ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сигнальные пути
Тайна тринадцати апостолов
Гребаная история
Ее худший кошмар
Новые рассказы про Франца и футбол
Возвращение
Беги и живи
Любовь не выбирают
Отчаянные аккаунт-менеджеры: Как работать с клиентами без стресса и проблем. Настольная книга аккаунт-менеджера, менеджера проектов и фрилансера

– Тогда, пожалуйста, не играйте со мной, не соблазняйте меня. Я понимаю, что у вас это вошло в привычку, но, честное слово, я этого не вынесу! Я не из вашего мира. Я не умею играть в эти игры и не знаю, как...

Она резко оборвала фразу. Она уже готова была признаться, что не знает, как устоять перед ним. Это оказалось бы смерти подобно.

Он помолчал немного, потом спросил:

– Почему вы думаете, что это игра?

– Потому что это не может быть ничем другим, – просто сказала она. – Вы сказали, что доверяете моим обещаниям. Я дала слово Филиппу Оттербери. – Она смотрела на него, ожидая, что он поймет ее слова.

Гидеон ничего не сказал. Только слегка нахмурил брови.

Она вытащила спускавшуюся в лиф платья тонкую золотую цепочку, которую постоянно носила. На ней висело старомодное золотое кольцо с большим красным камнем.

– Это обручальное кольцо прабабушки Филиппа. Оно переходит в семье из поколения в поколение. Оно – свидетель святой клятвы, которую я дала Филиппу и которую не нарушу, как бы ни волновали меня ваши соблазнительные ласки. – Она вспыхнула и добавила: – Я связана с Филиппом невидимыми узами, и это кольцо их зримый символ. Я ношу его четыре с половиной года. Я никогда его не снимаю. Вы можете это понять, лорд Каррадайс? – Она серьезно смотрела на него. – Вы можете это уважать?

– Постараюсь, – медленно сказал он. В его кривой улыбке сожаление смешалось с самоуверенностью. – Хотя, признаюсь, мои дурные привычки могут взять верх.

Пруденс с дрожью вздохнула. Он не может с собой справиться. Даже его оправдания звучат соблазнительно. Она как талисман сжала в руке кольцо, подаренное Филиппом.

– Значит, будем друзьями? – отважно предложила она. Он подавил угрюмый вздох.

– Хорошо, пусть будет так, но если об этом станет известно, моя репутация будет погублена.

На губах Пруденс появилась дрожащая улыбка. Гидеон взял Пруденс под руку.

– Разумеется, наша мнимая помолвка остается в силе, – добавил он, – хотя за пределами семьи это должно оставаться страшной тайной. – Он отдернул пурпурные бархатные шторы, выпуская ее в зал. Пруденс хотела было сообщить ему о своей последней выдумке – его воображаемом трауре, но ей помешали.

– Какой вы проказник, лорд Каррадайс – кажется, я узнаю вашу божественную фигуру – где вы прятались?

Эти слова сопровождались легким смехом и понимающим взглядом. Темноволосая дама с декольте, вдвое большим, чем у Пруденс, положила ладонь на руку Гидеона.

Он тут же поклонился, вновь обретя свою легкомысленность и шарм.

– Миссис Краудер, вы сегодня чертовски очаровательны. Красный – определенно ваш цвет.

Слишком много комплиментов, сердито подумала Пруденс, когда им помешали. Цвет полыни – идеально подходит для нее, а красный – для миссис Краудер. Так можно пополам разорваться.

Лорд Каррадайс представил Пруденс, но миссис Краудер, хоть и была безупречно вежлива, явно решила, что с ней не следует считаться. Вскоре их окружили друзья миссис Краудер. Судя по всему, они были друзьями и лорда Каррадайса.

Все женщины были красивы или необыкновенно привлекательны. Весьма изящные и утонченные. Мужчины со скучающим видом переводили взгляд с Пруденс на лорда Каррадайса и обратно. Она видела их понимающие взгляды и боролась с желанием залепить пощечину.

– А теперь, дорогой Каррадайс, – воскликнула миссис Краудер, – вы должны рассудить нас и дать ответ на вопрос, который мы обсуждаем!

– Да, пожалуйста, – горячо поддержала ее леди, имени которой Пруденс не запомнила, – вы тонкий знаток дамских туалетов.

Пруденс старалась сохранять на лице доброжелательное выражение.

– Вы должны решить, что хуже: нелепый тюрбан леди Бентик, столь щедро украшенный плюмажем, что она напоминает лошадь, запряженную в погребальные дроги...

– Или чепец вдовствующей герцогини, украшенный кружевом, зелеными бархатными почками и цветущими маргаритками, так что он похож на вершину холма в весеннюю пору!

– Мы заключили пари! – наперебой защебетали дамы.

