ЛитМир - Электронная Библиотека

И стал ждать.

Он вдруг почему-то разнервничался. Для человека с его репутацией и опытом это просто смешно, сказал себе Гидеон. Он нанес сотни утренних визитов. Ну, может быть, немного меньше. Как правило, повесам это несвойственно. Обычно они навещают любовниц, заезжают к друзьям, в клуб, в магазин за парой перчаток. Они оставляют утренние визиты вежливости другим. Хотя смешно называть утренним визит после полудня.

Оказалось, что он слишком туго завязал галстук. Какой идиот так туго накрахмалил воротничок сорочки? Уголки ножами впиваются в кожу, стоит только немного опустить подбородок. Это так, к слову, он не намерен опускать голову. Гидеон с трудом сопротивлялся желанию ослабить тугой воротник.

В конце концов, он взрослый мужчина! Он может выпить с ними чаю. Возможно, ему даже предложат бокал вина.

«Дядя Освальд питает отвращение к алкоголю».

Нет, это будет чай. Он вздохнул. Или... Гидеон почувствовал, что бледнеет. Они не ждут его? Он проглотил ком в горле и почувствовал, что уголки воротничка сильнее впились в кожу.

Какого дьявола так долго не открывают? Он снова потянулся к молотку, как дверь отворилась. Старый дворецкий выжидательно смотрел на него.

– Сэр?

Его рука на мгновение нелепо застыла в воздухе, потом Гидеон справился с собой.

– Лорд Каррадайс к сэру Освальду Мерридью. – Он вручил дворецкому карточку и уже собрался переступить через порог.

– Я должен узнать, милорд, – торжественно провозгласил старик, взяв карточку, и захлопнул дверь.

Гидеон от неожиданности заморгал. Никогда в жизни не захлопывали дверь у него перед носом. Ну, может быть, однажды. Но это была разгневанная женщина, а не старик дворецкий.

– Старый болван, – пробормотал он. Почувствовав себя глупо, словно торговец, поджидавший под дверью, Гидеон принялся, тихо насвистывая, разглядывать свои ногти.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем дверь снова открылась.

– Сэр Освальд дома и ждет вас в Желтом салоне. Гидеон прошел в дом вслед за дворецким и на минуту остановил его.

– А юная леди, то есть юные леди? – поправился он, вспомнив про сестер Пруденс. – Кто-нибудь из них дома? – Гидеон заговорщицки улыбнулся дворецкому.

Дворецкий недовольно посмотрел на него.

– Послушайте, – начал Гидеон доверительным тоном, который смягчил сердце не одного дворецкого. – Я пришел повидать мисс Пруденс Мерридью. Поднимитесь к ней и скажите ей, что я у сэра Освальда. – Он сунул сложенную банкноту в протянутую с готовностью руку дворецкого.

Дворецкий с надменным видом, будто не спрятал только что в карман деньги, распахнул двери, которые явно вели в Желтый салон.

– Должен признаться, что не ожидал вашего визита, – прямодушно приветствовал гостя сэр Освальд.

– Добрый день, – поклонился Гидеон.

– Что? Ах да, добрый день, Каррадайс. Садитесь, садитесь. Я как раз пью оздоровительный чай. – Он вручил Гидеону чашку. – Как я понимаю, вы приехали объяснить неприятную утреннюю сцену. Не говоря уж о ваших взаимоотношениях с моей внучатой племянницей.

– Да, – сказал Гидеон, обдумывая ответ, отхлебнул чай и чуть не подавился. Какой отвратительный напиток этот оздоровительный чай! – Вы уже говорили с мисс Мерридью?

– Да, – мрачно нахмурился сэр Освальд.

Гидеон снова глотнул травяной отвар, задумавшись, какую историю на этот раз рассказала мисс Импруденс. Он очень надеялся, что она не упомянула о ладье Клеопатры.

– Вам должно быть стыдно!

– Да-да, – поспешил заверить сэра Освальда Гидеон. Судя по выражению лица пожилого джентльмена, диван в египетском стиле был упомянут.

– Мужчина с вашим опытом флиртует с невинной девочкой! Вы должны были знать, что Пруденс, бедное дитя, неверно истолкует ваши намерения.

Ах, вот оно что! Его обвиняют во флирте. Никаких упоминаний о поцелуях на кушетке. Гидеону стало легче дышать, даже галстук, казалось, вдруг ослаб и не сдавливал шею.

