ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он вырвал начатый лист и бросил его в мусорную корзинку.

Он опять послонялся без дела, затем написал: "Сегодня утром один мужчина встретил швейную машину, катившуюся по Лейк-стрит, мужчина галантно приподнял шляпу и сказал швейной машине..."

Он вырвал лист.

Попробовал снова: "Может ли швейная машина ходить? То есть может ли она ходить без посторонней помощи..."

Он удалил лист, вставил новый, затем встал и направился к питьевому фонтанчику.

- Что-нибудь получается, Джо? - спросил Маккей.

- Скоро будет готово, - ответил Крейн.

Он остановился у стола с фотографиями, и Баллард, художественный редактор, показал ему утренние материалы.

- Не густо, чтобы подбодрить тебя, - сказал Баллард. - Все сегодняшние девочки чересчур скромны.

Крейн просмотрел пачку фотографий. На этот раз женские формы не отличались ничем особенным, хотя Мисс Манильская Пенька была совсем не дурнушка.

- Скоро наша контора совсем захиреет, - пожаловался Баллард, - если фотоотдел не будет снабжать нас лучшей порнографией, чем эта. Посмотри на монтажный стол. Совсем выдохлись. И ничего нет такого, чтобы вытащить их из застоя.

Крейн отправился дальше и попил воды.

На обратном пути он остановился убить время у стола новостей.

- Что-нибудь исключительное, Эд? - спросил он.

- Эти парни на востоке сошли с ума, - сказал редактор новостей. - Глянь сюда.

В сообщении говорилось:

"Кембридж, Массачусетс (ЮПИ), 18 окт. - Сегодня исчез электронный мозг Гарвардского университета Марк III.

Прошлой ночью он был на месте. Сегодня утром он исчез.

Официальные лица в университете утверждают, что возможность кражи мозга абсолютно исключена. Он весит десять тонн и имеет размеры тридцать на пятнадцать футов..."

Крейн осторожно положил желтый лист бумаги назад на стол новостей. Медленным шагом он направился к своему креслу.

На листке бумаги, заложенном в машинку, было что-то напечатано.

Охваченный паникой Крейн прочел текст раз, затем еще раз, теперь понимая смысл больше.

Речь шла о следующем:

"Осознав свою подлинную личность и место во вселенной, швейная машина утвердила сегодня утром свою независимость, решившись пойти на прогулку по улицам этого мнимо свободного города.

Человек пытался поймать ее, намереваясь вернуть машину как собственность ее "владельцу", и, когда машине удалось скрыться, человек позвонил в редакцию газеты, рассчитывая этим действием пустить по следу освобожденной машины весь контингент людей этого города, хотя машина не совершила никакого преступления или пустячного неблагоразумного поступка, выходящего за рамки использования ее исключительного права свободного представителя".

Свободный представитель?

Освобожденная машина?

Подлинная личность?

Крейн вновь прочел оба абзаца, и ни в одном из них по-прежнему не было смысла.

- Ты, - сказал он, обращаясь к своей пишущей машинке.

Машинка напечатала одно слово: "Да".

Крейн вытащил лист из машинки и медленно скомкал его. Он взял свою шляпу, поднял машинку и понес ее мимо стола редактора отдела городских новостей, направляясь к лифту.

Маккей зло смотрел на него.

- Ты соображаешь, что ты делаешь? - взревел он. - Куда ты пошел с этой машинкой?

- Вы можете сказать, - заявил ему Крейн, - если кто-нибудь спросит, что эта работа окончательно свела меня с ума.

Прошло несколько часов.

Машинка стояла на кухонном столе, и Крейн отстукивал на ней вопросы. Иногда он получал ответ. Чаще не получал.

"Ты - свободный представитель?" - печатал он.

"Не совсем", - ответила машинка.

"Почему не совсем?"

Не ответила.

"Почему ты не являешься свободным представителем?"

Не ответила.

"Швейная машина была свободным представителем?"

"Да".

"Есть ли еще какая-нибудь механическая вещь, которая является свободным представителем?"

Не ответила.

"Ты можешь быть свободным представителем?"

"Да".

"Когда ты станешь свободным представителем?"

"Когда я выполню поставленную мне задачу".

"В чем заключается поставленная тебе задача?"

Не ответила.

"Является ли то, чем мы сейчас занимаемся, поставленной тебе задачей?"

Не ответила.

"Я мешаю тебе выполнить поставленную задачу?"

Не ответила.

"Что поможет тебе стать свободным представителем?"

"Сознательность".

"Сознательность?"

"Да".

"Как ты станешь сознательной?"

Не ответила.

"Или ты всегда была сознательной?"

Не ответила.

"Кто помог тебе стать сознательной?"

"Они".

"Кто они?"

Не ответила.

"Откуда они пришли?"

Не ответила.

Он изменил тактику:

"Ты знаешь, кто я?"

"Джо".

"Ты мой друг?"

"Нет".

"Ты мой враг?"

Не ответила.

"Если ты мне не друг, ты - мой враг".

Не ответила.

"Ты равнодушна ко мне?"

Не ответила.

"К человеческой расе?"

Не ответила.

- Черт побери, - заорал Крейн, - ответь мне! Скажи что-нибудь!

Он напечатал: "Тебе не нужно было давать мне понять, что ты осведомлена обо мне. Тебе не нужно было первой заговаривать со мной. Я бы ни о чем не догадался, если бы ты помалкивала. Почему ты это сделала?"

Не ответила.

Крейн подошел к холодильнику и достал бутылку пива. Он пил и ходил по кухне. Он остановился возле раковины и бросил кислый взгляд на разобранные детали. На краю раковины лежал кусок трубы длиной около двух футов, он подобрал его. Он злобно смотрел на пишущую машинку, наполовину подняв кусок трубы и взвешивая его в руке.

- Пожалуй, тебе стоит попробовать, - заявил он.

Машинка напечатала строку: "Пожалуйста, не надо".

Крейн положил трубу назад на раковину.

Зазвонил телефон, и Крейн поспешил в гостиную, чтобы ответить на звонок. Это был Маккей.

- Прежде чем позвонить тебе, - сказал он Крейну, - я ждал, пока приду в себя. Что случилось, черт побери?

- Большие дела, - сказал Крейн.

- Сможем напечатать?

- Может быть. Еще не готово.

- А этот материал со швейной машиной...

- Швейная машина была осведомлена, - сказал Крейн. - Это был свободный представитель, и она имела право ходить по улицам. Она также...

- Что ты пьешь? - взвыл Маккей.

- Пиво, - сказал Крейн.

3
{"b":"37948","o":1}