ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если вам не жалко, – ответил коробейник. – Мне иногда удается выторговать сала, но я уже, наверное, целый месяц его не пробовал. Нет ничего вкуснее кусочка сала.

Иоланда отрезала несколько ломтиков и положила их на сковородку рядом с рыбой.

Сидя у огня, они поужинали. Когда с едой было покончено, коробейник сказал:

– Вы говорили, что вам нужна какая-то информация. Что вы хотели бы знать? Наверное, вас интересует, что лежит впереди?

– Верно, – сказал Харкорт. – Мы направляемся на запад. Мы слышали, что где-то в том направлении есть древний храм.

Коробейник задумался.

– Вам еще далеко идти, – сказал он наконец. – Я там никогда не был. Храма, о котором вы говорите, я не видел, но слыхал о нем. Могу сказать только одно – вам нужно идти на запад и расспрашивать всех, кого встретите по пути.

– А кого там расспрашивать? – спросил Шишковатый. – Уж конечно, не Нечисть. А встретим мы там кого-нибудь кроме Нечисти?

– Там есть люди, – отвечал коробейник. – Вы найдете их в потаенных, уединенных местах. Нечисть знает, что они там живут, но не трогает их. Что вы вообще знаете о Нечисти?

– Я много дней сражался с ней на стенах замка семь лет назад, – сказал Харкорт.

– Да, это были трудные времена, – сказал коробейник. – Но обычно у Нечисти нрав не такой уж злобный. У них есть свои циклы. Было время, когда всякий мог пройти по этим местам и остаться невредимым. А иногда даже я не решаюсь показаться наружу и отсиживаюсь здесь. У них случаются периоды бешенства, а когда такой период проходит, они снова становятся всего лишь несносными, но не кидаются сразу убивать. Сейчас, мне кажется, время неудачное. Где-то на севере бродит римская когорта, а от этого у них всегда портится характер.

– Ты больше ничего не слышал об этих римлянах? – спросил аббат. – Только то, что они где-то на севере?

– Были одна-две стычки. Случайные столкновения небольших отрядов, и только. Ничего серьезного.

– Тогда вполне возможно, что ничего серьезного и не произойдет, – сказал Харкорт. – Эта когорта отправилась всего лишь на рекогносцировку. Римляне не хотят конфронтации.

– Может быть, так оно и есть. Надеюсь, что так. Почти вся Нечисть собралась у дальних границ на случай вторжения варваров – они, кстати сказать, в последнее время не очень наседают, но по-прежнему опасны. Сюда проникают только небольшие конные отряды, а больших передвижений незаметно.

– Есть здесь какие-нибудь опасные места, о которых нам надо знать? – спросил Шишковатый. – Места, которые нам лучше бы обойти стороной? Все, что ты нам об этом можешь сказать, будет для нас очень ценно.

– В нескольких лигах к западу, за довольно большой рекой, лежит долина, где живут гарпии. Они могут охотиться и в других местах, но обычно держатся неподалеку от своей долины. Когда переправитесь через реку, держите ухо востро. Это очень злобные существа.

– А драконы? – спросил аббат.

– От драконов никогда не знаешь, чего ожидать, – ответил коробейник. – Они могут быть где угодно. Прежде чем выйти на открытое место, обязательно посмотрите на небо. И старайтесь по возможности держаться поближе к деревьям. Среди деревьев им до вас не добраться. Будьте осторожнее на мостах – это излюбленное место троллей. Но это вы, конечно, знаете.

– Знаем, – сказал аббат.

– Раз уж вы туда направляетесь, вы можете при случае порасспросить про один колодец. Древний колодец, говорят, когда-то он служил местом паломничества. Легенда гласит, что, если вы перегнетесь через полуразрушенную каменную стену, которая его окружает, и поглядите вниз, в воду, вы сможете увидеть в воде будущее. Гарантировать вам это я не могу, у меня есть кое-какие сомнения. Однако то, что про него рассказывают, очень любопытно. Я много про него слышал.

– Надо будет расспросить про этот колодец по пути, – небрежно сказал Харкорт.

Огонь догорел. Ночь уже наступила. Легкий ветерок шевелил верхушки растущих ниже по склону деревьев, которые приходились прямо против входа в пещеру. Небо на востоке посветлело, предвещая восход луны.

Коробейник поднялся с места, прошел в глубину пещеры и принялся рыться в мешках, которые лежали в выложенном камнями углу. Потом он вернулся к огню, держа в руках какой-то предмет, блеснувший в свете пламени, когда он протянул его Иоланде. Это было что-то очень красивое по крайней мере, так всем показалось. Радужные отсветы играли на спиральной поверхности, которая заканчивалась широким раструбом.

Иоланда так и сяк поворачивала предмет в руках, пытаясь понять, что это такое.

– Что это? – спросила она. – Вещь прекрасная, но что это может быть?

– Это морская раковина, – ответил коробейник, – которую привезли с берегов далекого океана. В ней все еще шумит море. Приложи к уху – и услышишь.

Иоланда с недоверчивым видом приложила раковину раструбом к уху и прислушалась. Ее глаза широко раскрылись от удивления, рот приоткрылся. Она долго слушала, а остальные смотрели на нее. Наконец она отняла раковину от уха и протянула ее аббату, который, повертев ее в руках и разглядев как следует, тоже поднес к уху.

– Боже всемогущий, – воскликнул он, – в ней заключено море! Должно быть, это и есть море, ведь я никогда его не видел. Как будто волны шумят.

Коробейник как-то зловеще усмехнулся:

– Я же сказал. А ты не поверил?

– Таким невероятным вещам я никогда не верю, – сказал аббат, – пока не удостоверюсь сам.

Он передал раковину Харкорту, и тот, поднеся ее к уху, тоже услышал шум – как и сказал аббат, он был похож на шум волн. Харкорт опустил раковину.

– Не понимаю, – сказал он. – Как может эта раковина хранить внутри себя шум моря? Даже если ее принесли с берега моря, как она может сохранять его шум?

Шишковатый протянул руку и отобрал у него раковину, но к уху ее прикладывать не стал.

– Все это бабушкины сказки, – заявил он. – Звук, который там слышен, – никакой не шум моря, а что-то еще. Я не могу этого объяснить, да и никто, наверное, не может. Только это не шум моря.

– Тогда скажи, что это, – сказал коробейник.

– Я же говорю, что не знаю, – ответил Шишковатый. – Честнее не скажешь. Но только это не шум моря.

35
{"b":"37966","o":1}