ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И тут послышались шаги.

Репортер стремительно бросился к стоявшему в углу металлическому шкафчику для одежды и спрятался за ним. Хотя метнулся он туда чисто рефлекторно, от неожиданности, но уже оказавшись на месте, удовлетворенно хмыкнул: укрытие оказалось весьма удобным. Отсюда легко подглядеть, где же тренер держит список.

В комнату вошел Снеллинг. Не глядя ни направо, ни налево, он устремился вперед…

И посреди комнаты исчез.

Джимми с недоверием протер глаза. Снеллинг не появился. Ну ладно, исчез, спорить нечего — но вот куда? Джимми еще раз оглядел комнату. По-прежнему никого.

Джимми с опаской вышел из-за шкафчика. Никто его не окликнул.

Тогда он дошел до центра комнаты, где исчез тренер. Похоже, ничего необычного. Остановившись, Джимми медленно обернулся вокруг — и пораженный, застыл как изваяние.

Перед ним прямо из ничего возникло отверстие, очерченное бледным кругом света. Внутри было что-то вроде тоннеля, полого уходившего вниз — в этот-то тоннель тренер Снеллинг и ушел.

Джимми осторожно ступил в тоннель, одновременно кляня себя за безрассудство. Ничего не произошло. Джимми прошел еще несколько шагов и остановился, оглянувшись через плечо — но позади ничего не было видно, кроме размытого пятна устья тоннеля. Протянув руки в стороны, он коснулся стен, оказавшихся твердыми и холодными как лед.

Он осторожно, пригнувшись, пошел по тоннелю, готовый при первой же опасности перейти к обороне или обратиться в бегство — это уж как повезет. И вдруг всего через пару-тройку шагов перед ним замаячило второе устье — и снова лишь едва заметным абрисом. Ни единого намека на то, что ждет по ту сторону.

Джимми секунду поколебался и решительно бросился вперед.

И тут же застыл, разинув рот. Вокруг раскинулась неведомая глушь, а посреди этой глуши, прямо перед ним футбольное поле. На поле суетились игроки в зелено-золотой форме — таинственная земная команда. Вокруг поля высились могучие, кряжистые дубы. Позади просеки виднелась узкая речушка и дальние голубые холмы, терявшиеся в застилающем горизонт воздушном мареве.

В дальнем конце поля стояло полдюжины шатров — должно быть, сделанных из шкур, с грубо намалеванными на них красной и желтой охрой стилизованными фигурками. От разведенных перед шатрами костров тянулся синеватый дымок, и даже до Джимми долетал терпкий запах горящего дерева.

Тренер Снеллинг стремительно шагал через поле навстречу репортеру, а за ним следом рысцой трусило полдесятка бронзовокожих мужчин, облаченных в замшевые лосины с бахромой, с украшениями из звериных клыков и мелких косточек. Голову одного венчал пышный плюмаж.

Джимми ни разу в жизни не видел индейцев — эта раса вымерла давным-давно. Зато он видел их изображения в исторических книгах, описывающих древнюю Америку, и потому ни на секунду не усомнился, что видит членов туземного североамериканского племени.

Но тренер был уже совсем рядом. Джимми выдавил из себя улыбку.

— Хорошенькое укрытие вы отыскали, тренер! Отличное местечко, чтобы ребята потренировались, не опасаясь, что им будут мешать. Этот туннель и меня поначалу с толку сбил.

Тренер Снеллинг в ответ даже не усмехнулся. Судя по всему, вид Джимми радости ему не доставил.

— Тебе тут нравится? — спросил тренер.

— Еще бы, чудесное местечко, — согласился Джимми, осознав, что избранная им тактика разговора ни к чему не ведет.

— А как тебе понравится провести здесь недельки три? — неулыбчиво поинтересовался тренер.

— Никак не выйдет. Шеф ждет меня с минуты на минуту.

Двое коренастых индейцев шагнули вперед, положив тяжелые руки репортеру на плечи.

— Ты останешься здесь, — подвел черту тренер, — до конца игры.

Хэп Фолсуорт подошел к столу редактора и настойчивым тоном поинтересовался:

— Скажи-ка, ты послал Рассела выяснить состав команды?

— Разумеется, как ты и просил, — редактор поднял взгляд от бумаг. — А что, этот борзописец еще не вернулся?

