ЛитМир - Электронная Библиотека

Он огляделся.

– А где тролль?

– Только что был здесь, – ответила Нэн.

– Черт его возьми, вечно он куда-то исчезает, – сказал Харкорт. – Не верю я ему. Если придет обратно, никуда его не отпускайте.

Несколько секунд он стоял в нерешительности, борясь с желанием обнять Иоланду и расцеловать ее перед уходом, Вместо этого он только кивнул ей.

– Я пошел, – сказал он.

– Желаю тебе удачи, Харкорт, – сказал коробейник.

Харкорт ничего не ответил. Коробейник ему по-прежнему не нравился.

На опушке его ждал Шишковатый.

– Готов, Чарлз?

Харкорт кивнул.

– Ты направо или налево?

– Направо, – ответил Харкорт.

– Не спеши, – сказал Шишковатый. – Вспомни, чему я тебя учил, когда ты был мальчишкой. Иди медленно. Держись за кустами. Хорошенько осмотрись, прежде чем двигаться. И не зевай.

Кустарник покрывал почти весь склон холма. То на четвереньках, то ползком Харкорт понемногу спускался вниз. Солнце еще не встало. Когда оно взойдет, оно окажется позади него, и тогда нужно будет прятаться особенно старательно. Но зато оно будет светить в глаза всякому, кто смотрит на холм из поместья, и заметить его станет труднее.

Харкорт полз вперед, то и дело застывая на месте и вглядываясь сквозь кустарник. В поместье не было заметно никакого движения. Стена, окружавшая его, густо заросла кустарником, а кое-где и деревьями. В них могло прятаться сколько угодно часовых. Однако если они там и были, их не было видно. Харкорт самым тщательным образом осмотрел ту часть стены, которая приходилась напротив него, пытаясь обнаружить чью-нибудь притаившуюся фигуру или какое-нибудь малейшее движение, но так ничего и не заметил. Впечатление было такое, будто там никого нет. Однако он знал, что там кто-то есть, не может не быть. Дядя Рауль видел стражу и попробовал, миновав ее, проникнуть внутрь, но повернул назад, поняв, что стражи слишком много, что в одиночку ее не миновать.

Вот уже много лет, подумал Харкорт, Нечисть стоит на страже вдоль стены, притаившись в ожидании нападения, не покидая своего поста, хотя до сих пор никто сюда проникнуть не пытался. Впрочем, как знать, может, кто-то и пытался, но был отбит, и никто об этом так и не узнал? Но если такие случаи и были, то немного. Можно ли отнести к ним попытку дяди Рауля? Пожалуй, нет, ведь о его присутствии они так и не догадались. Будь на их месте люди, им давно надоело бы сидеть в засаде без всякой видимой пользы, они бы ослабили бдительность и только делали бы вид, что стерегут. А Нечисть – могло это ей надоесть или нет? Способна она отвлечься, расслабиться? Он пожал плечами. Кто знает? Кто может знать что-нибудь про Нечисть? Но полагаться на то, что она потеряла бдительность, не стоит.

Харкорт переползал от куста к кусту, от камня к камню, время от времени останавливаясь и внимательно осматривая долину. И вот он наконец в первый раз заметил стражу – какие-то неопределенные тени, сгрудившиеся в густом кустарнике у самой стены так тесно, что он никак не мог разглядеть их по отдельности. Сначала он подумал, что это ему только почудилось, и только вглядевшись как следует, убедился, что они действительно там. Они не двигались – судя по всему, он все еще оставался незамеченным.

С удвоенной осторожностью он двинулся дальше, к подножью холма. Через некоторое время он снова остановился, но уже никого не мог разглядеть угол зрения изменился, и теперь они были скрыты зарослями кустарника.

Почему они прячутся? – подумал он. – Почему не стоят открыто? Ведь так легче отпугнуть незваных гостей, если они появятся. Может быть, Нечисть хочет, чтобы поместье казалось неохраняемым, чтобы никто не догадался, что здесь есть что охранять? Заброшенное и, скорее всего, неоднократно разграбленное поместье вряд ли может кого-нибудь заинтересовать. Может быть, это Нечисти и нужно больше всего – чтобы поместьем никто не интересовался?

