ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Андрей Саломатов

Боги Зеленой планеты

Дорогому Андрюшке.

Tantum possumus, quantum scimus.[1]

Глава 1

Ровно через неделю после благополучного возвращения из плена Алешу решено было отправить домой. На планете Тимиук он увидел все, что можно было, с местными жителями пообщался вволю и во время вынужденного путешествия даже неплохо изучил животный мир. До сих пор ни один член биологической экспедиции не забирался так далеко в глубь страны, как Алеша, и чтобы подобное случайно не повторилось, Алексей Александрович сказал свое веское слово:

– Домой, домой и только домой, дорогой сын. Маме о своих приключениях ни в коем случае не рассказывай, чтобы понапрасну не расстраивать ее. Скажешь, что тебе здесь не понравилось, захотелось на дачу.

– Ты сам учил меня, что врать нехорошо, – низко опустив голову, пробурчал мальчик.

– Совершенно верно, – ответил папа. – Но если скажешь правду, будет еще хуже. А уж если она узнает подробности, тебе придется все лето сидеть дома – мама будет бояться отпустить тебя даже в булочную или за мороженым. Так что давай не будем пугать ее и портить каникулы.

– Давай, – согласился Алеша и шмыгнул носом. – А на чем я полечу?

– Завтра прибудет наш корабль «Виктория», привезет продукты и кое-какую технику, – ответил Алексей Александрович. – Кстати, Цицерон отправится с тобой.

– Правда? – обрадовался сын.

– Да. Тимиуки немного попортили этому оратору голову. Так что нужен основательный ремонт. А вместо него прилетит новый грузовой робот. Надеюсь, работящий и не такой болтливый. Но честно говоря, сам иногда люблю побеседовать с нашим железным другом.

– А можно мы с ним полетим на Землю? – с надеждой в голосе спросил мальчик.

– Нет, – ответил папа. – Ремонтные мастерские находятся на промежуточной планете. А тебя Эдуард Вачаганович – капитан корабля – отвезет на Землю.

– Жалко, – снова сник Алеша. – Мы бы вместе поехали на дачу. Я бы научил его ловить рыбу и ходить за грибами.

– Представляю Цицерона с удочкой в манипуляторе, – усмехнулся Алексей Александрович. – От одного его вида вся рыба повыпрыгивает на противоположный берег.

– Разве это плохо? Он будет на одном берегу сидеть с удочкой, а я на другом собирать рыбу.

– В общем, собирай вещи, завтра отправляешься, – отец отвернулся к окну и добавил: – А чтобы тебе на даче не было скучно, можешь пригласить с собой новых друзей Фуго и Даринду.

– Можно?! – радостно выкрикнул Алеша.

– Можно. Думаю, наши космические путешественники не откажутся погостить на Земле. Они же с тетушкой хотели отдохнуть на какой-нибудь спокойной планете.

Собрался мальчик как всегда быстро, всего за полчаса. Он очень жалел, что нельзя увезти с собой тимиукскую катапульту и воинские доспехи, чтобы потом рассказывать ребятам во дворе о своих инопланетных приключениях. Собственно, можно обойтись и без вещественных доказательств, но с ними получилось бы эффектнее. При виде этой допотопной военной машины никто не посмел бы ему сказать, что он просто «заливает». Был, правда, тимиукский кинжал, подаренный Фуго, и Алеша бережно уложил его в сумку.

Когда Фуго с тетушкой узнали, что их приглашают посетить Землю, они очень обрадовались. Весь вечер Алексей Александрович с Алешей рассказывали им, какая это прекрасная планета и как здорово живется у них на даче. Мимикрам особенно понравилось то, что земляне давно не воюют, что там не надо ни от кого прятаться и даже ночью можно спокойно сидеть на лавочке перед домом, смотреть на звезды и не бояться, что тебя кто-нибудь съест или посадит в клетку. Тетушка даже всплакнула от умиления, а Фуго задумчиво посмотрел на небо и тихо проговорил:

– Только сейчас я осознал, что имел в виду папа за два часа до того, как его съел бронедаг. Мы сидели с ним на камне, грелись на солнышке, и он сказал: «Фуго, мальчик мой, если хочешь долго прожить, научись выбирать друзей». Теперь, когда у меня появились вы, я понимаю, что он хотел этим сказать.

