ЛитМир - Электронная Библиотека

– Приехали, – сказал лорд Каррадайс.

Карета тянулась мимо особняков, построенных из светлого золотистого камня, величественной дугой огибавших парк, окруженный металлической оградой.

– Какой дом, сэр? – бойко спросила Грейс.

Дом? У Пруденс тревожно кольнуло сердце. Она поступила беспечно, согласившись на это. Они не могут остановиться в доме лорда Каррадайса или у герцога. Под одной крышей с неженатым мужчиной? Это недопустимо. Причем этот холостяк не приходится им родственником. Холостяк с репутацией повесы! Даже если ее сопровождают четыре сестры. Это просто невозможно.

В поездке с лордом Каррадайсом и герцогом Динзтейблом не было ничего предосудительного. Даже придирчивые блюстители правил этикета не нашли бы, к чему придраться – пять девушек путешествовали с горничной и лакеем в сопровождении двух холостяков. Пруденс отбросила мысль о ночной поездке с холостяком и его грумом. В конце концов, это была открытая карета. К тому же в ней могли поместиться только двое. Кроме того, была крайняя необходимость. Наконец, об этом никто не знал...

Но жить под одной крышей, пусть даже короткое время, с этими джентльменами – нет! Этому не бывать. Даже если Чарити выйдет замуж за герцога, Пруденс не желала, чтобы потом шептались, что герцога заставили жениться, поскольку он скомпрометировал девушку.

Они остановятся в отеле. Или снимут комнаты у респектабельной хозяйки.

– Думаю, нам не... – начала Пруденс.

– Три дома с желтыми дверями – наши, – перебил ее лорд Каррадайс, отвечая на вопрос Грейс. – Слева – мой, правый – моего кузена, а в среднем живет наша тетя Августа. Она нас ждет, я послал ей записку, пока залечивал рану. Я уверен, тетя Гасси вам понравится. Она самая лучшая из семьи наших матерей. – Взглянув на Пруденс, он мрачно добавил: – Если бы тетя Гасси в то время не жила в Аргентине, сомневаюсь, что наши родители что-нибудь затеяли бы. Но она лишь недавно вернулась в Бат и, проведя много лет за границей, нашла его скучным. Она в восторге от идеи принять гостей.

– Вы хотите сказать, что мы будем жить в доме вашей тетушки? – Пруденс с облегчением вздохнула. – Не у вас и не в доме герцога?

Гидеон укоризненно посмотрел на нее, но ничего не сказал. Хоуп и Фейт вышли из кареты. Когда и Грейс вслед за ними спрыгнула на землю, он покачал головой с видом оскорбленной добродетели.

– Жить со мной или с герцогом? Я шокирован подобным предположением, мисс Имп! Может быть, я и повеса, но сохранил какие-то понятия о правилах приличия. К тому же вы не согласились бы жить в доме Эдуарда. Его мать и этот дом превратила в египетский кошмар. Рим снаружи, Египет внутри. – Гидеон передернул плечами. – Боюсь, любой, кроме Эдуарда, в этом доме покончил бы с собой. Но мой кузен к этому привык.

Он легко выпрыгнул из кареты и подал Пруденс руку. Когда она ступила на землю, он наклонился и прошептал ей на ухо:

– В действительности я планировал, что вы поселитесь у меня, исключительно ради того, чтобы защитить вас. Но Эдуард был против. Он такой щепетильный, просто ярый приверженец правил этикета! А ведь мы родственники! —

Подмигнув, Гидеон подал ей здоровую руку.

Пруденс молчала. Она была не в состоянии говорить. Спазм стянул ей горло. Лорд Каррадайс давно планировал поселить их у своей тетушки. Она начинала понимать ход его мыслей. Стоило ей начать о чем-то тревожиться, как он совершал что-нибудь неподобающее и дразнил ее, отвлекая от волнения... За самоуверенностью и дерзостью скрывались доброта и забота.

Пруденс молча поднялась по ступеням.

Желтая дверь распахнулась, и на пороге появилась невысокая полная дама, одетая в пурпурный с золотом шелк.

– Леди, рад представить вам мою тетю, леди Августу Монтигуа дель Фуэго. Тетя Гасси, позвольте представить вам мисс Мерридью. Это мисс... – начал Гидеон, Но тетушка прервала его:

– Не сейчас, милый, тут слишком холодно. Входите, мои дорогие, входите! Должно быть, вы проголодались!

Она кружилась вокруг сестер как вихрь, подталкивая их к двери, и без умолку говорила.

– Сюда, милые! Какие же вы очаровательные... Да-да, отдайте Шубриджу ваши мантильи и шляпы. Сейчас же подайте чай, Шубридж. Гидеон, Боже мой, что у тебя с рукой? Шубридж, подайте чай в заднюю гостиную, там гораздо уютнее. И еще, Шубридж, меня ни для кого нет дома... Кто-нибудь хочет кое-куда зайти? Нет? Что значит молодость!