— Еще не вернулся?! — роняя пену с губ, разбушевался спортивный обозреватель. — А ты не знаешь, что он никогда не возвращается вовремя? Может, он вообще не вернется! Я слыхал, тренер жаждет его крови.

— Чем это он не угодил тренеру?

— Рассел спросил его, собирается ли тот использовать в этом году те же три комбинации, что и в прошлые десять лет, — пояснил Хэп.

— Не знаю, что теперь поделать. Можно было послать когонибудь из ребят.

— Мистер, — фыркнул Хэп, — если Рассел не раздобудет материал, то уж никто не раздобудет. Этот чертяка — лучший репортер из всех, какие обретались в нашей газетенке. Но в один прекрасный день я ему все ребра переломаю, чтобы дать выход своим чувствам.

Редактор пошелестел бумагами и заворчал под нос:

— Значит, он снова взялся за свое. Вот погодите, дайте мне только добраться до этого проспиртованного гения. Я замариную его в банке с бокка и продам в музей. И помоги мне аллах, если я не выполню своего обещания!

III

Игра почему-то откладывалась. Величайшая толпа болельщиков, какую когда-либо вмещал стадион марсианского города Гуджя Танта изливала свое возмущение в ропоте и реве.

Марсианская команда уже вышла на поле, а вот земная еще не показывалась.

Игра должна начаться в ближайшее время, ведь ее следует окончить до заката — в противном случае землян ждет суровое испытание внезапным похолоданием марсианских сумерек. Хоть на стадионе и поддерживалось высокое давление воздуха, составляющее золотую середину между земным и марсианским и не дающее преимущества ни одной из команд; но обогреватели не предусмотрены, а мороз марсианской ночи наступает быстро и безжалостно.

«Что-то не в порядке с земной командой, — пронесся по толпе слух. — Восемнадцатое правило. Контрольный комитет совещается».

— Я догадывался, что раз список земной команды так и не объявили, тут что-то не то, — бурчал рассерженный болельщик. — Должно быть, газетные бредни про новую таинственную команду были правдивыми. Но, по-моему, это часть планов Снеллинга по запугиванию марсиан.

— Снеллинг отнюдь не дурак, — буркнул в ответ сосед по трибуне. — Но психологией в этой игре не отыграешь ни мяча. Он просто обязан нам продемонстрировать что-нибудь эдакое после того, что было написано о команде.

«Красные бойцы» начали на поле свою разминку, и марсианские трибуны откликнулись неистовыми боевыми кличами прежних дней.

Стадион окружал колоритный марсианский город — причудливые здания, нежные переливы красок. А вокруг города раскинулись рыжие равнины, кое-где отмеченные лиловыми пятнами редких пустынных рощиц. С небес тускло сияло крохотное солнце, каким оно и должно быть на четвертой планете.

— Вон идут! — выкрикнул кто-то.

На поле трусцой выбежала земная команда, и трибуны приветственно взревели. Длинная колонна игроков рассыпалась небольшими группами, чтобы провести разминку.

Рев трибун вздымался волной крещендо, достиг пика и начал спадать, пока на трибунах не воцарилось полнейшее молчание.

Прозвучала трель свистка, и на поле вышла судейская коллегия. Команды выстроились. В неярких лучах солнца сверкнула монета. Капитан землян что-то сказал судье, ткнув большим пальцем в сторону северных ворот. «Зелено-золотые» взяли мяч, и команды разбежались.

Земляне заняли оборону.

Носок ботинка врезался в мяч, и тот овальным снарядом взмыл высоко в воздух, медленно вращаясь в полете. «Красные бойцы» ураганом понеслись к воротам противника. Марсианский игрок раскрыл ладони и схватил падающий мяч.

Команды столкнулись, обратившись в водоворот движения.

Игроки валились на стороны, раскатываясь по земле. Но тут в гущу молнией врезался земной игрок, стремглав распластавшись в низком нырке — и охватил нападающего под коленями. Гул падения донесся даже до трибун.

Команды выстроились. Марсиане издали кровожадный боевой клич, громом загрохотавший в чаше стадиона. Мяч захватили. Но земная команда встала железной стеной, о которую бессильно разбился строй марсиан. Защитники с двух сторон ракетами пронеслись вокруг них, захватив нападающего врасплох, как кутенка. За один розыгрыш Марс потерял три ярда.

3
{"b":"37943","o":1}