– Я понимаю, – сказал он скучающим тоном светского человека и поставил чашку на стол.

Сэр Освальд тут же наполнил ее.

– Вам, человеку, столь опытному в отношениях с женщинами, непростительно флиртовать с юными девушками...

Сэр Освальд продолжал витиеватую тираду, Гидеон смотрел на дверь.

– ...живущая в уединении юная мисс не понимает... записной повеса... – доносились до Гидеона обрывки фраз.

Сколько этот чертов дворецкий будет карабкаться по лестнице?! Пруденс уже должна быть здесь!

Не обращая внимания на разглагольствования сэра Освальда, Гидеон прислушивался, не раздадутся ли за дверью легкие женские шаги. Взглянув на собеседника, он понял по его лицу, что сэр Освальд ждет ответа. Он с трудом вспомнил последние слова хозяина дома. Кажется, что-то о Пруденс.

– Да, сэр, я совершенно согласен.

– Согласны? – Сэра Освальда, казалось, ошеломил этот ответ.

Гидеон победно улыбнулся:

– Конечно.

– Так вот почему вы здесь? Из-за Пруденс?

– Да, именно поэтому я здесь. – Гидеон снова улыбнулся.

Неужели старый осел думает, что Гидеон пришел побеседовать с ним? Конечно, он пришел повидать Пруденс.

– Боже мой! Что творится! – Сорвавшись с кресла, сэр Освальд энергично тряс Гидеону руку. – Отлично сделано, Каррадайс. Я знал, что у вас благородное сердце!

– Что? – Чувствуя, что пропустил в разговоре что-то существенное, Гидеон не отнимал руки.

– А я еще сомневался, когда вы прибыли в праздничном наряде.

– Что?

Гидеон в ужасе осмотрел свой безукоризненный костюм. Праздничный наряд? Он открыл было рот, чтобы объясниться.

Сэр Освальд весело подмигнул ему:

– Старика не проведешь, Каррадайс. Когда мужчина за несколько часов превращается из растрепанного шалопая в элегантного молодого человека, в воздухе пахнет сватовством. Вы не пожалеете. Моя милая малышка Пруденс! Она станет вам хорошей женой! Замечательной женой!

Чтобы отпраздновать это событие, сэр Освальд велел подать вино из одуванчиков.

Гидеон молчал. Он чувствовал себя совершенно опустошенным. Каким образом невинная болтовня с этим старым щеголем привела к тому, что он выразил желание жениться на Пруденс Мерридью? На девушке, с которой он познакомился только сегодня утром и с которой провел меньше часа. Как это произошло? Он мысленно повторял беседу. В его памяти был огорчительный провал. Вот к чему приводит невнимательность.

Ему великодушно позволили ухаживать за Пруденс Мерридью, или, сам того не сознавая, он согласился на большее? У него было большое подозрение, что верно последнее предположение. Уж слишком часто старый джентльмен произносит слово «жена». Гидеон подавил дрожь. Нужно сейчас же это прекратить. Поставить все на свои места. Разъяснить недоразумение.

Но он не мог заставить себя спросить, что они празднуют, чтобы отказаться.

Он сделает это позже, когда восторги сэра Освальда стихнут. Потом он подумал, что не стоит этого делать – Пруденс справится с этим гораздо лучше. Она, как и раньше, отвергнет его, и он снова будет в безопасности. Какое облегчение!

Они успели выпить несколько бокалов самого странного вина, которое ему только доводилось пить. Прошло добрых четверть часа, прежде чем восторги сэра Освальда стихли. Старый дворецкий проводил Гидеона к двери.

Гидеон ступил за порог и вдруг что-то вспомнил. Он потянул дворецкого за рукав.

– Где, черт возьми, мисс Пруденс? Вы передали ей мои слова?

Дворецкий обернулся. На его губах змеилась мстительная улыбка.

– Ее нет. Ни одной из мисс Мерридью нет дома. Они ушли за десять минут до вашего появления.

Улыбка дворецкого стала самодовольной. Он захлопнул дверь перед носом Гидеона. Второй раз за этот день.

– Черт бы тебя побрал! – бормотал Гидеон, направляясь к ландо.

Нет дома! Куда она пошла в час его испытаний? В магазины? В парк? Сейчас, черт возьми, самое подходящее время для прогулок!

Вдруг странное желание Эдуарда прогуляться стало кристально ясным. Гидеон вскочил в ландо:

22
{"b":"38","o":1}