ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ну что там, все? - раздался сверху голос Синеева. Заместитель начальника охраны банка появился в проеме люка со стаканом в руке. Он не торопясь допил водку с соком, поставил стакан на кухонный столик и вытер губы тыльной стороной ладони.

- Кажется все, - растерянно ответил Мокроусов. В этот момент из каморки вышел Ломов и подтвердил:

- Все. Поехали.

- Серега, ты остаешься здесь, - начальственным тоном приказал Синеев Мокроусову. - Как стемнеет, оттащишь её в лес и закопаешь. Закапывай поглубже, чтобы местные собаки не нашли. Лопата под крыльцом. Только вначале сделай дело, а то напьешься, как свинья, и завалишься спать. И смотри, что бы нигде крови не осталось.

- Я что, один буду её..? - растерялся Мокроусов.

- А ты дачников на подмогу позови, - грубо ответил Синеев. - Да ты что, уже нажрался?

- Вы хотя бы предупредили.., - неуверенно проговорил Мокроусов и вопросительно посмотрел на Ломова, который стоял внизу и дожидался, когда освободится лестница.

- Тебя обо все предупреждали, - перебил его Синеев. - Слушать нужно ушами и меньше водки жрать. Смотри, чтобы ничего не осталось. Утром я за тобой заеду.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 5

Докурив сигарету, Сергей Калистратов начал почти наощупь искать в разбросанных бумагах и книгах свои документы. Света уличных фонарей для этого было недостаточно, и он изредка чиркал зажигалкой, закрывая язычок пламени ладонью. В конце концов он нашел коробку, в которой они с Леной хранили все бумаги, но она оказалась пуста. Не единожды перебрав и перещупав все, что валялось на полу, он поднялся и с раздражением пнул ногой ближайшую книгу.

"Зараза! Какого черта я сюда пришел? Зачем так рисковал? - с досадой подумал он. - И так было понятно, что они здесь побывали." Калистратов почувствовал, как к горлу подкатил комок. Ему захотелось расплакаться, по-бабьи завыть во весь голос, упасть и в истерике заколотить ногами по полу. Он едва сдерживал себя, и чтобы действительно не разреветься, заходил по комнате, разбрасывая ногами завалы тряпья и бумаги.

Документы, даже такие засвеченные, нужны были Сергею для того, чтобы уехать к Черному морю, поскольку билеты на поезд и, тем более, на самолет продавали только по предъявлению паспорта. Правда, можно было попросить купить железнодорожный билет кого-нибудь из друзей, либо добраться до Адлера автостопом, зайцем, и даже товарниками. Но и здесь риск был очень велик - одна случайная проверка, и его песенка спета. Размышляя над этим, Калистратов вспомнил, как года два назад, во время какого-то застолья, муж одной общей знакомой рассказывал о своих поездках на юг. Он и двое его друзей каждый год бесплатно катались к морю на электричках. Сергей даже запомнил часть маршрута: Москва - Тула, Тула - Орел, Орел - Курск, Курск Белгород, Белгород - Харьков... Как добираться дальше можно было узнать на месте. Главное, у него появились хоть какие-то деньги, на которые можно было попробовать купить фальшивые документы и уехать за границу. Опять же от знакомого он слышал, что на Кавказе это сделать куда проще и дешевле.

То, что Калистратов так быстро и легко получил от Татьяны все до последнего доллара, до сих пор мучило его своей загадочностью. Было в этом что-то непонятное, абсурдное, скрытое от него завесой тайны. Единственное объяснение выглядело нелепо, и Сергей не верил, что Лена с Антоном пошли на такой риск ради каких-то трех с половиной тысяч. А значит, либо они каким-то невероятным образом упустили синий чемоданчик, либо его одноклассник попался, и его бывшая жена осталась ни с чем.

На следующий день после ограбления Калистратов поднялся очень рано. Глаза все ещё болели, но он уже без труда мог рассмотреть, куда занесла его злая судьба. Рядом с ним на широком продавленном диване спал его спаситель, интеллегентный алкоголик лет сорока. Матвей оказался добрым разговорчивым мужиком с разбитой опухшей рожей, но пахло от него как от деревенского сортира в жаркий летний день. И хотя за ночь Сергей принюхался, ядреный букет из самых неаппетитных запахов щекотал ноздри. Казалось, что воздух в закупоренной прокуренной комнате можно резать ножом, Калистратов даже ощущал его материальность и омерзительную тошнотворную клейкость.

Пить они начали сразу после того, как добрались до жилища Матвея. Пока Сергей промывал незрячие глаза, хозяин квартиры сбегал в магазин и на все деньги накупил самой дешевой водки. Пришлось Калистратову посылать его ещё раз - за закуской.

Матвей всячески обхаживал дорогого гостя, не скрывая, радовался тому, что заполучил такого денежного собутыльника, а Сергей мрачно наливался водкой и на все вопросы отвечал односложно: "да", "нет".

Пробуждение не принесло Калистратову ничего хорошего. К его ужасной, неразрешимой проблеме добавилось жестокое похмелье, а вид запущенного разгромленного жилья и отвратительный натюрморт на покосившемся обеденном столе лишь усугубляли апокалиптическое настроение.

С трудом поднявшись с дивана, Сергей добрался до ванной, включил свет и от удивления застыл на месте: ванна с обгрызанными краями была похожа на размазанного по корыту ротвеллера палево-черной масти. Ее содержимое выглядело не менее странно: рваный ботинок, тряпье, недобитая посуда и даже объедки, припасенные, видимо, на случай войны или конца света. Смесителя и раковины не было и в помине, а из труб торчали деревянные пробки с порыжевшей от ржавчины паклей, и с неё в раздавленное ведро капала вода.

Пришлось Калистратову идти в кухню, где он вчера промывал глаза, и за умыванием его осенило. "Три с половиной тысячи", - неожиданно вспомнил он, и этот блеснувший долларовый лучик разом пробил брешь в том непроницаемом мраке, который со вчерашнего дня воцарился в его душе.

Сергей был дилетантом в криминальных делах, но, тем не менее, к Татьяне он решил ехать без звонка, на тот случай, если те, кто его разыскивают, сработали оперативно: пронюхали о семейной заначке и поставили телефон секретаршиной подруги на прослушивание.

Хозяина квартиры Калистратов будить не стал, но адрес хорошенько запомнил, справедливо полагая, что услуги Матвея ему понадобятся в самое ближайшее время.

26
{"b":"37986","o":1}