ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

__________________________________________ * статистический показатель биржевой деятельности, предложенный американским журналистом Чарльзом Генри Доу, издателем хроники биржевых новостей "Уолл Стрит Джорнел". -прим.перев. ** улица в Нью-Йорке, где расположена фондовая биржа и правления крупнейших банков. Традиционно отождествляется с финансовым капиталом США. -- прим.перев.

-- Ну, так давай наставим побольше этих пятен, -- с издевкой сказал я, -- и наступит всеобщее благоденствие. Мы будем прямо-таки купаться в богатстве.

-- Ну да, -- сказал Герб, -- а проклятые дураки будут скакать с небоскребов.

-- А что, если сделать все наоборот, -- предложил я, -принять, скажем, закон против солнечных пятен?

-- Ну, тогда, -- надувшись, как сова, изрек Билли, -- у нас будет жесточайшая депрессия.

Я встал и пошел прочь. Я все никак не мог отделаться от мысли о том, что осталось на тротуаре после прыжка этого парня, и потому безумно хотел пива.

Когда я уже выходил, меня окликнул Джейк, один из наших курьеров:

-- Майк, вас хочет видеть Дж.Р..

Мне пришлось вернуться и промаршировать к двери, за которой сидел Дж.Р., потирая руки и выдумывая новые каверзы, которые потрясут публику и заставить ее покупать "Глобус".

-- Майк, -- сказал Дж.Р., едва я переступил порог его кабинета, -- хочу поздравить тебя. Нынче утром ты сделал замечательную работу. Потрясающий очерк, мой мальчик, просто потрясающий.

-- Спасибо, Дж.Р., -- сказал я. Старый пройдоха сам не верил тому, что говорит.

После этого Дж.Р. взял быка за рога:

-- Майк, я надеюсь, ты читал эту чепуху насчет доктора Аккермана и его машины времени.

-- Ага. Но если вы решили отправить меня к этому старому пожинателю лавров за интервью, то я пас. Я видел, как утром тот парень размазался по всей Пятой улице, я слышал, как Билли Ларсон рассуждает о солнечных пятнах, и теперь с меня довольно. Так что как-нибудь в другой раз.

И тогда Дж.Р. подложил под меня бомбу.

-- "Глобус", -- провозгласил он, -- приобрел машину времени.

Ноги подо мной подкосились.

На моем веку "Глобус" немало почудил, но этот номер был почище всего остального.

-- Чего это ради? -- спросил я ослабевшим голосом, и Дж. Р. принял вид оскорбленной добродетели, но быстро оправился и через стол склонился ко мне.

-- Майк, ты только подумай. Прикинь возможности, которые открывает для газеты машина времени. Другие газеты будут рассказывать, что произошло или что происходит, но чтобы узнать, что произойдет, всем придется читать "Глобус".

-- Могу предложить девиз: "Читайте преждевременные новости!"

Он не понял, шучу я или всерьез, и немного выждал, прежде чем продолжать:

-- Допустим, началась война. Другие газеты могут сообщить, что происходит в текущий момент, но мы можем поступить лучше. Нам по силам сообщить, что будет -- кто победит, кто проиграет. Какие будут битвы. Сколько война продлится...

-- Но, Дж.Р., этого делать нельзя! -- воскликнул я. -Неужели вы не понимаете, какую устроите чертовскую неразбериху. Если одна из сторон будет знать, что потерпит поражение...

-- Это относится не только к войнам. Возьмем спорт. Футбол, к примеру. Все прямо сгорают от нетерпения узнать прямо сейчас, кто кого побьет -- Миннесота Висконсин, или наоборот. А мы запрыгиваем в машину времени и отправляемся вперед, в следующую субботу. А в день перед матчем публикуем статью с фотографиями и все такое. -- Дж.Р. потер руки в предвкушении триумфа и довольно мурлыкнул. -- Старик Джонсон из "Стандарт" будет просить у меня милостыню, -- злорадствовал он. -- Я заставлю его пожалеть о том дне, когда он впервые увидел газету. Я пущу его по ветру. Я отправлю репортеров на день вперед...

-- Да на вас обрушатся все спортивные жучки! -- крикнул я. -Неужто вам неведомо, что каждую субботу на футбольных матчах делаются ставки на миллионы долларов?! Неужто вы не ведаете, что творите?! Вы же выведете из игры все кассы, весь тотализатор. Стадионы закроются. Никто и гроша ломаного не даст за то, чтобы посмотреть игру, о которой можно прочитать заранее. Вы выведете из игры профессиональные бейсбольные и студенческие футбольные команды, боксеров, да и всех остальных. Какой смысл устраивать показную драку, если публика и так знает, кто победит?!

