ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тихо, тихо, Алеша. Если я в твоем сне есть, быстро лезь ко мне на плечи – испытанный способ.

Проснулся мальчик ближе к полднику. Повар ходил по жилому отсеку корабля и бил колотушкой в сковородку, собирая остатки команды и пассажиров.

За столом обсуждались последние события, и Алеша скоро понял, что проспал самое главное. Оказывается, через два часа после отъезда Эдуард Вачаганович сообщил по рации, что с гор на научную станцию обрушилась лавина камней и полностью погребла ее. По счастливой случайности все работники находились на улице и успели убежать в джунгли. На маленьком клочке бумаги, который штурман Вася случайно нашел в близлежащем лесу, было написано: «Все живы, легко ранен радист. Вручную разобрать завал невозможно, поэтому уходим подальше в джунгли для постройки временного лагеря. Удалось захватить кое-какие столярные инструменты. Берем направление точно на юг. Берегитесь зы…» Обрывок записки был сильно измят и подпорчен дождем или росой, но было заметно, что бумага недолго пролежала в траве.

Больше всего членам экипажа не понравилось то, что от записки кто-то оторвал кусок с текстом. По достоверным данным, до ближайшего поселения коренных жителей планеты было не менее семидесяти километров. Транспорта у диких аборигенов еще не было, а путешествовать по девственному лесу без современного оружия было крайне опасно.

Но самое странное произошло потом. Эдуард Вачаганович сказал, что ученые скорее всего не успели уйти далеко, поэтому команда отправляется на поиски и надеется к вечеру следующего дня вернуться. В последний раз капитан связался с кораблем около часа назад и сказал, что они одолели двадцать три километра, а сейчас собираются устроить привал и перекусить. Затем из рации послышался странный шум, крики, и через несколько секунд все стихло. Сколько корабельный радист их ни вызывал, на связь больше никто не выходил – Эдуард Вачаганович, Вася и Николай попали в какую-то передрягу, и скорее всего им срочно нужна помощь.

Перед ужином радист связался с планетой Анибур, откуда можно было вызвать команду спасателей. Ему пообещали выслать специальный корабль, но только когда спасатели вернутся с задания.

Когда Алеша узнал все подробности, он бросил вилку на стол и громко воскликнул:

– Так что же мы сидим? Их надо спасать!

– Шустрый какой, – недовольно проворчал помощник капитана – Павел Васильевич. – Чтобы спасать, нужен нормальный вездеход или хотя бы боевое оружие, а у нас – одноместный прогулочный катерок со сломанной рацией, столовые ножи да вилки. Пешком не успеем на сто метров от корабля отойти, сожрут. Вот прилетят спасатели, тогда да – направление известно, прочешем джунгли в радиусе ста километров.

– А если им помощь нужна прямо сейчас? – не унимался мальчик. – Если потом будет поздно?

– Не кипятись, – поддержал Павла Васильевича повар Михаил. – Слушай, что старые космоплаватели говорят. Пойдем сейчас – и их не спасем, и сами погибнем. Ждать тоже нужно уметь.

– Ждать-то вы, я вижу, умеете, – вставая из-за стола, презрительно ответил Алеша.

– Ах ты сопляк! – разозлился повар. – Я, к твоему сведению, до того как стал поваром, работал разведчиком на самых опасных планетах!

– Да, – покидая столовую, пробубнил мальчик. – Шпионили за сосисками.

В общем, он всерьез поссорился с экипажем. После ужина Фуго с Цицероном пришли к нему в каюту и рассказали, что творилось после его ухода. Повар от злости перевернул тарелку и запустил вилкой в картину. Но попал в Цицерона, который любил стоять у стены, когда в столовой собиралась вся команда. А помощник капитана вскочил из-за стола и рявкнул:

– Все по местам! Бросать корабль не имеем права! Командир поступил бы так же.

Некоторое время друзья сидели молча. Затем Алеша тихо, будто самому себе, сказал:

– Интересно, что означает «берегитесь зы…»?

– Зыверей, – тут же ответил Цицерон.

– Почему «зыверей»?

– Может, писал неграмотный человек, – предположил робот.

– Это научная станция! – мальчик от возмущения даже постучал себя пальцем по лбу. – Там работают одни ученые: физики, химики и биологи.

– Ну и что? Может, они по физике, химии и биологии учились хорошо, а по русскому у них были одни двойки.

