ЛитМир - Электронная Библиотека

Пруденс оцепенела. Он будет ждать ее, пока не состарится и поседеет? От его взгляда у нее гулко застучало сердце. Она вытянула дрожащую руку, чтобы отстранить его, хотя он не сделал даже малейшего движения по направлению к ней.

– Но вы повеса, – прошептала она. Гидеон долго смотрел ей в глаза.

– Да. Но если повеса влюбится, то полюбит навсегда. – Он дал ей время вникнуть в его слова и торжественным тоном добавил: – Не стоит меня за это презирать. Иногда иметь под рукой повесу полезно.

Пруденс удивленно нахмурилась.

– Полезно? – Какое странное слово. – Что вы хотите сказать? Какая мне польза от повесы?

– Я могу каждую осень аккуратно собирать опавшие листья.

Она не сразу поняла, что это шутка. Ее губы дрогнули от смеха и от слез. Ну что с ним поделаешь? Как можно любить такого насмешливого и легкомысленного человека?

Как можно его не любить?

Пруденс вышла из комнаты.

Глава 15

Но средства лжи истощила все наконец...

Овидий[14]

Бат уступами поднимался из зеленой долины, солнце золотило дома, ряды которых карабкались по горе, словно ступени древнеримского амфитеатра.

– Я и не подозревала, что Бат так красив. Он просто восхитителен! – воскликнула Пруденс.

Хоуп и Фейт разглядывали окрестности через окно кареты, Пруденс и Грейс не отрывались от другого окна. Лорд Каррадайс, откинувшись на сиденье и небрежно набросив на плечи сюртук, чтобы скрыть повязку, снисходительно поглядывал на юных леди, рассказывая о встречавшихся по пути достопримечательностях.

– Правда! – согласилась Грейс. – Меня сбило с толку название! Бат! Навевает мысли о бане, – объявила она, наморщив нос. – Кто бы мог подумать, что за скучным названием скрывается очаровательное место.

– Ах, это название романтично само по себе, мисс Грейс, – пояснил лорд Каррадайс. – С древних времен люди приезжали сюда искупаться в минеральных источниках и попить целебной воды. Даже древние римляне оценили это место и построили здесь замечательный город. Мисс Грейс, вы можете представить себе храброго римского центуриона, купающегося здесь после схватки с северными варварами?

– Да! Он смывает кровь после сражения! – кивнула Грейс, вздрогнув от восторга.

– Какая кровожадная особа! – усмехнулся лорд Каррадайс. – Думаю, они смывали кровь задолго до Бата.

– Кажется, что римляне еще здесь, – сказала Фейт, – настолько величественны и прекрасны некоторые здания.

Действительно, в архитектуре преобладал классический стиль, город гордился своим решительным римским характером.

Когда лорд Каррадайс настолько окреп, что можно было тронуться в путь, они покинули Мейденхед и отправились дальше, остановившись на ночь в Хангенфорде, чтобы наутро прибыть в Бат. Сейчас Пруденс с сестрами и лорд Каррадайс ехали в карете герцога. Герцог и Чарити умчались вперед в фаэтоне. Лили и Джеймс сидели наверху кареты, наслаждаясь видами и хорошей погодой.

Путешествие неожиданно оказалось веселым и радостным и больше походило на экскурсию или пикник, чем на тайное бегство от законного опекуна. По дороге не произошло никаких неприятностей, ни ран, ни стычек с разбойниками. Лорд Каррадайс, которого, казалось, рана не беспокоила, оказался на редкость интересным попутчиков. Он рассказывал забавные истории, так что девушки не могли удержаться от смеха. Он учил младших сестер сочинять иронические стишки о том, что с ними произошло в пути: например, об официанте, который чихнул над суповой миской и потом удивлялся, что к супу никто не притронулся, увы! Лорд Каррадайс решительно настаивал, что необходимо придумать рифму к слову «увы», и утверждал, что, когда был ребенком, все так говорили!

Он со стоном требовал уврачевать его раненую гордость пением, а когда выяснил, как мало песен они знают, принялся учить их. Так что они приехали в Бат счастливым смеющимся хором.

Пруденс была готова расцеловать его. Никогда после смерти родителей ее сестры столько не смеялись. Это больше всего убеждало ее в том, что она поступила правильно. Даже если все окончится неудачей, у них были мгновения счастья.