– Да, – сочувственно проговорил Алеша. – Наверное, у тебя было тяжелое детство.

– Не то чтобы тяжелое, – печально ответил Фуго, – но как жив остался, до сих пор не понимаю.

Утром следующего дня все поднялись рано, к прилету космического корабля. Цицерон, у которого что-то произошло с блоком памяти, ходил по посадочной площадке и каждые две минуты спрашивал у Алешиного папы:

– Алексей Александрович, вы меня что, в металлолом определяете?

– Успокойся, дружище, – каждый раз терпеливо отвечал тот. – Заменят тебе пару микросхем, шарниры, и будешь как новенький. А следующим летом снова возьму тебя в экспедицию.

– А ты, Фуго, куда намылился? – в пятый раз спросил робот.

– Слушай, железный, я тебе уже говорил: мы с тетушкой летим в гости к Алеше. Если у тебя что-то с головой, нажми на свою красную кнопку и лежи отдыхай.

– Опять грубишь, – спокойно сказал Цицерон.

– Я грублю?! – возмутился мимикр. – Вы это слышали?! Все утро я ему долдоню, что лечу в гости…

– Фуго, – попытался остановить его Алеша. – Ты же знаешь, Цицерона несколько раз ударили камнем по голове. Ему нужен ремонт, а ты злишься.

– Видно, мало ударили. Мне, может, тоже нужен ремонт, – продолжал нервничать мимикр. – Мною даже стреляли из катапульты, но я же не спрашиваю у него в десятый раз, чего он здесь ходит, пыль поднимает.

Назревающая ссора была прервана появлением космического корабля. Члены экспедиции, глядя в небо, обсуждали, какие лакомства им привезли на этот раз. Алексей Александрович прижал сына и дал ему последние наставления:

– Смотрите, не сломайте с Цицероном корабль и не мешайте команде работать. И вообще, на время полета робота лучше отключить, а то он забудет, что летит в космическом корабле, и уйдет читать тимиукам лекции по межпланетной навигации. А ты, мой дорогой, пореже выходи из каюты, и тогда с тобой ничего не случится. Договорились?

– Договорились, – пожав плечами, неуверенно пообещал Алеша.

– Смотри, Эдуард Вачаганович, командир «Виктории», человек суровый, бывший капитан военно-космического флота. Его только недавно перевели в грузовой.

– А за что? – поинтересовался мальчик.

– На какой-то планете с молодой цивилизацией освободил страну от захватчиков. А этого делать нельзя.

– Освобождать от захватчиков нельзя?

– Вмешиваться в чужую историю нельзя.

Друзей провожали все члены биологической экспедиции. Толстяк Туу-Пань подарил Алеше настоящий платиновый хронометр со своей планеты и пообещал навестить его на Земле и познакомить с девятью сыновьями. Ящероподобный Тулес где-то достал огромный зуб священного трубирана, продел через него веревочку и повесил этот тяжелый инопланетный талисман мальчику на шею. А воздушный разведчик Энир вручил ему на память о плене целую пачку объемных фотографий Главного города тимиуков, которые он наснимал с высоты птичьего полета.

Корабль разгрузили быстро. Новый робот – бессловесный гигант с мрачной физиономией и красными фотоэлементами – справился с работой за какие-то пятнадцать минут. Цицерон же ревниво наблюдал за тем, как новичок таскает ящики, и иногда отпускал ядовитые замечания.

– Что, не могли найти кого-нибудь пострашнее? – обратился он к Алексею Александровичу.

– Нам здесь не красавец нужен, а хороший работник, – ответил Алешин папа.

– Да вы посмотрите, у него же голова на чемодан похожа. А как он ящик несет? И это называется профессионал? Он же вам всю аппаратуру расколошматит вдребезги. Вот тогда-то вы вспомните старого доброго трудягу Цицерона.

– Я и так тебя не забуду, мой скромный друг.

Вскоре все начали прощаться, желать друг другу здоровья, успехов, и этот привычный для всех ритуал так растрогал мимикров, что тетушка разревелась, как маленькая девочка, а Фуго даже сказал маленькую речь.

вернуться

1

Мы можем столько, сколько мы знаем (лат.).

1
{"b":"37985","o":1}