ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ах, в Уэльсе! Ну, тогда все понятно! – сказал сэр Освальд таким тоном, будто речь шла о Монголии. – Ты не помнишь имени? Не носить траур! Странные дела творятся на свете! Что ж, если он хочет скромной помолвки, я возражать не стану. Двадцать тысяч в год! Думаю, за это стоит поднять тост.

– Пруденс, лорд Каррадайс, должно быть, имел ввиду то, что сказал в парке, – прошептала Грейс, пока дядюшка наливал всем вино из одуванчиков. – Что он хочет стать твоим мнимым женихом. Пруденс едва заметно кивнула.

– Да, но почему? Вот в чем вопрос, милая моя Грейс. Почему он хочет фиктивно обручиться со мной? Я совсем ему не доверяю.

– Не думаю, что ему нужна фальшивая помолвка, Пруденс, – серьезно посмотрела на старшую сестру Грейс. – Я думаю, он тебя любит.

– Чепуха! – фыркнула Пруденс. – Что он любит, так это разные игры! Он просто дразнит меня, дорогая. Он крайне легкомысленный! Он знает, что я помолвлена с Филиппом.

Подошедшая Хоуп слышала слова Грейс.

– Конечно, он любит тебя, Пруденс. В парке он глаз с тебя не сводил.

– Он даже не взглянул на Чарити, – добавила Фейт, – и на нас.

Вопросительно подняв брови, Пруденс посмотрела на Чарити, ожидая подтверждения.

– Прости, Пруденс, – покачала головой Чарити, – я ничего не заметила. Меня отвлекли виды парка.

Хоуп и Фейт захихикали и стали перешептываться. Чарити порозовела.

– У Чарити тоже появился обожатель! – с хитрым видом воскликнула Хоуп.

– Не говори глупости, Хоуп – смутившись, сказала Чарити.

– Как? Что я слышу! Юная Чарити тоже одержала победу? – добродушно воскликнул сэр Освальд. – Меня это не удивляет. Ты ослепительно хороша, моя милая. Я уверен, что скоро у всех вас будет масса поклонников! А пока отпразднуем союз Пруденс и молодого Каррадайса! – Сияя улыбкой, сэр Освальд поднял бокал. – За счастливую пару!

Пруденс поставила свой бокал. Она не могла пить даже за мнимую помолвку с человеком, который только и делал, что дразнил ее. Сэр Освальд так радовался, что она выходит замуж за знатного и богатого человека, что ей стало нестерпимо стыдно. Он бы ужаснулся, узнав, что она собирается замуж за младшего сына из ничем не примечательной семьи с весьма скромными средствами.

– Ну же, Пруденс! Выпей, моя дорогая! Вино из одуванчиков укрепляет кровь. За будущую леди Каррадайс! – поднял бокал сэр Освальд.

За это Пруденс могла выпить. Она могла с чистой совестью выпить за его несчастную будущую жену. Она от всей души жалела бедную женщину, кто бы она ни была.

Пруденс послушно выпила и вернулась к таинственному обожателю Чарити.

– А теперь, Чарити, расскажи нам о своем поклоннике. Пруденс не знала, какую игру затеял лорд Каррадайс, но если это поможет сестре устроить свою жизнь, она сделает все от нее зависящее.

– Не волнуйся, милая Пруденс! – воскликнул сэр Освальд. – Мы без труда выдадим Чарити замуж. Она само очарование! Это о тебе я беспокоился, но ты нас всех удивила. Мы тобой гордимся! Двадцать тысяч годового дохода! Какое счастье! Наша маленькая Пруденс устроена! Выпьем, девочки, выпьем.

Он до последней капли осушил бокал.

– Я поговорю с Каррадайсом, когда мы сможем отпраздновать помолвку. Если он не носит траура, не думаю, что его двоюродная бабушка из Уэльса стала бы возражать против небольшого приема.

Пруденс машинально выпила вино из одуванчиков. Пока это останется семейной тайной, никаких трудностей не возникнет. Она была уверена, что расторгнет фальшивую помолвку. И почти не сомневалась, что справится с лордом Каррадайсом. В конце концов, предупрежден – значит, вооружен. Все, что ей нужно делать, – это поддерживать счастливые ожидания и мечты дяди Освальда и выдать Чарити замуж за доброго и любящего человека.

Поэтому нужно узнать о таинственном обожателе сестры. У Чарити есть склонность к самопожертвованию, и это может оказаться для нее роковым. Пруденс не хотела, чтобы ее прелестная сестра пожертвовала собственным счастьем, чтобы спасти сестер.