Тетя Гасси перевела дух и, прежде чем кто-нибудь успел вставить слово, продолжила:

– А теперь, мои дорогие, кто из вас Пруденс? Должно быть, это вы. Конечно, такие красивые глаза. Гидеон, милый мой, ах ты, негодник, я просто в восторге! – Она заключила изумленную Пруденс в нежные объятия и, повернувшись к племяннику, добавила: – Я жду объяснений, почему у тебя эта зловещая повязка?!

Пруденс виновато вздрогнула. Знает ли эта удивительная женщина, что во всем виновата Пруденс? Она открыла было рот, чтобы во всем признаться, но их гостеприимная хозяйка болтала без умолку:

– И почему я до сих пор жду, когда меня поцелует самый озорной мой племя... Ох! Отпусти меня сейчас же, несносный мальчишка! Нельзя...

Гидеон одной рукой подхватил тетушку и закружил ее над полом.

– Тетя Гасси, тетя Гасси, я вами всегда восхищаюсь. Вы не меняетесь! – сказал он, пылко расцеловав тетушку в пухлые щечки.

– Отпусти меня, безобразник! – Монтигуа дель Фуэго болтала в воздухе изящными ножками.

Четыре младшие сестры Мерридью, открыв рот, наблюдали эту сцену. Первой хихикнула Грейс, к ней присоединились близнецы Фейт и Хоуп. Пруденс была настолько сбита с толку, что только молча смотрела на происходящее. Она видела, как лорд Каррадайс, смеясь, кружит маленькую пухлую даму, держа ее сильной рукой. Но своим внутренним взором в тайниках своего сердца она видела в его объятиях совсем другую особу...

– Не бойтесь, тетя Гасси. – Гидеон снова закружил ее. – Вы легкая как перышко. Моя рана не настолько серьезна, чтобы я не мог на глазах у всех обнять свою тетушку!

– Фи! – фыркнула леди Августа, вырвавшись из его объятий. Она походила на хлопотливую наседку с взъерошенными перьями. – Меня волнует не твоя рука, а собственное достоинство!

Гидеон расхохотался и снова обнял ее.

– Скверный мальчишка! Знаете, у него всегда были отвратительные манеры, – обратилась она к Пруденс, оттолкнув племянника. – Прекрати, Гидеон! Займись лучше чем-нибудь полезным и усади твою юную леди! Хотя бы сюда! – Леди Августа указала на пунцовый диван.

Гидеон поклонился и с преувеличенной галантностью повел Пруденс через комнату.

Пруденс, слегка одурманенная потоком слов, послушно пошла с ним под руку.

«Твою юную леди». Пруденс чувствовала себя самозванкой. Она села на софу. Лорд Каррадайс сел рядом с ней. Очень близко. Она сквозь одежду чувствовала тепло его тела и немного отодвинулась.

– Я вижу, вы только в карете готовы прижиматься ко мне, – едва слышно пробормотал он.

Пруденс укоризненно посмотрела на него, но ничего не сказала. Его слова воскресили в ее воображении – а он не сомневался, что так и будет, – долгие часы их путешествия вдвоем. В некоторых отношениях Гидеон совершенно беспринципный. Он подвинул ногу, и Пруденс снова почувствовала его тепло. Она опять отодвинулась и положила между ними сумочку. Он демонстративно испустил тяжелый вздох.

Леди Августа, сияя, обняла пухлой рукой Грейс.

– Должно быть, ты маленькая Грейс, самая младшая в семье. Ох, через несколько лет ты разобьешь не одно сердце! Ты так похожа на Чарити, только цвет волос другой. Кстати, Чарити с Эдуардом приехали несколько часов назад, но их нет, у них какие-то дела в городе. Гидеон, ты не сообщил мне, что сестры тоже красавицы! Неудивительно, что у вас с Эдуардом не было шансов устоять. Сестры! Весь свет заговорит об этом! Но нам это безразлично...

Пруденс озадаченно посмотрела на нее. Гидеон нахмурившись, подался вперед, и тетушка, спохватившись, торопливо затараторила:

– Нет-нет, молчу... Грейс, девочка моя, подвинь сюда это маленькое уютное кресло. Оно мое самое любимое. Садись, ты согласна? – Грейс, улыбнувшись, кивнула и порывисто сжала руку гостеприимной хозяйки. – Ах ты, моя милая! – Леди Августа заключила девочку в объятия. – Я так рада, что вы ко мне приехали. Мои шалопаи племянники иногда поступают правильно. Мы прекрасно проведем время! – Она потрепала Грейс по щеке и материнским жестом пригладила выбившийся рыжий локон. – Какие красивые у тебя и у твоей старшей сестры волосы! Знаете, я всегда мечтала иметь тициановские локоны.

55
{"b":"38","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мажор-2. Возврата быть не может
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Тринадцать свадеб
Драконоборец. Том 2
Краудфандинг. Как найти деньги для вашей идеи
Взломать Зону. Черная кровь
Как рождаются эмоции. Революция в понимании мозга и управлении эмоциями
Как я стал знаменитым, худым, богатым, счастливым собой