ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Молодые были", - подумал Журковский, но уйти в воспоминания ему не удалось.

- О! Толя!

Павел Романович Греч, сидевший на диване с книгой в руке, при виде гостей пружинисто поднялся на ноги и быстро шагнул к вошедшим.

- Как я рад вас видеть, если бы вы знали! Суханов! Ты молодец, что Толю привез! Как удачно! А мы сидим тут со Славой в гордом одиночестве, не знаем уже - то ли спать ложиться, то ли ужин готовить... Ну теперь-то точно отужинаем. Толя! Ты куда же вчера подевался? Я с тобой хотел поговорить... Ты исчез...

- Да там, Паша, такая суета была вокруг тебя, что я решил... Пойду, думаю, восвояси... Все равно не пообщаться.

- Да. Тем более что я сразу после лекции улетел в Москву. И только вот два часа назад вернулся. Вместе со Славой прилетели.

- Ну что, ужинать будем или как? - спросил Люсин.

- Да, да, конечно!

Греч широко улыбнулся.

- Конечно, поужинаем.

- Я займусь тогда. У меня уже ноги сводит от голода. - Люсин направился в сторону кухни.

- Ну что, Толя, как живешь? - спросил Греч.

Журковский пожал плечами и посмотрел на Суханова.

- Что-то случилось? - спросил Греч, в свою очередь переведя взгляд на Андрея Ильича.

- Еще нет, - сказал тот. - Но может. Проблема у нас, Павел Романович.

- Что еще?

Журковский увидел, как лицо Греча, только что сияющее искренней, широкой улыбкой, словно сжалось, осунулось, глаза загорелись странным, лихорадочным огнем.

- По мою душу? - спросил он.

- Да.

- Что же на этот раз?

- Проблема серьезная, Павел Романович. Приходил ко мне сейчас один персонаж...

- Что за персонаж?

Греч теперь говорил резко, внимательно глядя в глаза Суханову. Журковский еще раз отметил ту быстроту, с которой менялось выражение лица Павла Романовича, Пашки Греча, - прежде он всегда был для него открытой книгой, а теперь казался совершенно чужим, непредсказуемым и загадочным.

- Вроде из Комитета. Молодой.

- И что же?

- Говорит, что бывший твой студент. Иванов Михаил. Не помнишь такого?

- Ну что ты, Андрюша! Нет, конечно.

- Так вот, он просил тебе передать, что очень тебя уважает, мол, он честный студент, хоть и в органах работает... И считает своим долгом пойти на должностное преступление...

- Провокация, - покачал головой Греч.

- Подожди. Дослушай. Хочет предупредить тебя о том, что у тебя дома будет обыск.

- Ну конечно, провокация, - снова сказал Греч.

- И найдут при обыске незарегистрированное оружие.

- Что? Что ты сказал? Оружие? Откуда у меня оружие? Или они собираются подбросить? Так понятые ведь... Нет, это вряд ли. Провокация, Андрюша. Подлая провокация. И тебя втянули в это дело.

- Паша, у тебя точно оружия нет?

- Слушай, ты меня что, первый день знаешь? Сам подумай - на кой черт мне оружие? Да еще незарегистрированное. Я что, наемный убийца? Или на продажу держу?

- Паша, ты понимаешь, насколько это серьезно? Если это правда, то какие могут быть последствия - ты отдаешь себе отчет?

- Я отдаю себе отчет, - ответил Греч. - Юридическое образование у меня как-никак есть.

- Вот именно. Поэтому мне странно, что ты так легкомысленно к этому относишься.

- Ты знаешь, Паша, - сказал Журковский, с удовольствием проговаривая это "ты". В машине, в присутствии шофера и охраны, у него как-то само собой получалось обращаться к старому другу Пашке Гречу на "вы". Здесь же, что называется, обстановка располагала. - Ты знаешь, я верю этому парню. Я присутствовал при разговоре. Мне кажется, он не врал.

- Толя... Анатолий Карлович! Вы же взрослый человек!

Греч заходил по комнате.

- Ты что, вчера родился? Эти люди способны на все. Поверь мне, я уж, к сожалению моему, все это знаю. Такого навидался!.. Продадут, наврут в глаза и не то что не поморщатся, а забудут через минуту. У них это в порядке вещей. Вранье поставлено на поток. На конвейер. Понимаешь? А ты покупаешься на это, как ребенок. Мне только одно непонятно - для чего они эту информацию нам запустили? Просто еще один камень, чтобы жизнь мне отравить? Просто гадость очередная? Так, что ли?