Кустарник стал гуще, дальше пришлось двигаться ползком и гораздо медленнее. Казалось, зарослям не будет конца. Однако вскоре он подполз к опушке и долго лежал на животе, разглядывая поместье, которое было теперь гораздо ближе. Дом был большой, просторный, но не такой огромный, как показалось ему сначала. Красновато-желтая черепица кровли, выцветшая от времени, мягко светилась в лучах восходящего солнца. Толстые балки выступали на поверхности оштукатуренных стен. Перед домом и, вероятно, со всех сторон его поднималась стена из белого камня, такая высокая, что заслоняла собой нижнюю часть дома. За стеной лежал парк, в центре которого стоял дом. Там виднелось несколько деревьев, а по зеленому газону были разбросаны клумбы с яркими цветами. Красивый парк, подумал Харкорт. Как будто совсем из другого времени.

Когда-то по этим лужайкам расхаживали родовитые римляне, а за столиками под деревьями сидели римские дамы, угощаясь пирожными, потягивая вино и весело болтая между собой. Теперь здесь не было ни души.

Кто-то тронул Харкорта за плечо. Задохнувшись от испуга, он мгновенно перевернулся на спину и занес правую руку с зажатым в ней кинжалом Иоланды, готовый нанести удар.

Перед ним стоял тролль с веревкой на шее.

Левой рукой Харкорт схватил его за горло и опрокинул на землю рядом с собой.

– Это ты! – прошипел он сквозь зубы. – Опять ты!

Тролль бился на земле, задыхаясь и пытаясь что-то выговорить.

– Господин! – прохрипел он. – Господин!

– Зачем ты подкрался ко мне? Говори!

Харкорт немного разжал пальцы на его горле.

– Опасность! – задыхаясь, произнес тролль. – Господин, я хочу показать тебе, где опасность!

Харкорт снова перевернулся на живот, крепко держа тролля и прижимая его к земле. Тролль показал прямо вперед.

– Там западня, господин. Волчья яма.

– Волчья яма? Не вижу никакой волчьей ямы, – ответил Харкорт шепотом.

– Прямо перед нами. Вон в том месте, где нет травы.

– Таких мест здесь много. Я только что полз по голой земле.

– Но здесь западня, господин. Волчья яма, чуть-чуть прикрытая землей. Ты провалишься в нее, а там, на дне, торчат острые колья.

Харкорт пристально вгляделся в пятачок голой земли. На вид в нем не было ничего особенного.

– Откуда ты знаешь? – спросил он.

– Знаю. Чутьем. Я знаю своих соплеменников. Я знаю их привычки.

Харкорт не сводил глаз с места, на которое показывал тролль. Оно по-прежнему казалось ему совершенно безобидным.

– Вон там, на полпути к подножью холма, большой валун, – сказал тролль. – За ним прячется великан. Он настороже. Он почуял опасность. Время от времени он выглядывает из-за валуна.

Харкорт посмотрел на огромный камень, торчавший из земли впереди, но не заметил никаких признаков великана. Однако вдоль всей стены, окружавшей поместье, Нечисть была. Она пряталась, но теперь, с близкого расстояния, он мог без труда ее разглядеть.

– Почему ты не хочешь отступить, господин? – спросил шепотом тролль. – Ты не сможешь туда попасть.

Харкорт ничего не ответил и продолжал вглядываться в кустарник у стены. Там пряталось множество Нечисти. Чем дольше он смотрел, тем больше ее видел.

И не только у самой стены. Немного ниже того валуна, за которым, по словам тролля, прятался великан, что-то припало к земле под кустом орешника. «Боже мой, – подумал он, – да они здесь повсюду! Странно, что они до них пор меня не заметили».

Харкорт подтолкнул тролля, и они поползли назад, в кусты. Тролль полз рядом, всхлипывая с облегчением. Миновав самые густые заросли, они поползли дальше, вверх по склону, стараясь не показываться на открытых местах.

Прошло много времени, прежде чем они остановились, притаившись в густом подлеске.

– И так везде вокруг поместья? – спросил Харкорт. – Со всех сторон?

– Столько же стражи, господин, со всех сторон. Везде вокруг.

– Откуда ты знаешь?

– Ночью я ходил на разведку. Задолго до рассвета. Я обошел поместье со всех сторон.

– И все это ты разглядел в темноте?

– Господин, иногда я могу видеть лучше, чем ты. Я знаю, чего искать. Я сам из Нечисти. Я знаю, где искать и как. Я знаю, как думает Нечисть. Не поворачивайся, не высовывай голову – в небе драконы. А вон на тех холмах, по другую сторону долины, – гарпии.

58
{"b":"37960","o":1}