ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лис раздвинул руки на фут.

— Это погружено в тело Зверя?

— Да.

— Грязная работа, — сказал Джиб.

— Мне это не нравится, — сказал Снивли. — В этом есть что-то злое. Они знают больше, чем рассказывают нам.

— Возможно, — сказал Корнуэлл. — Но перед нами проблема, а значит, существует цена за ее решение. И цена эта не цыплята или свинья, — добавил он, обращаясь к Лису.

— Добродетельность поступка? — предположил Лис. — Во имя рыцарства?

— Не говорите о рыцарстве! — выпалил Оливер. — Рыцарство умерло. Оно долго не продержалось, сгнило на корню. Нам нужно что-то прочное. Если мы ничего не получим, то утром уходим.

— Вы не посмеете уйти, — нагло возразил Лис. — По развалинам ходят церберы. Не пройдете вы и мили, как они разорвут вас на кусочки. Церберы вас никогда не любили, а теперь, после того, как вы убили гиганта, любят еще меньше.

— Вы полагаете, что мы в ловушке? — спросил Хол.

— Может и нет, — ответил Большой Живот. — Возможно, мы вам поможем.

— Они действуют заодно, эти фигуры и церберы! — закричал Снивли. Они хотят нас шантажировать.

— Если вы думаете, что мы дружны с церберами и с их помощью хотим заставить вас выполнить работу, то вы глубоко ошибаетесь, — заявил Жабье Лицо.

— Но до прихода к замку мы не видели церберов, — сказал Джиб. — Мы ждали их, но они не появлялись. Они могли захватить нас в любом месте, но ждали именно здесь.

— Много лет церберы бродят вокруг замка Зверя, — сказал Лис. — Они надеются застать нас врасплох. С самого начала между нами идет война. В последние годы они стали осторожнее. Мы их проучили и теперь они знают, на что мы способны. Мы регулярно поражаем их различными видами магии, но они не уходят. По-прежнему не сдаются. Но сейчас при виде нас они поджимают хвосты и уходят. Они нас боятся.

— Видимо, им нужен замок? — спросил Джиб. — Не вы, а замок?

— Верно, — ответил Лис. — Для них это вопрос гордости. Они хотят владеть замком Зверя Хаоса. Они никогда ничем не владели, эти хулиганы и скандалисты Диких Земель. Их, конечно боятся, но не уважают. Завладев замком, они надеются приобрести уважение.

— Но вы их проучили?

— Да. Они теперь не осмелятся приблизиться, но все же надеются когда-нибудь перехитрить нас.

— Вы думаете, что сможете помочь нам благополучно выбраться из замка? — поинтересовался Корнуэлл.

— Да.

— Если мы войдем в склеп и вытащим этот предмет, то вы снабдите нас охраной до того места, где церберы не будут угрожать нам?

— Они нам лгут, — сказал Снивли. — Они сами боятся церберов точно также, как Зверя Хаоса.

— Какая разница? — спросила Мери. — Ведь вы уже все равно решили вытащить эту штуку из склепа. Вам же интересно, что это такое.

— Но вы обещаете нам охрану? — спросил Корнуэлл у Лиса.

— Да, — подтвердил Лис.

— Если вы нас обманете, — сказал Хол, — мы вернемся и разорим ваше гнездо.

27

Зловоние было тяжелым. Оно било в живот, затыкало ноздри, обжигало горло, выжимало слезы из глаз. От него кружилась голова. В нем была какая-то грозная чуждость, оно как будто пришло не с Земли, а из недр ада.

Им пришлось проработать несколько часов, расширяя отверстие в своде, устанавливая блок, чтобы пропустить через него веревку.

Когда все было готово, Корнуэлл заглянул в отверстие и увидел гниющую массу, не совсем жидкую и не твердую, а желеобразную. В виде этой массе было что-то отвратительное, выворачивающее наизнанку желудок — то же свойство, что и в запахе. Сам по себе запах был отвратителен, но в комбинации с видом этой массы он был просто невыносим. Корнуэлл согнулся вдвое, сотрясаемый приступом рвоты. Но содержимое его желудка было уже давно извергнуто.

— Почему вы не пустите меня, Марк? — спросил Джиб. — Мне это не так страшно…

— Вам это не так страшно, — ответил Корнуэлл, — потому что у вас уже внутренности чуть не выдавились из горла.

— Но я легче, — не сдавался Джиб. — Я втрое легче вас. Мне легче справиться с веревкой.