Алеша посмотрел на робота как на сумасшедшего и вдруг решительно проговорил:

– Павел Васильевич сказал, что на корабле есть одноместный прогулочный катер. Пойдем спасать Эдуарда Вачагановича и членов команды. Может, еще успеем. Ты же слышал, спасатели вылетят, только когда вернутся с задания.

– Цицерон, не соглашайся! – испуганно воскликнул Фуго. – Мы должны довезти Алешу до его земной дачи. Если его съедят, нас с тетушкой туда просто никто не пустит.

– С одной стороны, довезти мы, конечно, должны, – задумчиво проговорил робот. – А с другой – со мной его никто не посмеет съесть. Тем более что он поедет в катере, а я пойду рядом.

– Молодец! – обрадовался Алеша.

– Тебя действительно сильно шарахнули по голове, – возмутился мимикр. – На Тимиуке ты не хотел отпустить его со мной, а здесь…

– С тобой – не хотел, – согласился робот. – А с собой отпущу.

Препирались друзья не меньше часа, а потом еще полчаса обсуждали план действия. Фуго все это время нервно передвигался по каюте и в ужасе бормотал:

– Если помощник командира узнает, меня выбросят в открытый космос. А что будет, если узнают его родители? Меня опять назовут космическим пиратом и тем более выбросят. Если скажу, что ничего не знал об их побеге, меня назовут вруном и все равно выбросят в открытый космос вместе с моей бедной тетушкой. А мы не приспособлены для таких полетов.

– Никто ничего с тобой не сделает, – попытался успокоить его Алеша. – Иди спать, а когда мы вернемся, я скажу, что мы с Цицероном ничего тебе не говорили.

– Ты не сможешь этого сказать! – в отчаянии воскликнул мимикр. – Потому что тебя сожрут вместе с твоей одноместной прогулочной телегой и вот этим железным бродягой.

– От бродяги слышу, – откликнулся робот.

– Нет! – Фуго с решительным видом остановился посреди каюты. – Видно, судьба у меня такая: всю жизнь болтаться по разным дрянным планетам. Пусть лучше меня слопают вместе с вами. Поехали. Там, где помещается один взрослый землянин, вполне поместимся мы вдвоем.

– Вот это другой разговор, – обрадовался мальчишка.

– Я бы на твоем месте не радовался, – проговорил робот. – Этот мимикр опять втянет нас в какую-нибудь дурацкую историю.

– Ты уже втянул нас в нее, – огрызнулся Фуго и патетически добавил: – Иди, железный человек, готовь свое одноместное орудие убийства! Мы готовы!

Глава 3

Всю операцию по спуску на землю одноместного катера Цицерон проделал без сучка без задоринки: хотя вся команда бодрствовала в каюте управления космическим кораблем, никто ничего не услышал. Члены экипажа были слишком увлечены работой: пытались связаться с пропавшими спасателями, вызывали подмогу. И каждый втайне от других готовился к походу через джунгли.

Алеша, как заправский путешественник, перед тем как пуститься в долгий и опасный путь, решил запастись продуктами. Он прошел через кают-компанию на камбуз и, не включая свет, набрал за пазуху все, что сумел нащупать в темноте: две большие булки белого хлеба, банку селедки пряного посола, большую банку томатной пасты и огромный, как среднеазиатская дыня, сырой кабачок. С трудом удерживая все это под курточкой, мальчик прошмыгнул через ярко освещенную каюту и сразу отправился в транспортный отсек, где робот должен был готовить вездеход к спуску.

Когда Алеша пробрался в нужный отсек, он увидел Цицерона, который сидел у катера, подперев голову манипулятором, и тихо напевал себе под нос:

– Что-то с памятью моей стало, все, что было не со мной, помню…[2]

– Транспорт готов? – заговорщицким шепотом прервал его пение мальчишка.

– Какой транспорт?

вернуться

2

Цицерон поет песню на стихи Р. Рождественского.

3
{"b":"37985","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Незнакомка в роли жены
Отличная квантовая механика
Все приключения Элли и Тотошки. Волшебник Изумрудного города. Урфин Джюс и его деревянные солдаты. Семь подземных королей
Метапсихология «π». Пособие по практическому применению бессознательного
Черная кошка для генерала. Книга вторая
Похищенная, или Красавица для Чудовища
Прекрасный подонок
Что вы несете, или Как разобраться в идеях великих философов, чтобы понять себя
Поворот рек истории