ЛитМир - Электронная Библиотека

– Посмотрите только на оставленные ею синяки. Пруденс не смогла удержаться и взглянула на его лоб.

Там действительно виднелось несколько слабых красных отметин. Она виновато посмотрела ему в глаза и увидела там насмешливые искорки. В этом повесе нет ни тени раскаяния.

Она сотрет с его лица эту самоуверенную улыбку. Пруденс открыла было рот, как от двери послышалось:

– Я вижу, вы совершенно оправились. – На пороге стоял герцог.

Пруденс задалась вопросом, как долго он здесь стоит. Судя по выражению его лица, по едва заметной улыбке, он довольно давно наблюдал ее общение с лордом Каррадайсом, А она совсем не хотела, чтобы этому были свидетели. Краска смущения залила ей щеки.

– Да, ваша бледность совсем прошла, – произнес герцог таким вкрадчивым голосом, что это только усилило ее подозрения. – Сэр Освальд наконец сумел выбрать подходящую коляску, а ваша горничная ждет вас в холле с нюхательной солью.

– А ваш нареченный проводит вас до двери, – учтиво добавил лорд Каррадайс, – если вы проинформируете, кто из нас им является. – Он протянул ей руку, словно насмехаясь над светскими манерами.

Этот человек просто невыносим.

– Вы прекрасно знаете, что я ни с кем из вас не помолвлена! – Пруденс вскинула подбородок и собралась уйти.

Лорд Каррадайс положил ладонь на ее руку.

– Но если вы тосковали по мне четыре с половиной года, думаю, вы заслуживаете жениха.

– Тосковала? – оскорбилась Пруденс. – Никогда не находила удовольствия в таком бессмысленном занятии! А если такое и случалось, я тосковала не по вам, лорд Каррадайс!

– Но теперь вы лучше меня узнали, – подмигнул он. – Вы будете тосковать по мне, Пруденс. Будете.

Это были оскорбительные слова. Особенно сейчас, когда она еще чувствовала на своих губах отпечаток его рта. И помнила вкус его поцелуев. Пруденс перевела взгляд от искрящихся весельем глаз на сильную руку.

Он совершенно неисправим. И невероятно очарователен. Но она не поддастся этому очарованию, не позабавит легкомысленного повесу.

– Отпустите меня! – сердито сказала она.

– Никогда, любовь моя. Я никогда не расстанусь со своей возлюбленной, – томно возразил он.

– Прекратите! Я сказала вам правду! – воскликнула Пруденс, безуспешно пытаясь выдернуть руку. Она повернулась к герцогу и торопливо объяснила: – Прошу извинить меня за обман, ваша светлость. Последние четыре с половиной года я действительно была помолвлена с человеком по имени Филипп Оттербери. И лорду Каррадайсу известно, почему я не могла открыть это своему дяде! – Она снова попыталась высвободить руку. – А теперь отпустите меня! – И Пруденс в четвертый раз нацелилась сумочкой в голову лорда.

На этот раз Гидеон оказался проворнее. Отпустив ее руку, он пригнулся, и злосчастная сумочка, не причинив никакого вреда, угодила ему в плечо. Рассмеявшись, он посмотрел на Пруденс и увидел, что она не оглядываясь выбежала вон из комнаты. Мгновение спустя хлопнула входная дверь.

– Какая необыкновенная молодая леди, – задумчиво сказал герцог.

– Да уж, – состроил унылую гримасу Гидеон.

– Не думал, что когда-нибудь увижу женщину, которая так решительно тебя отвергнет.

– Я нахожу это довольно пикантным.

– Разумеется. Упрямство всегда было отличительной чертой Пентейтов. – Герцог рассеянно улыбнулся. – Как я понял, несмотря на чепуху, которую наболтал ее пожилой родственник, ваше знакомство с ней весьма недавнее.

Гидеон усмехнулся и посмотрел на стоявшие на каминной полке часы.

– Недавнее – точное слово. Могу сказать, что знаком с Пруденс Мерридью около сорока минут.

Герцог приподнял бровь:

– Она не одна из... твоих...

Гидеон снова рассмеялся:

– Боже правый! Конечно, она не из «моих». Следовало бы лучше разбираться в этом, Эдуард. У меня весьма разнообразные подружки, но среди них нет юных невинных созданий, а мисс Мерридью, без сомнения, юна и невинна. Кроме того, ни одна уважающая себя особа даже в страшном сне не разыграла бы такую абсурдную сцену.

