ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По его словам, он сторговался в Литве с каким-то частником, тот его подвез к границе, Витас перешел ее ночью лесом, а в Польше, в условленном месте, подсел к тому же частнику в машину. Так же миновали и польско-германскую границу. В Дюссельдорфе частник подвез его к лагерю.

- И сколько вы заплатили этому человеку?

- 500 баксов. Да ему хули риска было?.. Если что - попутчика взял, ничего не знаю наххху...

Столбик дат на листе завершился. Шнайдер не спеша подсчитал что-то и сказал:

- Если следовать вашим датам, то не хватает пяти лет. Я заново буду считать, а вы оба тоже слушайте и считайте, может быть, что-нибудь неверно отметили, - и он терпеливо начал повторять даты; вышло, что пяти лет правда не хватает.

- А хер его знает, контузия, может, что и не так... - пробормотал Витас и опять вспомнил, что к одиннадцати надо к врачу, а потом задрал рубаху и принялся показывать шрамы.

- И как раз не хватает тех пяти лет, которые он, по его словам, служил в армии, в этой таинственной дивизии 00... Впрочем, и так все ясно, - с некоторой брезгливостью сказал Шнайдер, достал другой здоровенный атлас (на этот раз российских городов), нашел Грозный и попросил рассказать, на какой улице Витас родился, где была его школа, где стоял дворец президента и т.д.

- Да не помню я ничего!.. Что он, сука, меня долбит, дятел долбаный! Я тут не географию учить пришел, - повысил Витас голос. - Дома нет, школа порушена, все разбомблено, президент убит - чего ему еще?

- Не кипятись, он просто хочет проверить, это его задача, - остановил я его, но в ответ зареяло такое долгое и страстное "ннахххуу...", что Шнайдер спросил у меня:

- Что это за слово он к каждому предложению добавляет?

- Вроде "zum Teufel"3, - смягчил я.

- Но "Teufel" по-русски будет "черт", а он говорит что-то на букву "н", сухо парировал Шнайдер (а до меня дошло, что и он наверняка понимает русский язык не хуже, чем Витас - немецкий). - Ладно. На какой реке стоит Грозный? Что случилось с президентским дворцом? Как называется главная улица Грозного?

Витас этого всего не знал, ничего не помнил, все забыл и опять начал давить на контузию, после которой память отшибло.

- Все забыл, а что в Германию идти надо, хорошо помнил. Такая выборочная забывчивость. Впрочем, все это теперь уже неважно, - подытожил Шнайдер и перешел к заключительной части: обоснование просьбы о политубежище.

Витас подумал и сказал:

- Переведи ему: я читал, что у вас тут природа путевая и люди ништяк, а там, у нас, природа х...ая и люди дерьмо, поэтому прошу меня принять как беженца. Не желаю больше никого мочить, отмочился, хочу тихо жить... И все, наххху...

- Может, еще что-нибудь? - осторожно уточнил Шнайдер. - Что ему грозит в случае возвращения на родину?

- Поймают и в лагерь сунут. А то и просто в поле шлепнут, там же ж суда нет: пулю в лоб - и спи спокойно! Прошу помиловать и в ад не посылать. И к врачу мне уже пора - башка лопается...

Шнайдер кивнул:

- Пусть идет.

- Свободен! - сказал я.

Витас вдруг улыбнулся:

- Это я уже тоже однажды слышал!

Когда звон подков затих, Шнайдер вздохнул, переложил какие-то предметы на столе, вытащил кассету из диктофона:

- Наши политики все-таки очень странные люди. Ну зачем нашему министру внутренних дел надо было издавать указ, чтобы дезертиров из Чечни временно не отсылать назад?.. С косовскими беженцами уже нахлебались проблем - теперь эти новые напасти. Для чего?.. Ну выпишу я этому бандюге отказ - это же криминальный тип, я бы с ним ночью повстречаться не хотел - а он возьмет и сбежит!

- А что после отказа он может еще предпринять, кроме бегства и побега? поинтересовался я, тоже собирая бумаги, лежавшие передо мной: вопросы, лист с подсчетом дат, выписку из закона.