Карета медленно двигалась по крутым улицам Бата. Девушки во все глаза смотрели на достопримечательности этого все еще фешенебельного курорта. Чарити и герцог опередили их на несколько часов, выехав раньше на легком быстром фаэтоне.

Девушки высовывались из окон, восхищаясь видами.

– Боже правый! – вдруг воскликнула Хоуп. – Не может быть. Нет, я уверена! Пруденс, посмотри! Это Филипп!

– Какой Филипп?

– Филипп Оттербери, глупая. С каким Филиппом мы еще знакомы?!

– Не может быть. Он в Индии.

– Значит, он вернулся, – горячо возразила Хоуп. – Он там, на улице. Удаляется от нас, видишь? В коричневом сюртуке и шляпе с загнутыми полями!

Пруденс, как и все ее сестры, выглянула из окна кареты.

– Я не вижу никого в коричневом сюртуке.

– Там молодой человек в сюртуке бутылочно-зеленого цвета. Он немного похож на Филиппа, только гораздо ниже его, – подсказала Фейт.

– Да не в бутылочно-зеленом, бестолковая! В коричневом! Ой, он свернул за угол. Неужели никто из вас его не видел?! – раздраженно воскликнула Хоуп.

Но никто не видел молодого мужчину, даже отдаленно напоминавшего Филиппа Оттербери.

– Должно быть, ты ошиблась, Хоуп. – Пруденс села и расправила юбки. Ее буквально трясло.

– Нет! Это Филипп, я в этом уверена! – стояла на своем Хоуп.

– Как ты могла узнать его через столько лет? – спросила Фейт. – Мы так давно его видели, что я даже не помню, как он выглядит.

– Правда? – нахмурилась Хоуп. – А я его помню.

Он был очень красивый.

Лорд Каррадайс нахмурился.

– Этот мужчина выглядел совсем как он... – продолжала Хоуп, – такой же красивый, только старше, стройнее. И загорелый, – добавила она, ее уверенность явно уменьшилась.

– Хоуп, милая, даже я с трудом помню, как выглядит Филипп.

– В самом деле? – пробормотал лорд Каррадайс. – Очень интересно.

Пруденс не обращала на него внимания.

– Я уверена, что этот мужчина в коричневом сюртуке походил на Филиппа. Но мы уехали из Дерем-Корта всего полтора месяца назад. Если бы Филипп возвращался домой, то миссис Оттербери рассказала бы об этом всему свету, как только узнала. Ты ведь ее знаешь. Вся округа узнала бы о его возвращении через час после того, как миссис Оттербери получила письмо. Даже если письмо пришло в день нашего отъезда, мы бы узнали об этом.

– Это правда, – вздохнула Хоуп. – Наверное, это все-таки не он. Что ему делать в Бате?

Фейт обняла сестру.

– Просто мы так много думали о Филиппе, что тебе хотелось, чтобы он оказался здесь. Незначительное сходство черт подвело тебя.

Хоуп кивнула.

– Если бы Филипп был здесь, он бы спас нас.

– Вместо этого нас спасает лорд Каррадайс! – пылко заявила Грейс. – Я предпочитаю быть спасенной им, а не Филиппом!

– Спасибо, мисс Грейс! Человеку свойственно надеяться, что его скромные усилия кто-нибудь оценит, – пробормотал лорд Каррадайс.

Он печально вздохнул, и все посмотрели на рану, которую он получил, спасая их. Только ему и Пруденс было известно, кто на самом деле ранил его.

– О, сэр, – воскликнула Хоуп, – надеюсь, вы не считаете меня неблагодарной!

– Нет-нет, мисс Хоуп, вовсе нет, – махнул рукой лорд Каррадайс. – теперь посмотрите налево, вот Милсон-стрит, на которой находятся все модные магазины.

Девушки устремили взгляды в том направлении, что он указал, а Гидеон, откинувшись на сиденье, с любопытством посмотрел на Пруденс.

Пруденс почувствовала, что краснеет. Грейс, сама того не зная, произнесла вслух мысли своей самой старшей сестры. Пруденс действительно предпочитала, чтобы ее спас лорд Каррадайс, а не жених. Уставясь в окно, она пыталась выбросить эту мысль из головы.

вернуться

14

Перевод С. Шервинского

54
{"b":"38","o":1}