ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрак
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Ключ к сердцу Майи
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний
Возрождение
Триумфальная арка
Сюрприз под медным тазом
Раунд. Оптический роман
Тень ночи

Гидеон не был готов рассуждать на эту тему. Он всерьез воспринял бесхитростную речь девочки.

– Почему ты думаешь, что он умер?

– Потому что он не писал Пруденс уже много месяцев. И хотя Пруденс говорит, что почта из Индии идет очень медленно, что в шторм тонут корабли и гибнут люди...

Гидеон прервал жестокую речь:

– Да, почту доставляют очень нерегулярно.

– Да, и Пруденс говорит, что расторгнуть помолвку с человеком, который работает в таких ужасных условиях, как Филипп в Индии, это все равно что нарушить слово, данное отправляющемуся на войну солдату. И я прекрасно понимаю. Это ведь дело чести, правда?

Гидеон задумчиво кивнул. Значит, мисс Пруденс рассматривала возможность расторжения помолвки?

– Раньше он никогда так долго не задерживался с ответом. Вы не думаете, что с ним что-то случилось? Именно сейчас, когда у нас такие большие проблемы.

У Гидеона голова шла кругом.

– Да, как я вижу, у вас действительно большие проблемы.

Пруденс улыбалась и кивала, машинально отвечая на вопросы знакомых дам о ее прогулке в парке со знаменитым повесой. Как могла, она поддерживала светскую беседу, краем глаза наблюдая за сестрой и лордом Каррадайсом. Ей не терпелось вернуться к ним. Грейс все разболтает. Этот человек может очаровать и заставить говорить фонарный столб, а Грейс всего лишь наивный ребенок! Пруденс видела, что ее маленькая сестренка весело смеется и оживленно болтает, а лорд Каррадайс внимательно ее слушает. Что она ему рассказывает?

Пруденс охватили смешанные чувства. С одной стороны, она радовалась, что у Грейс такой счастливый вид. За последний год в Дерем-Корте она стала тихой и болезненной, но нескольких минут в обществе лорда Каррадайса хватило, чтобы она ожила и расцвела. Пруденс даже слышала, как сестренка пару раз взвизгнула от удовольствия. Пруденс задумалась, как давно она это слышала? За одно это она должна быть благодарна лорду Каррадайсу.

Но это не было легкомысленное обаяние. Он был добр к Грейс, внимателен к ее интересу к Древнему Египту. Большинство светских людей посмеялись бы над ее интересом к тому, что больше не модно, а он поддержал Грейс и разговаривал с ней как с взрослой. А теперь с явным вниманием слушает ее. Не многие искушенные в жизни мужчины потрудились бы занимать ребенка. Их глазам привычнее блуждать по парку в поисках более интересных развлечений. Насколько она могла видеть, взгляд лорда Каррадайса если и отрывался от Грейс, то только затем, чтобы посмотреть на старшую сестру. Это тоже заслуживает благодарности, поскольку Грейс нужно знать, что не все мужчины такие, как дедушка...

Что ж, это прекрасные причины, чтобы испытывать симпатию к лорду Каррадайсу. Вместо этого у нее появилось еще более сильное желание избегать его. Ей не нужно предупреждения леди Джерси, что его обаяние фатально, что он настоящая змея. У нее и так не было сомнений в его непостоянстве.

Его роковое обаяние ей известно. Он без всяких усилий притягивал к себе, казалось, воздействуя на неведомые ей самой струны ее женской души. На животный инстинкт, о котором так часто говорил дедушка и в который она не верила, пока не встретилась с лордом Каррадайсом.

Оказаться в лапах инстинкта очень тревожно. Даже в спокойном и здравом состоянии, вне досягаемости его коварных замыслов, Пруденс волновалась. Но когда она оказывалась рядом с ним, инстинкт брал верх.

Но это всего лишь одна сторона опасности. Недолго побыв в Лондоне, Пруденс поняла, что, выросши в атмосфере грубости и жестокости, она совершенно не умеет противостоять доброте. Доброта лорда Каррадайса к маленькой Грейс обладала разрушительной силой. Она грозила подорвать решимость Пруденс.

Какое опасное коварство! Тем более опасное, что Пруденс вовсе не считала это коварством.

Она смотрела, как он согревает добротой Грейс, и пыталась укрепить свою решимость. Доброта – это еще не все. Он вполне способен воспользоваться тем, что разболтала ему Грейс, чтобы поддразнить Пруденс. И беда в том, что он всего лишь дразнит ее, а ее охватывают такие... чувства... которые помолвленная девушка не имеет права испытывать к другим мужчинам.