- В принципе, он может нанять адвоката и обжаловать отказ. Тогда дело пойдет по судам. А если он без всякого адвоката просто сбежит?.. И в мафию какую-нибудь пойдет?.. Опыта убивать у него явно хватает. И вот вам - одним преступником больше. Как будто своих не хватает. А мы, вместо того, чтобы его тут же отправить назад - хоть в Россию, хоть в Польшу, хоть в Литву, хоть к черту-дьяволу на рога - сейчас ему временный трехмесячный паспорт беженца выпишем. А когда некоторые трезвые люди предложили беженцев, до решения их вопроса, в закрытых помещениях держать (как это, кстати, почти всюду и делается и что вполне логично: мы же не знаем, что это за люди), то эти желторотые зеленые политики такой писк подняли, что в Брюсселе откликнулось: ах, опять лагеря на немецкой земле, сортировка людей, государство-тюрьма!.. Как всегда: масса слов и капля дела. Вот и сидим со связанными руками... Эх, да что говорить... Я сейчас отдам запись на распечатку, а вы потом переведете ему протокол. Таков закон. Конечно, надо, чтобы все было по закону. Только тем, наверху, легко эти законы издавать, а вот выполнять их тут, внизу, ох как трудно!.. Не хотите ли кофе? Вам полагается оплаченный перерыв в полчаса. Сейчас оформим ваш обходной... - И он, прежде чем встать, отметил время конца интервью.

Вместе со Шнайдером я спустился вниз, в небольшой кафетерий. Нам встретилась переводчица-китаянка с черными жесткими волосами Хонг. Она вела куда-то хилого, молчаливо-испуганного китайца. В одну из открытых дверей я увидел переводчика Хуссейна, который, сидя напротив старика, внимательно слушал его.

Прошелестела стайка молодежи. С папками в руках они торопились по коридору, спорили о каком-то вопросе, кем-то не вовремя заданном.

- Стажеры-юристы, практику у нас проходят, учатся.

За столиком Шнайдер, выпрямив спину, осанисто оглядываясь и тщательно размешивая в чашке сахар, кратко обрисовал положение вещей:

- За семь лет работы мне тут еще ни разу не встретился человек, которого бы действительно политически преследовали. Такие люди до нас просто не доходят. Они или сидят в тюрьмах, или в подполье продолжают свое дело. А к нам бегут все кому не лень. А все потому, что есть эта пресловутая и весьма сомнительная 53-я статья, очень расплывчатая: "никого, кому на родине грозит смерть, нельзя выслать из страны"...

- Смерть грозит всем и всегда.

- Вот именно. Судите сами: в прошлый раз у меня сидел больной из Танзании. Вторая стадия СПИДа, весь в лишаях, язвах, героинист, а отослать нельзя, потому что у себя дома он не может купить лекарства против своей болезни (в его стадии на это требуются сотни тысяч в месяц) и, таким образом, его ожидает верная смерть. А в Танзании 80% населения заражено, между прочим. Что же теперь, Германия во всемирный госпиталь для наркоманов и педерастов превратиться должна?.. Или своих мало?.. Из-за демагогии, лизоблюдства и страха - "Что скажут в Америке? Что скажут в Брюсселе?" - стали как мусорное ведро, как европейская помойка, куда все дезертиры, убийцы и преступники лезут, а мы ничего сделать не в силах... Силы-то есть, но руки связаны глупыми приказами. Слава Богу еще, что африканцы больше во Францию сдаются, потому что французский знают.

- Но и сюда добираются. Орут, будто в Сахаре, - поддержал я его, вспомнив, как вчера в автобусе группа негров с таким оживлением и криками хлопала друг друга по плечам, что можно было подумать, что они только что победили воинов из соседнего буша и теперь готовы полакомиться печенью поверженных врагов; аккуратные седые старушки в завитых буклях и золотых очках пришли в тихое возмущение - покачивание голов, бормотания: "Armes Deutschland!.."4, трагическое смотрение в окно - но негров это не обеспокоило: расположившись на сиденьях в полулежачем состоянии, они продолжали делиться новостями, поминутно взрываясь хохотом и одобрительными неистовыми хлопками по всем частям тела.

Шнайдер качает седой головой:

- Знаете, был такой фокусник Гудини, который мог за секунду наручники снять и спастись. Мы не Гудини, и наручники с нас снимут только тогда, когда создадут законы, а не расплывчатые абстрактные формулы. А до этого будем вот так слушать всякие небылицы и гадать, сбежит он или будет ждать депортации, что маловероятно. А этот, сегодняшний... Мне кажется, он вообще не русский, русские разговорчивее и приветливее, помногу и подолгу говорят, а он что-то гавкнет и замолкнет. На северянина похож. Наймит из Балтии, наверное... Они стрелять умеют, мой отец их лучшими стрелками называл. Кстати, вам известно, что в Европе наиболее склонны к самоубийству венгры и литовцы?.. Одни, видимо, слишком импульсивны и эмоциональны, а другие, наоборот, от чрезмерного спокойствия. Он оттуда, как вы думаете?..

4
{"b":"37911","o":1}