– Да, я заметил, что она не в твоем обычном стиле, – кивнул герцог. – А ты... ты заинтересовался ею, Гидеон.

Гидеон смутился, задумался, но ничего не ответил. Потом беспечно пожал плечами:

– Ты же знаешь, я не интересуюсь невинными крошками.

– Что ж, тогда я, пожалуй, продолжу знакомство с мисс Мерридью.

– Боже милостивый, зачем?

– Ты так быстро забыл цель моего визита в Лондон?

Гидеон нахмурился, закинул ногу на ногу и тщательно разгладил ткань панталон.

– Разумеется, нет. Ты покинул дорогие твоему сердцу горы и пустоши с абсурдной целью сунуть голову в петлю брака.

– Если я сделаю правильный выбор, петли не будет, – мягко улыбнулся Эдуард.

Гидеон фыркнул:

– Правильный выбор? Как ты узнаешь, что он правильный? Как вообще кто-нибудь – не важно, мужчина или женщина – может сделать верный выбор? Мы же с тобой понимаем, что супружество ни для женщины, ни для мужчины не является лучшим выбором?

– Да, но...

– Вступая в брак, никто не знает, что его ждет. Это одна из отвратительных шуток судьбы.

– Вероятно, ты прав, но это должно быть сделано. Я ношу древнюю фамилию, кузен. С этим, как и с титулом, приходится считаться. Мои собственные желания и страхи – ничто по сравнению с этим. Жениться – это мой долг. Как и твой, хотя я знаю, что ты решительно настроен против этого.

– Долг, – снова фыркнул Гидеон.

– Поскольку выбор жены дело не простое, – продолжал герцог, – я тщательно все продумал. И, следуя своему плану, могу свести риск к минимуму. Естественно, мне не нужна красивая жена – мы оба знаем почему. Мне подойдет скромная девушка, с.которой мы станем друзьями. Если с обеих сторон не будет сильных эмоций, риск окажется минимальным. Кроме того, красивые женщины меня нервируют.

– Да, я знаю, – нахмурился Гидеон. – Тогда почему ты говоришь о мисс Мерридью?

Герцог удивленно посмотрел на кузена.

– Во всяком случае, она не красавица.

– Что? – Гидеон выпрямился в кресле. – Согласен, она не банальная светская красотка, а...

– А совсем наоборот. Я нахожу ее весьма заурядной, и это успокаивает.

– Заурядной? – с неудовольствием повторил Гидеон. – Боже мой, да что с тобой происходит? Ты недавно сам сказал, что она необыкновенная.

– Да, конечно, – ласково пробормотал Эдуард. – Я имею в виду заурядную внешность. Весьма скромную.

– Скромную! У тебя что, с глазами не в порядке? Да в ней нет ни тени заурядности и скромности. Эти глаза, волосы, улыбка! Пруденс Мерридью от макушки до кончиков пальцев – настоящая драгоценность!

– Драгоценность, говоришь? – Герцог задумчиво посмотрел на кузена и улыбнулся. – Пусть будет так. Я неправильно выразился. Во всяком случае, она не заставляет меня нервничать.

– Тогда ты совсем глуп. – Гидеон потер голову. – Меня она чертовски волнует! Никогда не знаешь, что эта крошка сделает в следующую минуту. – Он откинулся на спинку кресла, воспоминания о недавнем событии вызвали у него слабую улыбку.

Эдуард переплел пальцы и задумчиво сказал:

– Кажется, она весьма интересуется герцогами. Не вижу причин возражать против ее интереса.

Гидеон, прищурившись, посмотрел на кузена.

– Я бы на твоем месте не обольщался. Не знаю, хочет она выйти замуж за герцога или не хочет, но тебе надо немедленно выбросить ее из головы, Эдуард.

– Да, но, если она интересуется герцогами, это счастливое совпадение. Я герцог и приехал в Лондон, чтобы познакомиться с подходящей девушкой. Если ты вспомнишь, это была твоя идея, Гидеон.

– Должно быть, тогда на меня нашло наваждение.

– Мисс Мерридью – единственная женщина, с которой я познакомился в Лондоне.

– Это легко исправить.

– И поскольку она разительно не похожа на девушек, с которыми мне доводилось встречаться прежде, завтра днем я нанесу визит ей и ее дяде.

– Очень скверная идея, – твердо сказал Гидеон.

– Почему?

Гидеон подыскивал причину, по которой его очень богатому кузену и весьма завидному жениху не следует наносить этот визит.

17
{"b":"38","o":1}