ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Теория везения. Практическое пособие по повышению вашей удачливости
С чистого листа
Смотрящая со стороны
Дерзкий рейд
Код да Винчи 10+
Путешествие за счастьем. Почтовые открытки из Греции
Метро 2033: Логово
Баллада о Мертвой Королеве
Игра в сумерках

Она сняла короткий жакет и повесила его в шкаф. Дедушка нарисовал ужасную картину страданий падшей женщины.

Если бы она не потеряла ребенка, то узнала бы об этом на собственном опыте. Дедушка вышвырнул бы ее вон, невзирая на пятно на фамильном имени. Он назвал смерть ее младенца Божьей карой.

На глазах Пруденс выступили горькие слезы. Ее заставили горевать молча, втайне от всех. Ослушайся она, и ее сестры пострадали бы из-за ее греха даже больше, чем она. Она была обречена молчать и никому не сказала о ребенке. Только Филиппу в двух письмах, которых он, должно быть, не получил, поскольку ничего не ответил. Она провела много времени у символической могилы родителей, выплакивая свое горе, пока глаза не стати сухими. И добавила в Пирамиду мелкие камешки – за ребенка...

Наливая воду из большого кувшина, Пруденс задумалась: был бы у нее хоть малейший шанс встретить лорда Каррадайса, если бы дед выгнал ее из дома? Нет, конечно! Она умерла бы от голода где-нибудь в канаве. А может быть, пошла бы к миссис Оттербери, и тогда бы Филипп прислал за ней.

Только Филипп не прислал. Пруденс ополоснула холодной водой лицо. Почему? Она в сотый раз задавала себе этот вопрос.

Мама говорила, что нужно воспользоваться шансом на счастье. Жизнь давала Пруденс такой шанс. Но она отказалась бежать с Филиппом, потому что не могла оставить сестер. Она сделала свой выбор.

И поэтому ее ребенок умер.

Нужно с этим жить.

Ребенок! Гидеон был ошеломлен. Он знал, что придется преодолеть барьеры, чтобы завоевать Пруденс, но такого не ожидал. Он был уверен в своей способности отвоевать ее у Оттербери. Но у ребенка?! С ребенком он не мог соперничать. Он чувствует, что ребенок связывает ее с Оттербери.

Он ощутил приступ гнева. Что за негодяй этот Оттербери – сделать юной наивной девушке ребенка и оставить ее, чтобы заработать состояние!

Гидеон задумался о ребенке. Он жив? Многие младенцы не доживают до первого дня рождения. Он пытался вспомнить, что именно она сказала. «Это связывает меня с Филиппом, а не простое обещание» Это означало ребенка. Она сказала «связывает», а не «связывало». Значит, ребенок жив.

Это девочка или мальчик? И где сейчас ребенок? Не в Норфолке – она бы не оставила свое дитя с дедом. Значит, ребенка отобрали у матери и спрятали подальше от любопытных глаз, отдали на воспитание за несколько гиней? В таких случаях это обычное дело.

Только Пруденс редкое преданное создание. Она не отреклась от мужчины, который оставил ее наедине с последствиями своей похоти, оставил на долгих четыре года. Если она не забыла такого человека, то как она может забыть собственное дитя? Никогда. Такая женщина, как его Пруденс, на это не способна.

Она видится с ребенком? Ей это позволено? Она хотя бы знает, где он? Это мальчик или девочка? Гидеон представил себе крошечную девочку с глазами Пруденс. Он надеялся, что это не девочка. Он не мог вынести мысли, что маленькая девочка с личиком Пруденс растет одинокая и нелюбимая. А если это мальчик... Он представил себе малыша с рыжими кудряшками, решительным взглядом и упрямым подбородком Пруденс.

О Господи, все это невыносимо. Нужно сейчас же поговорить с ней.

– Черт возьми, тетя Гасси, она со мной не разговаривает! Я уже несколько дней не могу остаться с ней наедине даже на минуту.

– А чего ты ждал, глупый мальчишка? Она занята. И я тоже. Ты забыл, что ее сестра и мой племянник послезавтра женятся?

– Но это важно.

– Фи! – отмахнулась леди Августа. – Поговоришь с ней позже. Свадьба бывает раз в жизни. И не смотри на меня так, негодник, я не виновата, что оба моих мужа умерли! Женщины выносливее мужчин. И прекрати отвлекать меня! Нужно сделать массу дел. Даже небольшая церемония требует огромной подготовки!

– Не понимаю я этого, – недоуменно посмотрел на нее Гидеон. – Все, что нужно для свадьбы, – это невеста, жених, священник и пара свидетелей. Поэтому у Пруденс должно быть много свободного времени...