– Пожалуйста. Будьте судьей, лорд Каррадайс, – без промедления сказала Пруденс. – Я вижу, моя сестра делает мне знаки. Мне нужно поговорить с ней.

Это было почти правдой. Кроме того, ей нужно познакомиться с джентльменами, оказывающими знаки внимания Чарити.

Стоя рядом с сестрой, Пруденс наблюдала за компанией, окружившей лорда Каррадайса и миссис Краудер. Там было много смеха, много шампанского и, к ее досаде, много прикосновений. Дам так и тянуло к нему, а однажды миссис Краудер фамильярно потрепала его по щеке! Пруденс стало ясно, что лорд Каррадайс и некоторые из окружавших его дам были – а возможно, и сейчас остаются? – в очень близких отношениях.

Пруденс не понравилась миссис Краудер и ее друзья, но она была благодарна за то, что они напомнили ей о грозившей опасности забыться. Лорд Каррадайс известный обольститель. Женщины вокруг него сбились в стайку, смеялись, кокетничали, то и дело касаясь его.

И он флиртовал с ними. Потому что он таков, твердо сказала себе Пруденс. Она не осуждала его за это, просто он такой. Он повеса. А раз так, его нельзя принимать всерьез.

И нельзя ему доверять.

Гидеон смотрел, как Пруденс опекает сестру, и про себя улыбался повадкам маленькой наседки. Он неохотно отпустил ее. Ему не хотелось, чтобы она уходила, но еще меньше хотелось, чтобы она разговаривала с миссис Краудер.

У Терезы Краудер был отвратительный язык и дурной глаз сплетницы. А ее друзья – распущенные и глупые. Ему не хотелось видеть в их кругу Пруденс. Он позволил себе пройтись с компанией по залу, с улыбкой вспоминая разговор с Пруденс и удивляясь, что он нашел в Терезе Краудер и неужели ему нравилось ее пустое и скучное окружение?

– Примите мои искренние соболезнования, Каррадайс, – раздалось у него за спиной.

Изумленный Гидеон обернулся.

– Соболезнования? Из-за чего?

На лице сэра Освальда мелькнуло болезненное выражение.

– Думаю, вы хотели сказать – из-за кого, Каррадайс. То, что делает с языком молодежь, просто ужасно. – Он с одобрением посмотрел на строгий черный вечерний костюм Гидеона. – У вас хватило такта не надевать ярких одежд. Я сторонник того, чтобы уважать волю усопших.

Гидеон беспомощно смотрел на собеседника. Уважать волю усопших? Кто умер? Может быть, старый щеголь толкует о Браммеле, который ввел моду на черные вечерние костюмы и недавно исчез из общества?

– Но я всегда ношу вечером черное, – сказал он. – Но он не умер, сэр Освальд. Он живет где-то на континенте, скрываясь от долгов.

Сэр Освальд нахмурился.

– Скрываясь от долгов? Нет причин носить траур по людям, которые бегут от долгов, Каррадайс. Или что они делают в Уэльсе? Весьма странно!

Гидеон был в полном недоумении и решил не обращать внимания на упоминание об Уэльсе.

– Я говорю о Браммеле, – пояснил он.

– О Браммеле? А он здесь при чем? Какого черта мы о нем говорим?

– Разве не вы сказали, что он умер?

– Нет! А он умер? Меня это не удивляет. Жить с чужеземцами – рискованное занятие. Я знаю это по собственному опыту. Бедняга Браммел. Что с ним случилось? Наверное, от пьянства? – Сэр Освальд неодобрительно поджал губы и покосился на бокал шампанского, который держал Гидеон.

У Гидеона возникло такое чувство, будто он оказался в сумасшедшем доме.

– Я не говорил, что он умер, – осторожно сказал Гидеон. – Насколько мне известно, он все еще здравствует и живет на континенте.

Кустистые белые брови сэра Освальда поднялись от негодования.

– Послушайте, я это знаю, черт побери! Это всему свету известно. Причем давным-давно! Какого дьявола вы рассказываете мне новости, которые уже плесенью покрылись?

Гидеон осушил бокал и оглянулся в поисках слуги. Чтобы поддерживать эту беседу, ему нужно что-то покрепче шампанского. Но не бренди.

– Прошу извинить, сэр Освальд. Начнем сначала. Кто умер?

– Ваша двоюродная бабушка, конечно!

– Двоюродная бабушка?

33
{"b":"38","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тобол. Мало избранных
Нёкк
Птицы, звери и моя семья
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Развитие эмоционального интеллекта: Подсказки, советы, техники
Земля лишних. Треугольник ошибок
Профиль без фото
Хитмейкеры. Наука популярности в эпоху развлечений
Всеобщая история чувств