- Толя! - Люсин стоял на пороге кухни, вытирая руки полотенцем. - Толя! А у тебя ведь есть в доме оружие.

Греч застыл посреди комнаты, глядя на Люсина, который спокойно продолжал вытирать руки.

- Что ты имеешь в виду, Слава? Какое оружие? Это не тема для шуток!

- Я и не шучу. Ты мне сам показывал.

- Что показывал?

- Ружье. Которое тебе после выборов президент подарил. С дарственной надписью.

- О, Господи! Да я и забыл про это... Так оно же... Вот дьявол!

Греч бросился к лестнице, ведущей на второй этаж.

- Приехали, - сказал Суханов. - Вот тебе и на! Значит, прав был эфэсбешник... Студент. Надо же. Есть еще порядочные люди в наше время. И среди молодежи. Что приятно.

Исчезнувший наверху Греч появился на лестнице с длинной картонной коробкой в руках.

- Вот оно.

- Покажи!

Суханов взял коробку, положил ее на диван и открыл.

Журковский увидел массивное, с резьбой по всему прикладу темного дерева, с матовым толстым стволом охотничье ружье.

- Павлу Романовичу Гречу, дорогому другу в память о нашей общей победе. Президент Российской Федерации... Солидно, - произнес Суханов, прочитав вслух слова, что были выгравированы на металлической табличке, привинченной к прикладу. - Это все звучит очень убедительно и замечательно, только ведь табличка - не документ. А настоящие документы есть на это ружье?

- Нет, - Греч отрицательно покачал головой. - Не до того было тогда. Да вы же знаете нашего президента. Широкая душа. Подарки любит раздаривать. Подарил и забыл. А потом, вечером, - уже никакой... Какие там документы! Да ведь и я был в ту пору народным депутатом. Неприкосновенность. Кто бы посмел ко мне сунуться? Тем более тогда. Мы были победителями. Тогда нас не судили. И мы себя, надо признаться, тоже...

- Нужно оформить документы. Срочно.

- Где? Прийти в милицию - вот, мол, президент подарил ружьецо? Оформите, пожалуйста? Как ты себе это представляешь?

Суханов пожал плечами.

- Нет, не успеем мы ничего сделать. Если они задумали накрыть тебя с оружием, то мы ничего не оформим. Нужно просто от него избавиться, и все.

- В каком смысле - "избавиться"? - спросил Греч и внимательно посмотрел на Суханова. - Что ты имеешь в виду? Выбросить, что ли? В море утопить?

- Ну нет, конечно... Но держать это дома в любом случае нельзя. Если они решили пришить тебе незаконное хранение оружия, значит, у них все уже продумано. И все на мази.

- А кто это - "они"? - спросил Греч.

Суханов усмехнулся.

- Они - это они. Они всегда были, есть и будут. И они всегда не персонифицированы. Хотя для меня кое-что уже вполне ясно. Некоторые фамилии назвать могу.

- А цель-то какая? Цель? - Журковский неожиданно для себя начал кипятиться. И чем большее раздражение им овладевало, тем спокойнее становились Суханов и Греч.

- Цель? - спросил Греч. - Цель у них одна. Все под себя. Ну ладно, сейчас незачем об этом думать.

- Да. Сейчас нужно что-то решать с этой артиллерией.

- Пусть у меня полежит, - просто сказал Журковский. - Про меня эти ваши "они", вероятно, не знают?

Суханов прищурился:

- У тебя? То есть у вас?

- Можно на "ты", - спокойно ответил Журковский. - Раз уж все здесь на "ты", давайте и мы... Идет?

- Конечно, идет. Только... Ты представляешь, насколько это опасно?

- Представляю.

- Слышите? Он представляет!

Суханов посмотрел на Павла Романовича.

- Ну скажите ему, - Суханов неожиданно обратиляся к Гречу на "вы". Скажите же ему, куда он лезет.

- Ничего ты не представляешь, - произнес Греч.

В руках у него появился мобильный телефон, он быстро набрал номер.

- Алло. Это я. Сергей Сергеич, вы не могли бы приехать ко мне?.. Да, на дачу. Сейчас.

18
{"b":"37969","o":1}