ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Завороженный таким ярким видением Стас невольно прикрыл лицо рукой, словно защищаясь от бьющего в провалы ворот и бойниц пламени. Он поерзал в своем углу и попытался раскрутить логическую цепочку этих событий вспять. С чего же началась такая успешная авантюра? С очень простого - умело захваченный язык выдал скрытый подземный ход и расположение сторожевых постов. Всего-то... Опять мысль о пленении члена вражеского гарнизона заворочалась в мозгу Стаса. Но он тут же постарался отогнать ее. Нереально. Одно дело картинки из фильмов о войнах средневековья. И совсем другое - сегодняшнее положение, когда возможные несколько человек неприятельского экипажа упрятаны во враждебных глубинах мощной станции, за несколькими уровнями компьютерной охраны. Тут Стас вспомнил изнурительную борьбу с неприятельской электронной машиной в недавнем космическом полете и слепящие лучи лазеров из черных корпусов боевых роботов. Он невольно поежился. Не дай Бог, чтобы здесь случилось хоть что-то подобное... Значит так, проникновение внутрь трех функционирующих секторов почти исключено. Ладно... А если наоборот попытаться выманить неприятеля из глубокоэшелонированной укрепленной позиции наверх, где их силы будут примерно равны? Хм-м... А что... Вполне нормальная мысль. Стас неожиданно четко представил себе, как один-единственный вражеский космонавт движется над поверхностью станции, а они с Грегом прячутся совсем неподалеку. Стремительное нападение. Короткая борьба и солдат вражеского гарнизона у них в руках. Стоп, притормозил свое воображение Стас. Не надо так торопиться. Во-первых, одинокий космонавт не будет так просто без напарника, роботов сопровождения или вне поля зрения систем наблюдения разгуливать по внешней поверхности. Во-вторых, ели у этих ребят на оболочке найдутся какие-то дела, то они, наверняка будут перемещаться на скутерах и просто так их оттуда не снимешь... Но все равно идея с космонавтом неприятельского гарнизона очень даже неплохая. Только как выманить его на поверхность и не вызвать подозрений. В этом, пожалуй главная сложность. И Стас снова погрузился в видение изогнутой поверхности станции, на которую он десятками различных способов - от самых примитивных, до самых изощренных, выманивал вражеских космонавтов и завлечь дальше в ловушку. Но что это должен быть за неожиданный случай? Может - катастрофа? Вполне возможно... Но как могут два человека без соответствующего обеспечения сделать что-то в многометровом панцире обшивки или на его внешних циклопических сооружениях. Да и в любом случае поверхность трех работоспособных секторов находится под беспрерывным теленаблюдением и лазутчиков сразу заметят... Мда-а. Ребус почище любой головоломки из воскресной газеты. Стас еще долго ворочался под потолком, стараясь вновь и вновь найти ключи к решению такой необычайной задачи.

Бортовой хронометр мерно отсчитывал секунды и часы бортового времени. В маленькой шлюпке, приклеившейся под циклопическим сводом поверхности станции, два человека лихорадочно пытались пробиться к бесспорному, единственно правильному тактическому решению военной операции. И хотя, они в своих расчетах старательно пытались избежать крови, убитых и раненных, но подсознательно друзья понимали, что произойти может всякое. Да, операция была именно военной и оба они были агентами прорыва в глубоком вражеском тылу. Боевиками, готовыми на все и знавшими, что в случае неудачи никто не сможет помочь им.

Прошло еще несколько часов и Стасу казалось, что он уже нащупал ту одну из многих сотен других ниточек логического посыла, которая вела к самой верной замочной скважине решения. Но повсюду было еще столько неясных моментов и деталей, что Стас то и дело сбивался с четкого причинно - следственного ритма и все приходилось начинать с начала уже в тысячный раз.

На следующее утро еще во время завтрака Грег вопросительно взглянув на второго пилота, спросил:

- Ну, что у тебя получается?

Командир сам весь прошлый вечер то беспрерывно вертелся в кресле, то как медведь из зоопарка в жару принимался раскачиваться из стороны в сторону за спинками пилотских кресел, или закатив глаза замирал в углу у приборной панели. По всему было видно, что такая методическая осада стратегической проблемы дается ему большой кровью.

- Да так, кое-что пришло в голову, - неопределенно пробормотал Стас, отправляя в рот несколько долек апельсина. - А у тебя как?

- А-а... - неопределенно махнул рукой командир экипажа. - Лучше и не спрашивай. Ничего стоящего.

- Ладно, не унывай, - подбодрил его Стас. - Сейчас подкинем нашим мозгам ударную дозу глюкозы и выродим на пару что-нибудь невероятное.

- Э-э... Если б дело было в глюкозе - я бы давно уже б сожрал ящик цитрусовых. Но, по-моему это бесполезно.

- Ну, может быть, было бесполезно раньше, - неопределенно протянул Стас, - а, глядишь на этот раз и поможет.

- Дай-то Бог, - нехотя согласился Грег и сам протянул руку к контейнеру с фруктами.

