ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Правильно, - обрадовался дракон. - Я твоя, твоя болезнь! - Как и в первый раз чудовище начало вдруг таять, превратилось в черное облако и, окружив свою жертву, исчезло.

- Ну что, съел? - раздасадованно сказал Андрей. - Зачем ты все время всякую гадость называешь своей? Вот она к тебе и липнет.

- Я устал, - опустив голову, глухим голосом проговорил Павлик.

- Ты не устал, - раздраженно сказал Андрей. - Ты ленивый дундук.

- Я ленивый дундук? - возмутился Павлик. - Это я ленивый дундук?

- Ты, - спокойно ответил Андрей. - Ленивый дундук, сопливый шкет и трусливая размазня.

- Сам ты... - задыхаясь от возмущения, закричал Павлик и, сжав кулаки, пошел на Андрея.

- Ну что "сам ты..."? Что ты можешь? Зажмуриваться от страха, да плакать.

- Ну ладно, - с какой-то пугающей решимостью проговорил Павлик. Сейчас посмотрим.

- Побледнев от злости, он в одно мгновение с ног до головы покрылся воинскими латами, в правой руке у него возник огромный шприц, а в левой таблетка величиной с большую суповую тарелку. Павлик спокойно, с презрительной улыбкой смотрел прямо перед собой, пока от него не отделилось черное облако. Оно сразу шарахнулось от Павлика, начало принимать вид гигантской хищной птицы, но даже не успело как следует оформиться. Под пристальным взглядом Павлика птица корчилась, хлопала всеми шестью крыльями, но лишь теряла перья, которые с жестяным шелестом опадали с неё словно гигантские листья.

Шестикрылая птица стремительно уменьшалась в размерах, лысела и постепенно меняла свой зловещий хищный облик. Жалобно вскрикнув, она взмахнула облезлыми крыльями, но не сумела даже взлететь. Птица лишь подпрыгнула вверх как лягушка и шлепнулась назад. Вид у неё с каждой секундой становился все более чахлый, а Павлик вдруг метнул в неё шприц и словно копьем пригвоздил болезнь к земле.

- Ну вот, видишь? - рассмеялся Андрей. - Здесь всех дел-то на одну минуту.

Павлик подошел к поверженной болезни, присел рядом с ней на корточки и с размаху ударил её таблеткой по голове.

- Вот так я сделаю и в следующий раз, - сказал он. - Теперь ты поешь таблеток.

Голос у него сразу сделался сильным и звонким, щеки порозовели, а воинские доспехи почему-то не пропали, когда он поднялся. Кольчуга тоненько и мелодично позванивала на нем, латы бряцали при каждом шаге и в своей серой стальной броне он как никто другой походил сейчас на рыцаря страны Серых Снов.

* * *

Немного отдохнув, мальчики отправились к замку, на стене которого все так же стояла маленькая серая фигурка, похожая в своем развевающемся плаще на флажок. Ветер хлестал им в лицо водяной пылью, и чем ближе они подходили к стенам резиденции Феи, тем сильнее неиствовала непогода. С непривычки Павлику было нелегко в тяжелых железных доспехах, а у Андрея на полпути унесло широкополую шляпу с пером фламинго, но он не стал её догонять, а лишь помахал ей на прощанье рукой.

Вначале, когда мальчики увидели волка, он не показался им сколь-нибудь страшным. Но когда зверь приблизился к ним на несколько шагов, и они смогли наконец разглядеть его, ребята сильно перепугались.

- Это тоже твой кошмар? - тихо спросил Андрей у своего спутника.

- Нет, у меня такого никогда не было, - не спуская глаз с хищника, ответил Павлик. - Наверное он местный.

Огромный серый зверь остановился на пути у мальчиков и плотоядно облизнулся.

- Уходи, - дрогнувшим голосом сказал Андрей. - Мы тебя не тронем.

- Зато я вас трону, - хрипло ответил волк. - Я охраняю подходы к замку и до сих пор мало кому удавалось проскочить мимо меня.

- Нам надо к Фее страны Серых Снов, - просительно проговорил Андрей и положил ладонь на рукоять меча.

- Это вам пока надо. А после того, как я вас растерзаю, вам уже ничего не надо будет. Раздевайтесь, а то я в прошлый раз ел одетого и чуть не сломал о пуговицу зуб.

Немного оправившись от испуга, Андрей достал из ножен меч и ещё раз предложил зверю:

- Может ты все-таки уйдешь? Нас двое. А Пашка вон весь в железе. Пока ты будешь выколупывать его оттуда, все зубы поломаешь.