Брак должен быть счастливым. Пруденс поняла это, наблюдая за собственными родителями. Ее младшие сестры помнили только суровое обхождение дедушки. Чарити отчаянно нуждается в любви. Как и все остальные сестры. Это станет компенсацией за ужасные годы жизни в Дерем-Корте. Пруденс обещала сестрам, что их ждут радость, веселье, любовь и счастье, как у их родителей. Поэтому она решила, что Чарити выйдет замуж только по любви. Если понадобится, Пруденс придумает другой способ спасти сестер от дедушки.

– Чарити, милая, не смущайся, – повернулась к сестре Пруденс. – Расскажи нам об этом джентльмене.

Чарити покраснела.

– Хоуп преувеличивает. Ничего особенного не было, – сказала она. – Просто несколько джентльменов попросили разрешения представиться.

– Ничего особенного! Ну и лгунья! – перебила ее Хоуп. – А тот джентльмен, который с тебя глаз не сводил, и ты с него – тоже?

Щеки Чарити еще гуще порозовели. Она сердито тряхнула головой.

– Это просто... просто... Ты не должна вдаваться в подробности! С его стороны это простая вежливость.

– Кто не сводил глаз с Чарити? – спросила Пруденс. Хоуп открыла рот, но Чарити взглядом призвала ее к молчанию.

– Никто. Хоуп и Фейт болтают чепуху. – Она сердито посмотрела на хихикающих сестер. – Вы как дети!

Но Пруденс не поверила ее возражениям.

– Хоуп, о ком ты говорила?

– Разумеется, о коротеньком и толстеньком герцоге. О кузене лорда Каррадайса. Об отшельнике Неде. О герцоге Динзтейбле.

– Он не толстенький, – набросилась на сестру Чарити. – Ни в коей мере! Он плотный! И сильный! Красивый. Добрый. Умный. И...

– И имеет тридцать тысяч годового дохода! – воскликнул сэр Освальд.

Пруденс в изумлении смотрела на сестру. Она никогда не видела Чарити столь возбужденной. Порывистой. Страстной.

– Герцог Динзтейбл? – спросила она. – Но как... когда?.. Пруденс замолчала. Должно быть, это произошло во время прогулки по парку в ландо.

– Герцог Динзтейбл!!! Пусть подадут еще вина из одуванчиков! Нет, черт побери! Если уж речь зашла о герцоге, нужно нечто особенное! – Захлебываясь от восторга, сэр Освальд дернул шнурок звонка. – Бутылку нашего лучшего вина из первоцвета, Ниблетт. Мы празднуем! Какой день! Барон уже на крючке, и на подходе герцог! Любовь просто витает в воздухе! За пятьдесят тысяч в год, девочки! О Боже! Давно я не испытывал такого потрясения!

Вечер у леди Остуидер! Именно этого желала Пруденс для первого выхода Чарити в свет. Гостей было мало – около пятидесяти человек, – но только избранные. Для дочери леди Остуидер это был первый светский сезон, поэтому мать позаботилась, чтобы среди гостей хватало богатых и достойных молодых людей.

Поприветствовав Пруденс, леди Остуидер расстроилась, поскольку вторая внучатая племянница сэра Освальда оказалась бриллиантом чистой воды. Не подав виду, она с достоинством сказала:

– Нужно было предупредить меня, сэр Освальд.

В ее голосе послышалось едва уловимое раздражение. Однако, будучи доброй женщиной, она сердечно приняла обеих девушек. И если ей неприятно было видеть, как молодые люди, которых она предназначала для дочери, наперебой предлагают Чарити лучшее кресло, лимонад и исполняют все ее прихоти, леди Остуидер ничем не выдала своей досады.

Пруденс с радостным удовлетворением наблюдала суету вокруг сестры. Чарити будет из кого выбрать. Если Фейт и Хоуп ошиблись относительно герцога Динзтейбла, в сети Чарити попадется другая рыбка.

Хотя Чарити на редкость красивая и милая девушка, Пруденс всерьез не верила, что сестра станет герцогиней. Любой герцог предпочтет выбрать невесту из девушек своего круга. Чарити не только внучка ничем не примечательного барона, но и дочь человека, совершившего мезальянс и женившегося на дочери торговца. Последнее дедушка постоянно вдалбливал в головы внучкам. Низкое происхождение имеет значение для герцога?

Какая чепуха, сказала себе Пруденс. Беспокоиться не о чем. Кроме болтовни Фейт и Хоуп, нет никаких серьезных поводов думать, что герцог Динзтейбл заинтересовался Чарити. А румянец Чарити и ее горячность – всего лишь защитная реакция. Если эти разговоры окажутся правдой, Пруденс сделает все для счастья сестры, а пока важно, чтобы вокруг Чарити было больше достойных кавалеров.

29
{"b":"38","o":1}