ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Да. Я вас слушаю.

- Нет, нет, вы не поймите меня... превратно, - Суханов отвел глаза в сторону. - Я просто так, ничего определенного. Просто хотел, ну, как бы это сказать... Познакомиться, что ли, поближе...

- Так мы вроде знакомы, - суше, чем того желал, ответил Журковский. Так уж вышло. Не смог скрыть неприязни. Может быть, это водка виновата?..

- Знакомы, конечно... Только мне, право, неудобно как-то. Я к вам хожу, а мы с вами и двумя словами еще, кажется, не перекинулись...

- Отчего же? Можно и "перекинуться".

Журковский снова не удержался, сделав акцент на очередном вульгаризме Суханова. Гость усмехнулся.

"Заметил", - с удивлением подумал Журковский.

- Иронизируете? Правильно. - Суханов улыбнулся. - Конечно. Я вижу, что неприятен вам. Только понять не могу - почему? Потому что бизнесом занимаюсь вместо чистой науки, да?

- Господи, да мне-то что за дело, чем вы занимаетесь? - искренне удивился Журковский. - Занимайтесь чем хотите.

Он знал, конечно, что Суханов - бизнесмен и давно уже не работает по специальности. Впрочем, Анатолий Карлович и сам не называл свои занятия наукой или преподавательскую деятельность "работой по специальности", поскольку считал, что и то и другое - процессы исключительно творческие и такое сухое понятие, как эта самая "специальность", здесь никак не годится.

- Да... На самом деле, я вам хотел работу предложить, - помявшись, сказал Суханов.

- Спасибо... У меня есть работа.

- Да... Конечно... Только, мне кажется, лишние деньги... Да и вы, вероятно, можете совмещать... А мне нужны квалифицированные специалисты... В вашей области...

- Это в какой же?

- Послушайте, Анатолий Карлович, я, между прочим, все-таки доктор наук. И если вы думаете, что моя фирма торгует трусами, то напрасно. Мы занимаемся компьютерным обеспечением. И работа у нас поставлена достаточно широко. Мы большие дела делаем, по-настоящему большие. И интересные.

- Спасибо. Но у меня нет способностей к бизнесу. Я уж как-нибудь так...

- Я знаю. Я знаю, у кого какие способности. Не первый день этим занимаюсь. И не предлагаю вам торговать компьютерами. Я предлагаю вам работу по вашей основной специальности.

- И что же это за работа? По специальности? - ехидно спросил Журковский.

- Мы делаем компьютерные энциклопедии, - спокойно сказал Суханов, сделав вид, что не заметил иронии в словах Журковского. - Знаете, что это такое?

- Да уж наслышан. Дайджесты для задержавшихся в развитии.

- Ну зачем же так зло? А учебники для начальной школы тоже, по-вашему, для дебилов писаны?

- Это другое...

- Нет, Анатолий Карлович, тут вы не правы. Но, собственно, сейчас не время и не место для дискуссии. Я вам оставлю свои координаты... Вот. - Суханов положил на стол визитку. - У вашей жены, Галины, есть мой домашний... Но лучше звоните по этим. Вот мобильный, служебный... Проще застать. Я дома-то редко бываю. А к вам выбираюсь... Знаете, Анатолий Карлович, какой для меня праздник - вот так посидеть запросто, словно мне двадцать лет... Водку вот эту... Суханов снова взял бутылку, повертел в руке, поставил на стол. - Водку вот эту похлебать... Времени нет, вы поверите? Чем дальше, тем сложнее, иной раз хочется послать все к чертям, нажраться, упасть, знаете, в салат мордой... Но вы не волнуйтесь. Вам, если согласитесь, с такой интенсивностью пахать не придется...

- А я пахать вообще не умею. Я либо работаю, либо...

- Ладно, ладно, извините. Работать, конечно. Это я так... Как вы, однако, к словам относитесь!

- Как?

- Придирчиво. В наше время это редкость.

- Очень может быть. Только, смею думать, я совершенно адекватно отношусь и к словам, и к людям.

- Дай-то Бог. Кстати, вы сегодня с Гречем встречались?

Журковский проглотил комок, внезапно выросший в горле. Откуда он знает про его встречу с мэром? Про нее же вообще никто...

- И как он? - продолжил Суханов.

- Нормально. Как обычно. Занят. Мне с ним даже толком поговорить не удалось.

- Ну да...

- А почему вас это интересует?