— Перестаньте, Джиб, — гневно сказал Снивли, — мы уже все обговорили. Конечно, Марк тяжелее вас, но он и втрое сильнее вас.

— Может, сила тут и не нужна.

— Эту штуку внизу будет трудно вытащить, — сказал Хол. — Она растет из тела Зверя, и может оказаться еще и прикрепленной к нему.

— Теперь его тело — масса слизи, — возразил Джиб. — Это только грязь.

— В этом случае клетка или шар, или что бы это ни было, утонуло бы. Мы бы не увидели его.

— Но, может, оно плавает.

— Давайте прекратим разговоры, — сказал Корнуэлл. — Как сказал Снивли, мы уже все решили, мы все обдумали и приняли логичное решение. Я сильнее любого из вас, а сила там понадобится. Я ухвачу эту штуку, а вы вытащите меня вместе с ней. Мне может даже не хватить силы. Все остальные, вместе с Мери, будут тащить веревку. А где же Мери?

— Он пошла разводить костер, — ответил Снивли. — Нам понадобится горячая вода, когда мы выберемся отсюда.

— Если горячая вода сможет отмыть нас, — сказал Оливер.

— Большой Живот дал нам мыла, — заметил Снивли.

— Зачем им мыло? — спросил Оливер. — Судя по запаху, они никогда не моются.

Корнуэлл прикрикнул на него и остальных:

— Прекратите болтовню! При чем тут мыло, если нужна здесь Мери чтобы тянуть веревку!

Он замолчал, устыдившись. Почему он на них кричит? Это все запах. Он грызет мозг, дергает нервы, выворачивает внутренности. Со временем он может превратить человека в кричащего маньяка.

— Давайте начнем, — сказал он.

— Я позову Мери, — сказал Оливер, — а сам посмотрю за костром.

— Забудьте об огне, — сказал Хол. — Возвращайтесь вместе с ней. Нам будет нужна ваша помощь.

— Если бы у нас был крюк, — сказал Джиб, — мы могли бы поднять эту штуку, подцепив ее.

— Но у нас нет крюка, — сказал Хол, — и нет металла, чтобы его изготовить. У них есть кузница, но нет металла.

— Они спрятали металл, — сказал Снивли, — и спрятались сами. Их не видно.

— Мы можем использовать металл одного из наших котлов, — сказал Джиб.

— Это долго, — возразил Корнуэлл. — Поэтому обвяжите вокруг меня веревку и начинайте. Так будет легче и проще.

— Вы задохнетесь, — сказал Снивли.

— Нет. Я обвяжу нос и рот шарфом.

— Проверьте, чтобы узел был хорошо завязан, — предупредил Снивли Хола, — нельзя ничего упускать, если Марк туда упадет, мы не сможем его вытащить.

— Я разбираюсь в узлах, — заметил Хол. — Хорошая петля, затянется крепко.

— Как вы себя чувствуете? — спросил он Корнуэлла.

— Хорошо, давайте шарф.

Корнуэлл обернул шарфом лицо, закрыв им рот и нос.

— Стойте спокойно, — сказал Джиб. — Я завязываю.

По лестнице торопливо поднялся Оливер в сопровождении Мери.

— Вы, все, — сказал Хол. — Всем взяться за веревку. Держите ее так, как будто речь идет о вашей жизни. Опускать будем медленно.

Корнуэлл перегнулся через край отверстия и его сразу затошнило. Подействовал не запах — шарф задерживал его в какой-то мере — а зрелище: масса гниющей ткани мертвого разлагающегося существа, лужа гниения, заключенная в склепе. Она была зеленая, местами желтая, с красными и черными пятнами. Что-то похожее на слабое течение медленно поворачивалось в этой массе, так медленно, что трудно уловить это движение, хотя чувство движения, чувство чего-то живого все время оставалось.

Корнуэлл сжал челюсти. Внутренности у него выворачивались наизнанку. Глаза слезились.

Он знал, что не сможет продержаться долго внизу. Там нужно будет действовать быстро и еще быстрее выбираться оттуда. Корнуэлл согнул правую руку, как бы желая убедиться, что она подействует, когда ему нужно будет схватить клетку.

Веревка вокруг его пояса натянулась.

— Осторожнее! Опускайте медленнее!

Запах ударил его, проглотил, раздавил. Шарфа было недостаточно. Запах пробивался сквозь ткань, и Марк захлебывался в нем.

29
{"b":"37963","o":1}