали на атомы. Чуть позже один из ученых догадался увеличить мощность установки, и тогда появилось самое мощное в галактике оружие – квантовая гаубица. Правитель планеты, на которой жил ученый, ухватился за эту идею и, собираясь построить целый флот квантовых гаубиц, решил завоевать галактику.

Не кто иной, как Арчи Маккормик, предотвратил это, вовремя раскрыв коварные планы правителя, выкрав технологию создания нового оружия и разведав место расположения заводов по производству квантовых гаубиц. Галактика была спасена.

Впрочем, это было одно из первых и не самых сложных дел Арчи Маккормика. После этого он еще не раз спасал галактику и отдельные ее планеты.

В общем, он был лучший. В этом никто не сомневался.

* * *

– Арчи Маккормик? – поднял брови Лепаж. – Хм… Ну, это другое дело.

* * *

Гинзл передал необходимое количество активизаторов невидимости механикам, и те занялись их установкой на новые корабли. А сам профессор проводил анализ надписи, сделанной на скале. Он взял образцы обожженного лучом бластера камня и теперь, заперевшись в своей лаборатории, тщательно изучал их. В принципе, примерное время можно было узнать довольно быстро, но примерное, конечно, не годилось. Теоретически существовала возможность выяснить возраст надписи с точностью до года, но это требовало очень серьезного кропотливого анализа.

Гинзл был высокомерен, заносчив и порою совершенно невыносим. Но при этом был профессионалом своего дела – это списывало все его недостатки. Он любил свою работу. Попав к пиратам, он получил полную свободу в исследованиях, никто не стоял над ним – разве что Ворвуд. Но тот поощрял любые капризы профессора, зная, что обычно они кончаются чем-то весьма полезным для пиратов вроде медузоида или генератора маскирующего поля. Интересы Ворвуда и Гинзла вполне совпадали, правда, находились на несколько разных уровнях. Гинзлу было интересно разрабатывать новое вооружение, а Ворвуду – получать его.

Профессор имел практически неограниченный кредит у Ворвуда и мог позволить себе любое самое дорогое и самое лучшее оборудование, какое только существовало в галактике. В общем, Гинзлу нравилось работать на пиратов. Он любил свое дело и, пожалуй, жил только ради него. Ворвуд создавал Гинзлу все условия. А моральные принципы?.. Гинзл не страдал никакими комплексами относительно моральных принципов. Он просто самозабвенно и фанатично любил свою работу.

Итак, в лаборатории Гинзла проходили исследования; в ангаре механики устанавливали активизаторы невидимости на новые корабли; пираты на наблюдательной станции следили за полицейскими, которые, правда, пока не предпринимали никаких действий; а медузоид, невидимый извне, стоял рядом с местом, где патрульный корабль провалился во времени, охраняя подступы к нему, – в общем, империя пиратов жила спокойной, можно сказать, будничной жизнью.

После прихода кораблей с Харниана все ощущали некоторую уверенность в своей защищенности и даже не думали бояться полицейских, болтающихся где-то рядом. Ну и действительно – что они могут сделать?

* * *

– А почему вы раньше не вызвали Арчи Маккормика? – Лепаж только что выпил таблетку от головной боли, которая началась после таблетки, заменяющей сон. Вот так – таблетка за таблеткой вместо простого нормального сна. Проклятые пираты!

– Примерно потому же, почему вы не вызывали военный флот, – ответил Велк. – В этом не было необходимости. С самого начала дело не казалось таким уж серьезным. А вызывать Арчи Маккормика из-за какой-то кучки пиратов… – он развел руками.

В последние минуты Велк связался с Мердоком. Тот уже знал о шантаже пиратов и, согласившись, что положение действительно серьезное и опасное, пообещал прислать к НК-14 Арчи Маккормика. И теперь все ожидали его прибытия.

– Да, недооценили мы этих пиратов, – проговорил Лепаж.

– Кто бы мог подумать, что все обернется подобным образом, – кивнул Велк. – Тем более после вашей великолепной операции с кометой.

Лепаж напряженно уставился на него.

– Я слышу некоторую иронию в ваших словах? – произнес он. – Или мне это показалось?

Велк вздохнул.

– Не обижайтесь, но именно операция с кометой спровоцировала нападение пиратов на Харниан, согласитесь.

Лепаж сделал возмущенный вид.

– С чем я должен согласиться? – раздраженно поинтересовался он. – С тем, что для уничтожения пиратов нельзя нападать на них? Вы сами понимаете, о чем говорите?

– Да, вы, конечно, правы, – не желая спорить, ответил Велк. – Но все взаимосвязанно. Одно цепляет за собой другое, каждое действие вызывает ответную реакцию.

Лепаж чуть усмехнулся в ответ.

– Вы книжки писать не пробовали? Или философствовать – это, по-моему, развлечение для вас.

– Нет, просто я думаю, что если случай с кометой вызвал такую ответную реакцию, то какую же реакцию вызовет ваше действие с компенсаторами? Лучше быть готовым заранее.

– По-моему, оно уже вызвало эту, как вы говорите, ответную реакцию.

Велк покачал головой.

– Нет, – проговорил он. – Думаю, еще нет.

* * *

В ожидании, когда Гинзл сообщит результаты исследования надписи, Ворвуд размышлял о судьбе своей империи. Нет, он не обольщался огромным количеством новых кораблей и даже возможностью шантажировать полицейских. Он знал, что такое положение долго не продлится. Конечно, это не может длиться вечно. В конце концов полицейские найдут способ расправиться с ними. Теперь они уже не оставят пиратов в покое, они будут делать попытку за попыткой, и рано или поздно одна из них все-таки увенчается успехом.

Да, это было пораженческое настроение. Но Ворвуд знал, как опасно быть оптимистом. И потом, он ни с кем не делился своими мыслями, даже с Рэнгом, – просто размышлял, не обольщаясь временными успехами.

Главное преимущество пиратов в том, что они могут убежать и скрыться. А после того, как полицейские обнаружили их базу, пираты утратили это свое преимущество. И теперь остается только воевать. А меряться силами со всей галактикой… Пожалуй, это совершенно безнадежное дело. Как раз сейчас пираты и занимаются этим безнадежным делом. И все может кончиться только одним, только…

Звонок видеофона прервал его размышления. Погруженный в свои мысли Ворвуд даже вздрогнул от неожиданности. Но потом, спустившись с облаков, протянул руку и нажал кнопку.

65
{"b":"379","o":1}