- Ну как - почему? - Суханов вытащил из кармана мобильный телефон. Потому что в одном городе живем. А от Греча очень многое сейчас зависит. Думал, может, какие новости он вам поведал. Но в принципе это неважно. Вы смотрите, осторожнее с ним сейчас.

- Я не понял, что вы имеете в виду?

- То, что сказал. Осторожнее с ним будьте. У него сейчас очень крупные неприятности начинаются. Очень крупные, - подчеркнул Суханов.

- Вы что, имеете в виду газетные статьи? - спросил Анатолий Карлович. Это же чистая липа. Я точно знаю.

- Липа не липа, а вы ему все-таки передайте, чтобы он поосмотрительнее себя вел. Это не шутки.

- Я не понимаю, собственно говоря, о чем речь...

- Вы просто передайте, и все. Можете так и сказать, что Суханов, дескать, просит вести себя повнимательнее. И дело с концом. Я очень жду вашего звонка, Анатолий Карлович. Очень. Просто сейчас о делах говорить бессмысленно, не люблю я во время отдыха о работе... Вы понимаете...

Анатолий Карлович кивнул, хотя не поручился бы, будто понял то, что имел в виду гость. Для него никогда не существовало разницы между работой и досугом.

- Вот... Поставим вам дома хороший компьютер, дадим обеспечение, мультимедиа, все дела... Интернет... Вам это и по институтской вашей работе лишним не будет... И деньги мы платим хорошие. По-настоящему хорошие...

Говоря это, Суханов уже набирал номер на своем мобильном телефоне.

- Виктор! - сказал он, опуская приветствие. - Виктор, это я. Ну давай, минуток через пятнадцать к подъезду. Я выйду. Все.

Суханов отключил телефон и встал.

- Ну, пора прощаться, Анатолий Карлович. Вы позвоните мне, хорошо? Может быть, прямо завтра.

- Мне нужно подумать, - ответил Журковский.

- Конечно. Но все же позвоните. Спасибо вам, - сказал Суханов неожиданно грустно. - Огромное спасибо. Извините, если что не так... Знаете, очень хорошо у вас... Просто уходить не хочется. Даже завидую... Спокойно, по-семейному... Эх, счастливый вы человек, Анатолий Карлович.

Суханов пожал Журковскому руку и исчез в коридоре.

"Черт знает что, - подумал Анатолий Карлович. - Откуда он все-таки про Греча-то узнал?... Темный какой-то человек... Он мне сразу не понравился. Неприятности... Нет, надо Паше обязательно все это рассказать... Может быть, прямо сейчас. Как его найти? Домой позвонить? Удобно ли? Да впрочем, дело-то серьезное, может быть, он еще и спасибо скажет..."

Журковский вышел в коридор и понял, что сейчас звонить мэру не будет. В гостиной раздавались громогласные взрывы хохота, после которых с неизменным запозданием следовал заикающийся, визгливый смех Карины Назаровны. Не успевала она отсмеяться, как раздавался новый удар раскатистого, басовитого мужского рева - писатели, число которых выросло до пяти, подошли к стадии анекдотов. Эта стадия, Журковский знал по собственному опыту, наступала в процессе распития последней бутылки, и теперь можно было ожидать заключительной части банкета - похода в ночной магазин за очередной порцией горючего.

Эта заключительная стадия могла продолжаться еще часа три, а могла растянуться и до утра. Представители "свободных профессий", перевалившие на шестой десяток, подсознательно стремились вернуть свою развеселую молодость, ну если не саму молодость, то хотя бы ее дух, ее ощущения, и вследствие этого порой начинали вести себя довольно странно.

Эти ночные походы за водкой, этот легкий матерок, которым все чаще и чаще пересыпали свои речи пожилые прогрессивные писатели, эти дурацкие анекдоты и эта странная, на грани патологии, одержимость вопросами секса - заигрывания со всеми дамами, оказывающимися в поле зрения представителей творческой интеллигенции, - больше пристали бы студентам или даже выпускникам школы, но уж никак не убеленными сединами педагогам. Да ладно, если бы мудрые старцы заигрывали с дамами - все-таки мужчины, хоть и писатели. Но ведь их потянуло на девчонок. Вон Крюков при каждой встрече хвастается, что у него появилась девятнадцатилетняя любовница. Мендельштейн тоже не отстает - какие-то многозначительные намеки, прозрачные недоговоренности: мол, и он с молодежью на очень короткой ноге...

7
{"b":"37969","o":1}