ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Все точно, - подтвердил я. - Все до последнего слова.

- Ты же не станешь водить за нос своего друга доктора, - сказал док. - Всех остальных в этом глупом городишке, может, и станешь, а своего друга доктора нет.

- Но, док, - запротестовал я, - я и не вожу никого за нос...

Док, наконец, отпустил мою рубаху.

- Бог с тобой, я и не думаю, что водишь. Все действительно так, как мне говорили? Он сидит и выслушивает чужие беды, и те, кто побеседовал с ним, сразу чувствуют себя лучше?

- Вдова Фрай уверяет, что да. Говорит, посидела с ним - заботы вроде как улетучились.

- Святая правда, Сэм?

- Святая правда.

Доктор Абель разволновался. Он опять схватил меня за рубаху.

- Ты что, не видишь, что на нас свалилось? - чуть не закричал он на меня.

- На нас? - переспросил я.

Он не обратил на это внимания.

- Величайший психиатр, - изрек док, - какого когда-либо знал мир! Крупнейший вклад в психиатрию с самого начала времен! Понимаешь, к чему я клоню?

- Пожалуй, понимаю, - сказал я, хотя не понял ровным счетом ничего.

- Больше всего, - изрек док, - человечество нуждается в ком-то или в чем-то, на кого или на что можно перевалить свои заботы. В ком-то, кто одним магическим касанием изгонит все тревоги. Суть дела тут, разумеется, в исповеди - в том, чтобы символически переложить свою ношу на чужие плечи. Один и тот же принцип срабатывает в церковной исповедальне, в профессиональной психиатрии и в дружбе - дружба глубока и прочна лишь тогда, когда на плече у друга можно поплакаться...

- Док, вы правы, - сказал я, начиная помаленьку соображать что к чему.

- Беда в том, что принимающий исповедь тоже человек. И по-человечески ограничен, и тому, кто исповедуется, это известно. Исповедник не в силах гарантировать, что сумеет разделить любое несчастье, любую страсть. А здесь перед нами нечто принципиально иное. Пришелец - существо со звезд, не связанное человеческими предрассудками. Из самого определения следует, что он в состоянии принять любые печали и вобрать их своим нечеловеческим естеством...

- Док, - завопил я, - если бы вы заполучили Вильбура в лечебницу!..

Док мысленно потирал руки.

- Именно об этом я и подумал.

С каким удовольствием я дал бы себе пинка под зад за свой неумеренный восторг! Теперь я сделал все, что мог, лишь бы вернуть себе утраченные позиции.

- Не знаю, док. С Вильбуром, наверное, не сговориться.

- Ну что ж, давай вернемся и попробуем.

- Не знаю, - упирался я.

- Нельзя терять ни минуты. К утру слухи расползутся на много миль, и здесь будет не продохнуть от газетчиков, телевизионных фургонов и бог весть кого еще. Набегут ученые сопляки, правительственные агенты, и дело выскользнет из наших рук.

- Лучше я потолкую с ним с глазу на глаз, - сказал я. - У него, неровен час, язык с перепугу отнимется, если вы начнете путаться под ногами. А меня он знает и, может, послушает...

Как ни крутился док, как ни мялся, но в конце концов согласился.

- Я подожду в машине, - предложил он. - Если понадоблюсь, позовешь.

Хрустя гравием, он ушел по дорожке к своей машине, а я возвратился в дом.

- Лестер, - обратился я к роботу, - мне необходимо поговорить с Вильбуром. Это очень важно.

- Никаких грустных историй, - предупредил Лестер. - На сегодня с него хватит.

- Нет-нет. У меня к нему предложение.

- Предложение?

- Сделка. Деловое соглашение.

- Ладно, - сказал Лестер. - Я его подниму.

Поднять его оказалось не так-то просто, но в конце концов мы вынудили его проснуться и сесть в постели.

- Вильбур, слушай меня внимательно, - начал я. - Я тут припас кое-что специально для тебя. Есть такое место, где всех терзают страшные заботы и ужасающие печали. Понимаешь, не некоторых, а всех без исключения. Эти люди настолько озабочены и скорбны, что не могут жить с другими вместе...

Вильбур выбрался из постели и, покачиваясь, встал на ноги.

- В-веди м-меня туда немедля, - произнес он.

Я толкнул его обратно на кровать.

- Это вовсе не так просто. Туда нелегко проникнуть.

- Но вы как будто сказали...

- Понимаешь, у меня есть друг, который может это для тебя устроить. Но, пожалуй, потребуются деньги...

- Приятель, - заявил Вильбур, - денег у нас вагон. Сколько тебе нужно?

- Трудно сказать заранее.

- Лестер, передай ему деньги, чтобы он обо всем договорился.

- Хозяин, - воспротивился Лестер, - не знаю, стоит ли...

- Сэм заслуживает доверия, - заявил Вильбур. - Он не хапуга. Он не потратит ни на цент больше, чем необходимо.

- Ни на цент, - пообещал я.

Лестер отворил дверцу у себя на груди и вручил мне пачку стодолларовых купюр, а я кое-как запихал ее в карман.

- Ждите меня здесь, - объявил я им, - пока я не повидаюсь со своим другом. Я скоро вернусь.

И я быстренько занялся сложением и вычитанием, теряясь в догадках, какую же сумму можно вытрясти из доктора Абеля. Не мешает сперва заломить побольше, чтобы было что уступить, когда док примется рычать, стонать и плакать и напоминать мне, что мы с ним старые друзья и что он всегда ставил мне бутылку на рождество и еще одну на пасху.

Я собрался уже выйти из комнаты - и остолбенел.

В дверях стоял второй Вильбур. Хотя, едва я пригляделся к нему попристальнее, сразу уловил и некоторую разницу. И не успел новый Вильбур и слова вымолвить, не успел и шагу ступить, как я испытал тошнотворное чувство, что все покатилось вкривь и вкось.

- Добрый вечер, сэр, - сказал я. - Очень мило с вашей стороны заглянуть ко мне.

Он и ухом не повел.

- Я вижу, у вас гости. Прискорбно, но придется разлучить их с вами.

Лестер заскрежетал у меня за спиной, словно у него шестеренки поотваливались, а Вильбур - я видел уголком глаза - вытянулся, будто палку проглотил, и побелел как полотно.

- Ну, зачем же так, - вступился я. - Они едва-едва прибыли...

- Вы не улавливаете сути дела, - сообщил пришелец, стоящий в дверях. - Они нарушители закона. Я уполномочен забрать их.

- Приятель, - обратился ко мне Вильбур, - я искренне сожалею. Так я и знал, что ничего у нас не выйдет.

- Теперь, - заявил Вильбуру второй пришелец, - вы окончательно убедились в этом и оставите свои попытки...

Все было яснее ясного, если хоть чуточку пошевелить мозгами, - даже удивительно, как я не додумался до этого раньше. Ведь если Земля запретна для авантюристов, собиравших информацию для обучения Вильбура, то тем более...

5
{"b":"37942","o":1}