Скоро с завтраком было покончено. Космонавты сразу устроились у дисплея и Стас принялся излагать свою идею. Грег часто хмурился, и складки в углах его рта становились все резче и глубже. Но он давно уже усвоил старую истину - что никогда не надо поддаваться импульсам первых впечатлений и всегда стоит выслушать партнера до конца. Вот и теперь, чем дальше излагал второй пилот свою идею, тем больше находил командир ее не такой уж и глупой и, даже, где-то работоспособной. Наконец, Грег начал сыпать вопросами вместе с уточнениями и неожиданно поймал себя на мысли, что уже как-то и не сомневается в возможности этого варианта развития событий. Прошло еще какое-то время, когда друзья то вместе то по очереди прилипали к экрану компьютера, непозволительно много пили кофе нападали друг на друга с восклицаниями типа: "Ты совсем, что ли, не понимаешь, что..." или "Да стоит только так поступить, и вся наша операция накроется как..."

Наконец наступил момент, когда оба друга утомленно откинулись в креслах и в кабине ненадолго воцарилось молчание. После длительной паузы Грег устало помассировал веки пальцами и, даже не глядя на партнера не спеша проговорил:

- А ведь мы, кажется, и в самом деле нашли, хотя и очень сложное, но вполне реальное решение.

Стас всем корпусом вместе с креслом повернулся к командиру и спросил:

- Когда переходим от теории к практике?

- Да, наверное, сегодня и перейдем.

- Отлично. Мы и так потеряли много времени. Пора наверстывать, - и Стас улыбнулся каким-то своим мыслям, упершись взглядом в мерцающий схемой вражеской цитадели экран компьютера.

Стас оттолкнулся от поручня шлюпки и полетел в сторону. Спереди на него медленно наползал мутно светящийся на фоне темного свода обшивки прямоугольник большого проема. Космонавт несколько раз энергично взмахнул руками и ногами, корректируя направление движения и дал импульс двигателем. Где-то чуть сзади тоже самое сделал и Грег и оба космонавта на хорошей скорости выскочили на открытое пространство. Стас повернул голову и взял засечку перекрестьем навигационной шкалы на ориентир - левый край мертвенно бледного лика Урана и запустил в действие штурманскую систему скафандра. Потом он тщательно осмотрелся и не нашел вокруг ничего нового. Поверхность недостроенного сектора была пуста и безжизненна. Только высоко вверху клубилась и дышала разводами мантия орбитального пояса. Именно туда и спешили сейчас космонавты.

Стас развернулся, двигателем погасил свою скорость, и плавно проскочил между двух туманностей из мелкого мусора. А сейчас его несло прямо на замысловатые конструкции какой-то покореженной фермы, наполовину утонувшей в клубах деталей мелкого крепежа. Стас удачно самортизировал ногами о кривую балку и остановился. Недалеко пролетел Грег. Но он не попал на ферму и погрузился в рой крепежных пластин, подняв маленький серебристый фонтан. Однако тут же вынырнул и помахал Стасу в знак возобновления визуального контакта. Второй пилот ответил командиру таким же жестом и начал тщательно осматриваться. Но поблизости не было ничего интересного и Стас принялся выбирать маршрут дальнейшего пути. Сначала космонавты сумели проскользнуть в почти чистом пространстве между двух кочующих облаков отработанного шлака от больших шлифовальных установок. Одно из ни, к тому же, было щедро нашпиговано маленькими черными шариками какой-то технологической жидкости и у друзей были все шансы превратиться в двух чумазых роботов - наподобие тех мобильных автоматов, что что занимаются на промышленно - технологических станциях очисткой трубопроводов. Но космонавты удачно миновали эту шевелящуюся и переливающуюся серебристо-черными отблесками массу и оказались перед целой свалкой монтажных суставчатых штанг самым невероятным образом перепутанных тонкой проволокой. Держась подальше от изогнутых, словно абордажные крючья, проволочных концов космонавты обогнули этот конгломерат и дальше им пришлось пробираться сквозь тучу шелестящих тонких ленточек алюминиевой фольги. Сразу после этого они оказались в пространстве медленно шевелящихся, словно крылья гигантских флегматичных бабочек, тонких розовых пластин неправильной формы. Это была куча обломков слоистой теплоизоляции. Если бы у разведчиков было побольше времени, то путешествуя по орбитальному слою можно было запросто собрать образцы всех конструкционных и технологических материалов, из которых собрана станция. Но у капитана Миллера и его товарища была другая куда более конкретная и поспешная задача и космонавты упорно пробивались вперед довольствуясь только самыми общими взглядами вокруг. Наконец Стас с Грегом миновали хаос испорченных или неиспользованных монтажных компонентов и приблизились к области, которую отметили еще в свой первый выход в орбитальный слой. Это была зона усеянная поврежденными или выработавшими свой срок строительными механизмами, транспортными платформами и монтажными установками. Пространство вокруг громоздилось помятыми цилиндрическими или прямоугольными корпусами, покореженными решетчатыми фермами и замершими в неестественных позициях суставчатыми манипуляторами. Космонавты медленно, только отталкиваясь руками и ногами от окружающих предметов, ползли среди этого гигантского скопления мертвого железа. Среди этих незахороненных и не утилизированных тел невероятного космического кладбища. Кое-где в пространстве кочевали крупные шары и стайки мелких бисеринок просочившихся из разбитых баков горючего или технологических жидкостей. Вообще-то, по всем правилам неисправные, отработавшие свое машины и автоматы на свалку надо было отправлять полностью разрядив и лишив внутренних агрессивных и взрывоопасных ингредиентов. Но в здешних механизмах такое условие явно не было выполнено и это говорило только об одном - что возведение станции шло весьма поспешно и ни на какие подробные следования инструкциям у строителей просто не было времени.

30
{"b":"37903","o":1}