- Не беспокойся, - ответил волк. - Твой дружок уже растерял свои доспехи.

Андрей взглянул на Павлика и увидел , как тает на нем металлический панцырь и кольчуга.

- Что ты делаешь? - закричал он. - Это же твоя единственная защита!

- Они сами... - промямлил Павлик.

- Да не сами! - заорал на него Андрей. - Ты испугался, они и исчезают!

Оскалив огромные желтые клыки, волк двинулся на мальчиков. Шерсть на его загривке встала дыбом. Шел он медленно, пригибаясь к земле. Из пасти у него капала слюна, а глаза горели таким голодным алчным огнем, что и у Андрея, и у Павлика мурашки добрались до самого затылка, а внутри все как-будто покрылось инеем.

"Эх, сейчас бы парочку хороших собак", - с тоской подумал Андрей, и тут же рядом образовались два здоровенных школьных пса. При виде гигантского волка дворняжки злобно оскалились, выскочили вперед и отважно бросились на хищника. Они нападали на него с обеих сторон, и волку приходилось вертеться волчком, чтобы не дать противнику вцепиться в незащищенный бок. Вверх клочьями летела шерсть, брызги слюны и комья грязи. Визг поднялся такой, будто здесь дрался по меньшей мере собачий полк.

Размахивая мечом, Андрей бросился собакам на подмогу, но те так быстро и яростно вертелись вокруг хищника, что подойти к нему не было никакой возможности. С обратной стороны Андрей заметил Павлика, который обошел место схватки, но так же не знал, что делать.

- Расступитесь! - закричал Андрей собакам. - Сейчас я его по башке шмякну! - Но в запале его никто не услышал, и мальчикам оставалось только наблюдать за смертельным боем.

- Спасибо, собачки, вы нам очень помогли, - наконец сказал Андрей на прощание своим спасительницам. - Пойдем, Пашка. Пока они дерутся, мы доберемся до замка.

Воспользовавшись свалкой, мальчики побежали дальше и вскоре оказались у стен замка. Правда старый замок, по всем правилам средневекового строительства, был окружен широким рвом с грязной застоявшейся водой. Вход, скорее всего, находился с противоположной стороны, и ребята, увязая в разбухшей глине, двинулись вдоль рва.

Дорога была очень трудной и Андрей не раз вспомнил Аделаиду, но кобыла по-видимому бодрствовала, а значит вызвать её было никак нельзя. Наконец Андрей, которому до смерти надоело месить ногами глину, спросил:

- Послушай, а может ты сумеешь взлететь на стену? А то мы так никогда не доберемся.

- А что нужно делать, руками махать? - спросил Павлик.

- Если хочешь, маши хоть ушами, но главное - надо представить, что ты летишь. Вот смотри. - Андрей закрыл глаза и с блаженным выражением на лице попытался подняться в воздух, но то ли он сильно намок, то ли отяжелел от глины, которая облепила ноги. В общем, взлететь ему не удалось. Он изо всех сил тянул вверх шею, привставал на цыпочки и даже взмахнул несколько раз руками, но земля не отпускала его.

- Черт, - открыв глаза, выругался он. - С тобой я совершенно разучился летать.

- А давай я столкну тебя в ров, - предложил Павлик. - Может тогда получится. Так птицы учат летать своих птенцов: сбросят их с дерева, они и летят.

- А если не получится? - Андрей с отвращением посмотрел на холодную грязную воду и добавил: - Давай лучше я тебя. У тебя вес ближе к птичьему.

- Я плохо плаваю, - ответил Павлик.

- Так ты же не плавать будешь, а летать.

Павлик взглянул вниз и решительно проговорил:

- Нет, я уже в реке налетался. Больше почему-то не хочется.

- Мне тоже, - сказал Андрей.

Неожиданно из-за дальнего угла замка показались четыре вооруженных всадника в стальных доспехах и с серыми султанами на кованных шлемах. На всем скаку они обогнули ров и направились к мальчикам.

Когда Андрей с Павликом поняли, что встречи с рыцарями не избежать, они остановились и стали ждать.

- Слушай, Пашка, давай снова обрастай доспехами, - тихо проговорил Андрей. - Они у тебя такие же как и у них. Может за своего примут. Мы же с тобой опозорились с этим волком. Вызвали собак, а сами сбежали.

18
{"b":"38006","o":1}