ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лис Улисс и долгая зима
Путь скрам-мастера. #ScrumMasterWay
«Ничего особенного», – сказал кот (сборник)
Юная леди Гот и роковая симфония
Теория всего. От сингулярности до бесконечности: происхождение и судьба Вселенной
Красный шторм. Октябрьская революция глазами российских историков
Что скрывают красные маки
Ледяная земля
Кругом одни идиоты. Если вам так кажется, возможно, вам не кажется

– А мне – нет. Я к тому времени расторгла помолвку с ним, – сказала она.

Ничего не понимая, Гидеон посмотрел на нее.

– В тот день, когда ты пришел ко мне... я сказала, что Филипп придет в два часа. Я не могла долго говорить с тобой, поскольку нервничала из-за того, что мне через несколько минут предстоит расторгнуть помолвку.

– Так ты в тот день расторгла помолвку?

– Да. Я сказала, что не выйду за него. Не могу понять, с чего я вообразила, что люблю такого человека. Ребенок его нисколько не волновал, Гидеон. – Судорога пробежала по ее лицу.

– Ох, милая. – Он погладил ее по щеке. – Узнать, что он женат и его жена беременна... Для тебя это была ужасная новость.

– Да, это был шок. Не стану отрицать, какое-то время мне было больно. Не понимаю, почему Филипп мне прямо не сказал обо всем, – пожала плечами Пруденс. – Я ведь уже сказала ему, что не выйду за него замуж. Думаю, он опасался, что его жена узнает обо мне. – Она вздохнула. – Ты был прав. Я вообразила себе, что влюблена... но мне тогда не было и семнадцати... я была так одинока. И тогда я совсем не знала, что такое любовь.

– А теперь знаешь?

Она посмотрела на него сияющими глазами.

– О да.

У него вдруг перехватило дыхание.

– Ты сказал мне, что хочешь, чтобы я была рядом, – мягко напомнила она.

Гидеон кивнул.

– Я хотела быть с тобой почти с той минуты, как впервые тебя увидела, – сказала Пруденс. – Я изо всех сил сопротивлялась искушению, чтобы сдержать слово, данное Филиппу, но не смогла. Моя воля, несмотря на все усилия, так и не одолела мое сердце. Думаю, я была твоей с самой первой встречи.

Гидеон ничего не сказал. Он оцепенел.

– Ты как-то сказал «приди, любимая моя». Твое предложение еще в силе?

Спазм мешал ему говорить.

– Ты знаешь, что да, – с трудом выговорил Гидеон. – Пруденс, ты мое сердце, моя душа. Я не представлял, что такое бывает.

Он целовал ее, целовал, как редкую драгоценность. Целовал как любимую женщину, даря ей всего себя.

– Скверное дело! Очень скверное! – В комнату вошел сэр Освальд. – Я принес вам глинтвейн.

Гидеон и Пруденс отпрянули друг от друга. Потом Гидеон демонстративно притянул Пруденс к себе.

– Ты моя. Нам нечего скрывать.

Пруденс улыбнулась и прильнула к его груди. Она не смогла бы скрыть своих чувств, даже если бы захотела.

Сэр Освальд поставил горячий напиток на стол и поспешил к камину.

– Несмотря на теплую ночь, я продрог до костей. Маленькую Пруденс похитил мой родной брат! Кто в это поверит? А то, как он обошелся с тобой, потрясло меня до глубины души!

Пожилой человек выглядел очень усталым и расстроенным.

– Интересно знать, что он себе думал? Неужели он не понимал, что мы бросимся за ним в погоню и найдем тебя?

Пруденс молчала. Говорить было нечего. Сэр Освальд протянул руки к огню и в недоумении покачал головой.

– Наверное, он умом повредился. Будто бы мы не перетряхнули всю страну, пока не нашли бы ее, так, Каррадайс? Мы любим эту малышку, правда? – Голос его сорвался, сэр Освальд засопел и вытащил большой носовой платок.

Гидеон прижимал к себе Пруденс, молча соглашаясь с ее пожилым родственником. Пруденс не могла произнести ни слова. Чувства переполняли ее. Никто в жизни не заступился за нее перед дедом. А теперь ее оберегают двое мужчин. И говорят, что любят ее. Она об этом и мечтать не могла. Ее глаза снова наполнились слезами. Она превращается в настоящий водопад.

Сэр Освальд сунул платок в карман.

– Простите, что говорю вам об этом, но мне пришлось его связать. Он упакован как посылка, я и отвезу его в карете в Дерем-Корт. Дам ему немного остыть, а потом разберусь, соображает ли он, что наделал. Не знаю, какое будущее его ждет, он разговаривал со мной... очень странно, но, что бы ни случилось, он не причинит тебе ни малейшего вреда, Пруденс, дорогая. Я тебе это обещаю. – Он расцеловал Пруденс в обе щеки, обнял ее и заторопился к двери. – Мне пора.