– Именно это сказал мне Эдуард! – округлила глаза тетушка. – Вы, мужчины, совсем ничего не понимаете? Это самый важный день в жизни молодой женщины. Независимо от того, будет пятьсот гостей или пять, Чарити должна всю жизнь вспоминать этот день без сожалений. Все произошло так быстро. Едва она вышла в свет, как весь Лондон оказался у ее ног. – Леди Августа покачала головой. – Такому прелестному созданию нужно было немного расправить крылышки, почувствовать власть своей красоты, прежде чем обвенчаться и уехать в глушь. Я уверена, что Эдуард, скверный мальчишка, так и поступит.

– Не знаю, какие у них планы, – пожал плечами Гидеон, – но, на мой взгляд, Чарити очень счастлива, а Эдуард просто парит в облаках. Но мне нужно поговорить с Пруденс, а она меня избегает.

– Ты, видно, не понимаешь, что тебе говорят, – развела руками тетушка. – Не задерживай меня. Нужно проследить, чтобы заказали самое лучшее – цветы, шампанское, блюда. Чтобы дом Эдуарда привели в порядок, не говоря уже о нарядах невесты.

– Она сказала, что у нее полно платьев.

– Ты думаешь, я позволю этой прелестной крошке выйти замуж в платье, которое она уже надевала? – презрительно посмотрела на него леди Августа. – Что с тобой, Гидеон? Ты забыл, с кем разговариваешь? – Она неодобрительно покачала головой. – Я должна блюсти свою репутацию, чтобы потом не говорили, что я опекала самую красивую девушку в Англии и позволила ей выйти замуж в старом платье.

– Пруденс красивее. К тому же платья Чарити не старые, она сказала...

– Оставь меня, глупый мальчишка. Я не могу попусту терять время на разговоры с человеком, у которого только одно на уме. – Она отмахнулась от него как от назойливой мухи и собралась выйти из комнаты.

– Тетя Гасси!

Леди Августа обернулась, ее черные глаза блеснули озорством.

– Ну что, попался, повеса Каррадайс? – Она вскинула голову и с пониманием посмотрела на него. – Или станешь утверждать, что мысль уложить мисс Пруденс в постель не приходила тебе в голову?

К собственной досаде, Гидеон почувствовал, что краснеет.

– Черт возьми, конечно, приходила, только я хотел сделать это более благородным способом.

– И это говорит мужчина, который клялся, что никогда, никогда не женится. – Она посмотрела на племянника и рассмеялась. – Да ты покраснел! Записной повеса краснеет!

– Если я и покраснел, то только от ваших ужасных манер, тетя Гасси. – Гидеон призвал на помощь чувство собственного достоинства. – Вряд ли тетушке следует смеяться над увлечением племянника! Время, проведенное в Аргентине...

Тетя Гасси расхохоталась:

– Распутник читает лекцию о правилах хорошего тона. Мне это нравится. Если уж повеса влюбится, то навсегда. – Она потрепала его по щеке. – Милый мальчик, не нужно рассказывать мне о своих намерениях, благородных или не очень, я всего лишь твоя тетушка. Поговори об этом с мисс Пруденс и больше не отнимай у меня времени! Мне нужно организовать свадьбу!

– В том-то и дело! – возразил Гидеон. – Она на меня даже не смотрит!

Но тетушка уже умчалась из комнаты, как боевой парусник, подгоняемый сильным ветром.

– А как насчет этой ленты? Как ты думаешь, она подойдет к твоему новому платью или нет? Или она немного другого оттенка? – Сестры Мерридью склонились над лентой.

– Пожалуй, нет, у нее лиловый оттенок. Может быть, эту, Чарити? – предложила Фейт.

Чарити нерешительно покусывала губы.

– Возьмите все ленты, у окна приложим их к лоскутку ткани, – нашла выход Пруденс.

Они столпились у окна, прикладывая ленты к кусочку небесно-голубого атласа от свадебного платья Чарити.

– Думаю, синий подходит лучше всего... – начала Чарити.

– Смотрите! Филипп! Вот! Вот! – вдруг закричала Хоуп. – Вон там, Пруденс! На улице! Я тогда не ошиблась!

Пруденс посмотрела, куда указывала сестра, и похолодела. Это был Филипп. Здесь! Прогуливался по улицам Бата! Лента выскользнула из ее ослабевших пальцев. Словно в тумане она слышала восклицания сестер, пытаясь собраться с мыслями. Филипп не в Индии. Он здесь, в Бате. В Бате! Но как? Когда он вернулся? Она пыталась найти в этом какой-то смысл, но он ускользал от нее.

59
{"b":"38","o":1}