В его отношении к ней нет ничего серьезного. Да и как это может быть? Он знаменитый повеса, а она не красавица. Ей нечем вызвать его привязанность. Он не уважает чужие принципы. Он знает, что она давно помолвлена с Филиппом. Ему следовало бы понять, что она тверда в своем решении, и никакое обаяние его не поколеблет. Но разве его это интересует?

Она подумала о ладье Клеопатры: возможно, ее ум тверд, но тело так податливо... Этого нельзя допустить!

Как сказала леди Джерси, ему просто скучно, как и всем в лондонском обществе, поэтому он решил, что можно поволочиться за ней. Нравится ему это или нет, Пруденс не намерена стать игрушкой скучающего повесы. Чтобы сохранить душевный покой и самоуважение, ей нужно держаться от него подальше.

Как только позволили правила приличия, Пруденс оставила дам, готовая заявить лорду Каррадайсу, чтобы он шел своей дорогой. Но чем ближе она подходила, тем слабее становилась ее решимость. Ее маленькая сестренка со счастливым видом сидела рядом с лордом Каррадайсом, ее глаза светились от восхищения. Пруденс заморгала. Человек, который доставил радость Грейс, не может быть плохим.

Его глаза тоже поблескивали от смеха и предвкушения. Этот взгляд должен служить ей предупреждением, напомнила себе Пруденс. Именно так он смотрел, когда первый раз поцеловал ее. Именно так блестели его глаза, когда он положил ее на египетскую кушетку.

Она ни на йоту не может ему верить.

– Спасибо, что составили Грейс компанию, – весело сказала она и потянула сестру за руку. – Уже поздно. Нам нужно найти остальных сестер и возвращаться домой. До свидания, лорд Каррадайс.

Она было направилась к выходу, но Грейс не шелохнулась и потянула ее назад.

– Пруденс, мы с лордом Каррадайсом придумали отличный способ решить наши проблемы.

– Очень мило, что лорд Каррадайс так внимателен, – любезно сказала она, бросив на Гидеона взгляд, красноречиво говоривший, что ему пора удалиться. – Но мне бы не хотелось беспокоить его нашими семейными делами. Я уверена, что у него есть дела поважнее, – поторапливала она сестру.

– Вовсе нет. – Гидеон неторопливо шел рядом с ней и совершенно беззаботно добавил: – Мы с Грейс решили, что лучший выход, если мы с вами обручимся – исключительно ради ваших сестер, конечно. Никаких обязательств.

Пруденс остолбенела от неожиданности.

– Вы с ума сошли, лорд Каррадайс! Я никогда не соглашусь на такой абсурд!

Она пошла быстрее, словно пытаясь убежать от этого возмутительного предложения. Лорд Каррадайс по-прежнему шагал рядом с ней, его длинные ноги без всяких усилий успевали за ее торопливыми шагами.

– Почему нет? – спросил он рассудительным тоном.

– Да, Пруденс, почему? Я думаю, что это замечательный план, – с воодушевлением сказала Грейс, прыгая по дорожке.

Пруденс строго посмотрела на сестру, призывая к порядку. В этом плане нет ничего замечательного. Это просто смешно! Она торопливо шла по парку, пытаясь отыскать глазами ландо с сестрами. К несчастью, народу было так много, что ничего нельзя было разглядеть в толпе.

– Боюсь, ваш кучер заблудился.

– Хокинс не может заблудиться. Кроме того, с вашими сестрами мой кузен. Так что не меняйте тему. Мы обсуждаем нашу помолвку, – спокойно сказал лорд Каррадайс.

Пруденс резко остановилась.

– Тише! – Она оглянулась вокруг. – Вас могут услышать. Поскольку никто не знает, что вы шутите, мы действительно окажемся в сложном положении.

– Меня не волнует, если кто-то услышит, – пожал плечами Гидеон.

– А меня волнует!

Взяв ее за руку, он посмотрел ей в глаза и улыбнулся знакомой улыбкой, от которой мгновенно таяло ее сопротивление. Пруденс вырвала руку.

Он немного понизил голос:

– Мы с Грейс согласны. Вашим сестрам нужно выйти в свет до того, как у дедушки заживет лодыжка. Но поскольку дядя Освальд решительно настроен выдать вас замуж первой, а мистер Оттерботтом в Индии возможно, стал причиной несварения желудка у какого-нибудь тигра...

26
{"b":"38","o":1}