Но Дж.Р. только ликующе захохотал и потер руки.

-- Ежемесячно первого числа мы будем публиковать котировку акций на будущий месяц, -- не унимался он. -- Эти газетки пойдут по сотне зелененьких за штуку.

Видя его восторга по поводу собственных идей, я ощутил, как засосало под ложечкой. В его руках находились невероятные силы, а он не имел к ним никакого почтения, то ли по слепоте своей, то ли из упрямства.

Эти силы могли отнять у каждого жителя Земли последние крохи счастья. Разве может быть человек счастлив, глядя вперед и видя, как происходит неизбежное и предначертанное?

Эти силы могли повергнуть в хаос весь мир. Эти силы могли вознести или низвергнуть любого человека, вещь или организацию, вставшие на их пути.

Я попробовал зайти с другой стороны:

-- А что, если трюк с машиной не сработает?

-- У меня есть надежные гарантии. Пока мы публиковали заявления доктора Аккермана, оценив их по достоинству, другие газеты занимались тем, что чинили над ним насмешки. Поэтому он предоставил нам исключительное приоритетное право на приобретение и использование своего открытия. Это стоило нам немалых денег, целую кучу денег, но мы сделаем из нее две кучи.

Я пожал плечами:

-- Лады, валяйте. Я только не понимаю, какого черта вам понадобился я.

-- Потому, -- Дж.Р. прямо-таки лучился от восторга, -- что ты совершишь первое путешествие в машине времени!

-- Что?! -- вскрикнул я.

Дж.Р. кивнул:

-- Ты и фотограф. Герб Гардинг. Тебя я вызвал первым. Вы отправляетесь завтра утром, для начала лет на пятьсот в будущее. Сделаете там снимки, а когда вернетесь, напишешь очерк, и мы пустим его в субботнем выпуске, на всю первую полосу. Как выглядит город пятьсот лет спустя? Какие произошли изменения? Кто там мэром? Что носят женщины в осеннем сезоне 2450-го? -- Он осклабился. -- А еще ты можешь сообщить, что "Стандарт" больше не выходит. А так это или нет, узнаешь. Старик Джонсон прямо-таки лопнет от злости, когда прочтет это в твоем очерке.

Конечно, я мог бы отказаться, но в таком случае он послал бы кого-нибудь еще и заимел бы на меня зуб. Хорошая газетная работа не валялась на дороге даже в процветающем 1950-м, по сравнению с которым даже высший взлет 1929-го года казался просто нищенским прозябанием.

Так что я сказал, что согласен, а через полчаса обнаружил, что возможность стать первым путешественником во времени почти не вызывает во мне трепета, потому что я буду не самым первым. Док Аккерман несколько лет разъезжал на своей машине -- достаточно часто и достаточно далеко, чтобы доказать, что эта штука работает.

Но когда я пытался обдумать эту перспективу, то приходил в полнейшее замешательство. Очень уж все это было нелепо. Не сама идея путешествий во времени, в ней-то я не сомневался -Дж.Р. не такой уж дурак, и прежде, чем вложить денежки в эту машину времени, наверняка вытребовал железные позлащенные доказательства, что она сработает, как надо.

Нет, меня беспокоили возможные осложнения. И чем больше я об этом думал, тем больше это меня смущало и тревожило.

Ну, скажем, с помощью машины времени репортер отправляется в будущее и делает репортаж о смерти человека и привозит фотографии с его похорон. Эти фотографии можно взять обратно и опубликовать за много лет до его смерти. А этот человек прочтет газету и будет в точности знать час своей смерти и увидит себя возлежащим в гробу.

Десятилетний мальчишка узнает, что однажды будет избран президентом Соединенных Штатов, просто прочитав "Глобус". А нынешний президент, собираясь остаться на третий срок, может узнать свою политическую карьеру, если только "Глобус" вздумает ее опубликовать.

2
{"b":"37907","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время-судья
Слон
Мистер
Ермак. Телохранитель
Любовь анфас (сборник)
Зимняя война. Дороги чужого севера
Жизнь, похожая на сказку
50 смертных грехов в русском языке
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!