ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Наука страсти нежной
Патологоанатом. Истории из морга
Как говорить, чтобы подростки слушали, и как слушать, чтобы подростки говорили
Доктор, который научился лечить все. Беседы о сверхновой медицине
Список заветных желаний
Вечная жизнь Смерти
Стражи Галактики. Собери их всех
Пробужденные фурии

– Нет. Она заболела и почти год не вставала с постели. Тишину долго нарушали только стук копыт и скрип фаэтона на ухабах дороги. Гидеон снова тряхнул головой и легким, чуть дрожащим голосом сказал:

– Когда я уезжал в школу, папы не было дома. Меня провожала мама и слуги. Когда я в следующий раз приехал домой, мама, папа и дядя Фредерик... все... умерли, и слуги называли меня хозяином. – Он передернул плечами и бодрым тоном добавил: – Была масса дел. Пока папа искал маму, имение пришло в запустение.

Его слова глубоко тронули ее. Пруденс ясно представляла себе эту картину. Юный Гидеон, четырнадцати лет от роду, приезжает домой растерянный, подавленный, его родители погибли при обстоятельствах, которые мальчику мало понятны. Его ближайшая родственница, родная тетя, слегла от горя, кузен ушел в себя. И весь свет упивался их трагедией, множа разнообразные сплетни.

Фаэтон свернул. Быстро бегущие по небу тучи закрыли луну.

Слуги называли несчастного мальчика хозяином и ждали его распоряжений. Никто не успокоил его, не обнял, не позволил выплакаться или излить свою ярость.

Так несчастный чувствительный мальчик стал легкомысленным, дерзким, насмешливым мужчиной, намеренным показать миру, что его ничего не трогает и не задевает. Теперь Пруденс это поняла. Она молча обнимала его, ее лицо было мокрым от слез.

– После похорон я не видел Эдуарда несколько месяцев. Он не вернулся в школу в Оксфорд и получил домашнее образование. Вдали от злых языков и досужих сплетен он буквально похоронил себя в отдаленном поместье в Шотландии. Фактически он стал отшельником, как вы назвали меня при первой встрече. – Нарочито легким тоном Гидеон сказал: – Кажется, это было так давно... Смотрите, дорожный камень. Через милю будет Кранфорд-Бридж, и мы благополучно минуем пустошь. До Мейденхеда останется чуть больше десяти миль, но вам это известно, у вас способности к географии.

Он старался изменить тему, но Пруденс хотелось знать больше.

– Мать герцога еще жива?

– Да, она выжила. Даже однажды попробовала привезти Эдуарда в Лондон, но все напрасно. Нет, не все. – У него вырвался короткий сухой смешок. – Приехав в Лондон, она превратила дом в модный египетский кошмар и встретила богатого как Крез американца. Он женился на ней и увез в Бостон. Он был в восторге от того, что женился на герцогине, а она радовалась возможности отделаться от старого скандала и в чужой стране начать новую жизнь.

– Так что вы и ваш кузен остались одни, – тихо сказала Пруденс.

Они проехали через спящую деревню Лонгфорд, в Колнбруке разбудили на постоялом дворе конюха и, хорошо заплатив ему за беспокойство, сменили лошадей. Ночь стояла ясная и холодная. Хотя Пруденс устала от долгого путешествия и бессонной ночи, мозг ее лихорадочно работал. За короткое время она сильно привязалась к Гидеону... и это лишило покоя ее душу.

– Впереди Солт-Хилл, – сообщил Гидеон. – По другую сторону холма находится Мейденхед.

Несколько миль они ехали молча. Пруденс прижалась к его плечу, как маленькая нахохлившаяся сова. Гидеон и не догадывался, что она почти спала. Для нее это был долгий мучительный день, она не привыкла к бессонным ночам и устала от тревоги. Подъем на холм оказался тягучим и долгим даже для легкого фаэтона, но меньше чем через час они будут в «Синем пеликане», где Эдуард уже заказал комнаты и ужин.

Пруденс выпрямилась, сонно зевнула и чуть отстранилась от Гидеона.

– Мы уже проехали Виндзорский замок? Думаю, его видно с дороги.

– Нет, он чуть дальше.

– Бедный король. Интересно, как он... Из темноты вдруг послышался стук копыт.

– Что это?

Два всадника выскочили на дорогу и понеслись вниз с холма прямо на фаэтон, словно его и не было. В последнюю минуту один из них чуть свернул в сторону и промчался мимо, другой правил прямо на карету. Он остановился всего в нескольких дюймах. Гидеону потребовалось все его самообладание, чтобы удержать испуганных лошадей на склоне холма.

