ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 11.

В конце концов драконы улетели, направляясь куда-то на восток. Разыскивали ли они людей или просто вылетели на охоту, так и осталось неизвестным.

Харкорт не заметил, как они улетели, он даже не смотрел на них. Он по-прежнему сидел на корточках в протоке, наполовину забившись в окаймлявшие ее болотные травы, и в ушах у него звучало одно слово: «Элоиза! Элоиза! Элоиза!»

И все это время нескончаемые тучи невидимых призраков – невидимых, если не считать возникавшего время от времени легкого колыхания воздуха, которое можно было заметить только уголком глаза, – нескончаемые тучи невидимых призраков осаждали его, с неумолчным бормотаньем кружась над головой. Он пробовал заговаривать с ними, кричать на них – про себя, мысленно. «Расскажите мне! – беззвучно умолял он. – Расскажите мне об Элоизе! Что вы хотели о ней сказать?» В голове его мелькнула мысль, которая потрясла его до глубины души: если он действительно услышит что-то о ней в таком месте, из уст бормочущих болотных призраков, он в ужасе отшатнется. «Здесь все нечисто и отвратительно, – подумал он. – Здесь не может быть Элоизы! Я не хочу, чтобы она нашлась здесь! Да ее здесь и не может быть – ведь если она умерла, то умерла не здесь, а на том берегу, в замке Фонтен!»

Одолеваемый мучительными раздумьями, он сидел, пригнувшись, на корточках, уйдя в себя, забыв обо всем, что его окружало, – о ярко светившем солнце, о тухлой болотной воде, о шорохе камыша, о кружащих в небе драконах.

Он не хотел, чтобы Элоиза нашлась здесь, в этой зловонной трясине. А хотел он вообще, чтобы она нашлась? Эта непрошеная мысль, возникшая из самых глубин его сознания, заставила его вздрогнуть: ему стало страшно от того, что она могла прийти ему в голову, что она могла зародиться где-то там, в сокровенных глубинах души, о которых он и сам не подозревал.

Он больше не помнил лица Элоизы: оно навсегда осталось для него скрытым прядью волос, упавшей от порыва ветра. И глядя на ее подарок, он больше не помнил слов, которые она сказала ему, даря книгу, не видел, как ее пальцы перелистывают страницы. С годами она уплыла от него, отступила куда-то вдаль. «Боже! – сказал он себе в ужасе. – Боже мой, ведь я ее забыл!»

«Боже! – взмолился он. – Сделай так, чтобы ее здесь не было. Чтобы я не услышал здесь ее голос. Если она здесь и я ее встречу, я отшатнусь от нее с отвращением, и это разобьет сердце нам обоим. Мы не должны встретиться в таком отвратительном месте. Когда мы встретимся снова… Если нам суждено встретиться, это должно случиться на цветущей поляне, овеваемой легким ветерком. Но не здесь, Боже, не здесь!»

Его заставил очнуться оклик аббата.

– Чарлз, пошли. Веди нас, мой друг. Драконов больше не видно.

Харкорт медленно поднялся, словно пробуждаясь от кошмара. Подняв голову, он взглянул на небо. Драконов не было. Он машинально побрел, пошатываясь, вперед, следуя за извилинами протоки. Скоро она кончилась, влившись в мелкое стоячее озерцо, и там, по другую его сторону, поднимался островок, который Харкорт заметил еще издалека, – с несколькими деревьями на берегу и тропинкой, поднимавшейся от берега мимо деревьев.

Аббат, шлепая по воде, обогнал Иоланду и Шишковатого и поравнялся с ним.

– Из-за этих драконов мы потеряли много времени, – произнес он, пыхтя от быстрой ходьбы. – Мы не успеем пересечь болото до наступления ночи.

Харкорт поднял глаза и увидел, что солнце уже заметно склонилось к западу.

– Сделаем все, что сможем, – ответил он. – А если придется здесь заночевать, как-нибудь устроимся.

– Плохо дело, – сказал аббат. – Совсем плохо. Мы бы должны быть уже за много лиг отсюда, на суше.

– Дальше пойдет лучше, – сказал Харкорт, – я в этом не сомневаюсь. Как только выберемся на сухое место, идти станет легче.

Они продолжали свой путь. Через некоторое время Харкорт спросил:

– Как ты думаешь, это за нами охотились драконы? Откуда они могли узнать, что мы здесь?

– Не знаю, – отвечал аббат. – Я об этом думал и ничего не мог придумать. Но какая разница? За нами они охотились или нет, стоило им нас заметить, они бы все равно на нас кинулись.

– Ты не разглядел, не было у одного из них веревки на шее?

– Нет, не заметил. Они были слишком высоко. Но я тоже об этом подумал.

– У меня такое предчувствие, – сказал Харкорт, – что рано или поздно мы еще повстречаемся с этим драконом. И очень может быть, что лицом к лицу. Я намерен его убить.

– Ты романтик, Чарлз, – сказал аббат. – Неизлечимый романтик. Хотя характер у тебя тяжелый и угрюмый, ты живешь в мире фантазий. Фантазии окружают тебя даже среди бела дня. Кому кроме тебя могло прийти в голову заарканить дракона?

– Я серьезно, – сказал Харкорт. – Это не пустые слова. Я чувствую, что повстречаюсь с этим драконом лицом к лицу. И сделаю все, чтобы его убить.

– Ты считаешь, что это у тебя на роду написано с того самого дня у подножья Драконова хребта? Что тогда пришло в движение нечто такое, что должно разрешиться здесь, в глубине Брошенных Земель?

– Про это я ничего не знаю, – отвечал Харкорт. – Я не так склонен философствовать, как ты. У меня только есть такое предчувствие, вот и все.

Идти становилось все труднее, и остров, лежащий впереди, казалось, отдалялся, вместо того чтобы приближаться. Харкорт взглянул себе под ноги и увидел, что вода едва доходит ему до щиколоток. Он по-прежнему шагал вперед, но продвигался как будто медленнее, чем до сих пор. Казалось, вода сделалась густой, как патока. Что-то стало и с воздухом: он был какой-то необычно плотный и не такой прозрачный, как всегда.

– Гай! – позвал он почти шепотом.

– Да, я тоже заметил, – сказал аббат. – Что-то происходит.

Они брели вперед, стараясь идти побыстрее, как шли раньше, но вокруг них все стало каким-то непривычным. Они шагали все так же широко, но расстояние, которое они покрывали с каждым шагом, становилось меньше и меньше. Остров впереди то расплывался в глазах у Харкорта, то снова обретал четкость. В ушах его время от времени еще слышалось бормотанье болотных призраков, но голоса их казались искаженными и гулкими, словно звучали из пустой бочки.

30
{"b":"37966","o":1}