– Но уже глубокая ночь! – воскликнула Пруденс.

– Самое подходящее время для такой поездки. Не хочу, чтобы все видели, что я везу брата связанным как рождественского гуся. Лучше, чтобы этого не видели и не слышали. – Он потрепал внучатую племянницу по плечу. – К тому же ты будешь спать спокойнее, зная, что я запер его в Дерем-Корте. На твою долю выпали тяжкие испытания, но теперь все в прошлом.

Пруденс пришлось признать, что он прав. Она действительно будет лучше спать, зная, что дедушка далеко. Но дядя Освальд пожилой человек. В его возрасте не следует по ночам ездить по стране. Она постаралась быть тактичной.

– А как же вы? Вы ведь тоже устали. Разве вы не хотите спать?

Сэр Освальд удивленно посмотрел на нее.

– Конечно, хочу.

– Тогда как же...

– Бодрствовать будет кучер, а не я. Не беспокойся, милая, в карете я сплю как младенец. Я могу спать в любой обстановке. Мне много довелось попутешествовать в молодости. – Сэр Освальд снова похлопал Пруденс по плечу и повернулся к Гидеону: – Каррадайс, оставляю вам Пруденс. Позаботьтесь о ней, она хорошая девочка, одна из лучших.

Гидеон посмотрел ему в глаза.

– Я знаю, сэр, – сказал он. – Я буду заботиться о ней... всю мою жизнь.

Произнеся эту клятву, он понял, что сунул голову в петлю. Это оказалось не так страшно, как ему представлялось. Когда дело касалось Пруденс.

– Прежде чем лечь спать, я бы приняла ванну, – сказала Пруденс, когда карета сэра Освальда растворилась в ночи.

– Ты хочешь провести ночь здесь, на постоялом дворе? – удивленно посмотрел на нее Гидеон.

– Да.

– Разве ты не хочешь вернуться в Бат? Сэр Освальд уехал с твоим дедом, у тебя здесь нет компаньонки.

– Нет, – согласилась Пруденс. – Но я достаточно напутешествовалась для одного дня, поэтому хочу остаться здесь. Ты можешь договориться с хозяином о спальне, а я позабочусь о ванне. – И она пошла искать хозяйку.

Пожав плечами, Гидеон спустился вниз заказать спальни. По счастью, были две свободные спальни, одна из них рядом с маленькой гостиной, где обычно коротали время поздние гости. Гидеон велел зажечь в спальнях камины, приказал подать ему бренди и вернулся в гостиную обдумывать произошедшее.

Через какое-то время в дверях появилась Пруденс в ярком цветастом халате, который был ей очень велик. После ванны ее кожа светилась, влажные волосы тугими огненными завитками обрамляли лицо. Она выглядела свежей и поздоровевшей. Когда она застенчиво улыбнулась, Гидеон решил, что такой красавицы в жизни не видел.

– Я думал, ты уже в постели, – сказал он. – Как ты себя чувствуешь?

– Спасибо, гораздо лучше, – улыбнулась Пруденс. – У хозяйки нашелся чудодейственный бальзам. После него и после ванны я как заново родилась.

– Ты голодна? Хочешь пить? Заказать...

– Нет, спасибо, – перебила его Пруденс. – Все, что мне нужно, это поговорить с тобой. – Она поставила кресло напротив него и села. Положила руки на колени, потом вытерла ладони и снова опустила руки. – Когда меня бросили в карету, я очень испугалась.

– Я себе никогда не прощу...

– Выслушай меня, пожалуйста. – Гидеон умолк, и она продолжила: – Когда я поняла, что это дедушка и что он в самом мрачном настроении, какое мне доводилось видеть... – Пруденс сделала вдох и выпалила: – Я думала, что умру этой ночью. Однажды он меня чуть не убил...

Когда она потеряла ребенка, подумал Гидеон.

– Моя бедная...

– Пожалуйста, не надо, – жестом остановила его Пруденс. – Я хочу это сказать. Мне нужно объясниться. Сначала я могла думать только о том, что меня ждет смерть. Потом я подумала о тебе. И от этого я стала сильнее. – Ее глаза затуманились, и она нежно сказала: – Я знаю, ты винишь себя, что не защитил меня, Гидеон. Но в том, что случилось, некого винить, кроме дедушки. И ты меня в определенном смысле защитил. Я могла впасть в панику, но этого не случилось. Я знала, что ты придешь. Это давало мне надежду, силы, именно поэтому я сумела выскочить из кареты и бросилась за помощью.

77
{"b":"38","o":1}