– Черт возьми, вы соображаете...

– Кошелек или жизнь!

Голос прозвучал с пугающей ясностью. Возникло минутное замешательство. Испуганные лошади встали на дыбы. Нижняя часть лица преградившего им дорогу всадника была замотана темным шарфом. Длинное дуло пистолета блестело в лунном свете, нацеленное на пассажира фаэтона.

На мисс Пруденс Мерридью.

У Гидеона сердце похолодело. Пробормотав проклятие, он пытался успокоить лошадей и услышал, как на запятках шевельнулся грум.

– Спокойно, Бойл, – властно сказал он. – Я сам справлюсь с лошадьми. Не слезай.

– Ясно, сэр, – проворчал Бойл. – Успокоиться и ждать.

Гидеон кивнул. Бойл все понял. Гидеон говорил не о лошадях. Сзади, под сиденьями, лежали два ружья, предназначенные именно для таких случаев. Из ответа Бойла следовало, что оружие у него в руках и он бдительно ждет первой же возможности применить его.

При других обстоятельствах перспектива схватки доставила бы Гидеону удовольствие, взбудоражила кровь, пощекотала нервы. Но от присутствия мисс Пруденс, неподвижно сидевшей рядом с ним и явно перепуганной, им овладело незнакомое, несвойственное ему чувство осторожности. Грабители заняли удобную позицию: один остановился прямо перед фаэтоном, другой – в нескольких ярдах сзади, ниже по дороге. В такой позиции грум мог справиться только с тем, кто был позади.

Гидеон мог, конечно, рискнуть и броситься вперед на грабителя. Но Пруденс застыла без движения, глядя на длинное дуло пистолета, поэтому Гидеон ничего не мог предпринять, чтобы не подвергать ее опасности. Он молча клял себя за то, что не взял свои пистолеты. Мисс Пруденс была так встревожена необходимостью срочного отъезда, что это лишило его здравого смысла. Он просто забыл об оружии! Непростительное легкомыслие! Он – глупец, которому призрак любви вскружил голову, – отправился в путь безоружным и этим поставил под угрозу жизнь своей любимой!

– Черт побери, вы соображаете, что делаете? – проворчал он, обращаясь к грабителю. – Деревня совсем неподалеку. Если вы станете стрелять, выстрелы услышат.

– Может быть, – согласился разбойник. – Но они вряд ли выберутся из-под теплого одеяла, а у меня резвая лошадь. Так что, ваша милость, отдавайте свои ценности, мы поедем своей дорогой. – Дуло пистолета вдруг нацелилось на Гидеона. – И не делайте глупостей, милейший. Не двигаться! Вы не забыли про моего напарника? Пока он спокойно наблюдает. Но он очень нервный. У него палец постоянно на курке. И стоит вам двинуться ко мне, он тут же выстрелит.

Гидеон держал руки так, чтобы грабитель мог их видеть: в одной – вожжи, другую положил Пруденс на колено, пытаясь успокоить ее. Черт бы побрал этого грабителя, парень явно не дурак! Он расположился так, что Пруденс оказалась между ним и Гидеоном. Стоит Гидеону что-нибудь предпринять, как Пруденс тут же попадет под перекрестный огонь. Он оказался в безвыходном положении.

– Ну же, мисс, отдавайте свои побрякушки, и поживее!

Пруденс не издала ни звука. Гидеон краем глаза наблюдал за ней. Она сидела, напряженно выпрямившись, одной рукой прижимая к себе сумку, другую спрятала в складках мантильи. Он перевел взгляд на ее лицо. Она была поразительно бледна, но, может быть, это от лунного света. От выражения ее лица у Гидеона сердце упало. Она не намерена расставаться с деньгами. Он видел это по выражению ее глаз, по тому, как упрямо сжались губы.

– Не спорьте с ним, Имп, – спокойно сказал он. – Ваша безопасность не стоит пустяковой суммы, что лежит в вашей сумочке. – Он говорил довольно громко, чтобы грабитель мог его слышать.

Она посмотрела на него, вложив во взгляд весь свой мятежный дух. О Господи, подумал в смятении Гидеон. К чему рисковать собой из-за такой ничтожной суммы, когда большая часть денег спрятана у нее под юбками? Нужно как-то отодвинуть ее, прежде чем он схватится с грабителем. Возможно, если они начнут спорить из-за сумки, это отвлечет грабителя. Гидеон надеялся, что Бойл справится с разбойником, который стерег их сзади.

47
{"b":"38","o":1}