ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И все же Андрей похлопал кобылу по спине и скомандовал:

- Вперед!

Аделаида птицей взмыла в небо, и только сейчас, приблизившись к безликому всаднику, Андрей до конца понял, с кем ему предстоит сражаться. Колосс превосходил его размерами в тысячи и тысячи раз. Он заполонил собой половину неба, и Андрею пришлось подняться к самой голове недруга, чтобы иметь хоть какую-то возможность нападать.

Противники одновременно достали из ножен мечи. Андрей взялся за рукоять двумя руками и приготовился к битве.

- Честно говоря, я не понимаю, как с ним можно драться, - тихо проговорила Аделаида, порхая бабочкой на уровне головы безликого. - Он же сшибет нас одним плевком.

- Ему нечем плевать, у него нет рта, - заметил Андрей.

- Все равно, - упрямствовала Аделаида. - Что ты можешь ему сделать?

- Я могу с ним сразиться.

- И проиграть, - усмехнулась кобыла.

- Может и проиграть, - ответил Андрей. - Но зато я буду точно знать, что зло - мой враг, а не друг. А теперь берегись!

Безликий широко взмахнул мечом, и его тускло поблескивающий кончик огненной дугой пронесся от горизонта до горизонта. Ветер от удара поднялся такой, что в его свисте потонул громкий испуганный вопль кобылы. Аделаида едва успела нырнуть вниз, а Андрей ударил её пятками по бокам и что есть силы закричал:

- Быстрее вверх! Залетай к нему сбоку, к правой руке. Я попытаюсь выбить у него меч.

- Сумасшедший, - пробормотала Аделаида, но послушалась и стремглав взлетела куда ей было приказано.

Безликий как раз завел руку для следующего удара, когда Андрей с Аделаидой оказались прямо над его плечом.

- Защищайся! - крикнул ему Андрей, направляя кобылу к рукояти меча, но гигант не обращал на них никакого внимания. Он ещё раз разрубил пустоту перед собой и снова приготовился к удару.

- Он же слепой! - пораженный открытием, проговорил Андрей. - И по-моему глухой.

- Ну если он не может плюнуть из-за того, что у него нет рта, как он может что-то увидеть, когда у него нет глаз? - резонно заметила Аделаида. Да и ушей я что-то не наблюдаю. Все правильно. Он же - воплощение зла, а оно всегда слепо и глухо. Пора бы знать.

- А чего же ты тогда так испугалась, если знала? - спросил Андрей.

- Я...? - растерялась кобыла. - Я знала только теоретически, а теперь убедилась и на деле. Но ты со своей булавкой, - она кивнула на меч Андрея, - все равно ничего ему не сделаешь. Разве что уколишь.

- А это мы посмотрим. Как только он заведет руку для нового удара, бросайся к рукояти меча. Я попытаюсь его выбить.

В то время, как безликий всадник впустую размахивал перед собой мечом, Аделаида осторожно опустилась в указанное место и, хлопая крыльями, зависла в воздухе. Ждать пришлось не долго. Когда колосс снова размахнулся, Аделаида подлетела к кисти, сжимавшей рукоять меча, и Андрей спрыгнул прямо на руку безликому.

- О, Боже! - воскликнула Аделаида. - Похоже, возвращаться мне придется одной.

Андрей едва не свалился, когда гигантский всадник в очередной раз взмахнул рукой. Ветер поднялся такой сильный, что Андрей вынужден был упасть плашмя и вцепиться обеими руками в палец противника. При этом у него из-за пояса выскользнула металлическая коробочка с кошмарами и полетела вниз. Андрей даже не сумел проводить её взглядом, чтобы сверху запомнить место падения. Он лишь вздохнул, покрепче обнял палец гиганта и приготовился. Клинок ещё раз прочертил гигантское полукружие, рука на мгновение замерла, и в этот момент Андрей попытался подняться, но ему не хватило времени.

Не менее десяти раз Андрей пробовал встать на ноги и снова падал. Внутри у него каждый раз холодело, когда он готовился к решающему броску. Сердце Андрея замирало от страха, и он шепотом себя уговаривал:

- Я смогу. Вот сейчас я смогу. Все будет хорошо.

И только на одиннадцатую попытку, когда рука безликого вернулась в первоначальное положение, он резко вскочил и не мешкая вонзил меч между большим и указательным пальцами гиганта.

Удар оказался точным, а потому последним. Безликий вскинул от боли голову, разжал пальцы, и огромный клинок полетел на землю. Затем Андрей успел заметить, как сверху на огромной скорости на него надвигается вторая рука противника. Чудовищная ладонь совершенно закрыла небо, и Андрей понял, что через секунду безликий всадник прихлопнет его как муху. Времени на раздумья у него не было, и тогда он решился. Андрей разбежался, как можно сильнее оттолкнулся от кисти безликого и прыгнул вниз.

* * *

Полет, казалось, длился бесконечно. Андрей попытался было представить, что он летит над землей, а не к земле, но очень скоро убедился, что в стране Глубокого Сна это невозможно. Он продолжал падать с мечом в руке и вскоре его охватил леденящий душу страх. В панике Андрей начал перебирать все варианты спасения, но от волнения на ум ничего не шло, мысли скакали словно маленькие обезьянки, а в голове молоточком стучало: "конец, конец, конец". И только перед самой землей, когда он вспомнил о своем друге Аделаиде - крылатая кобыла пришла ему на выручку. Она бросилась прямо под своего хозяина, слегка затормозила, и Андрей уселся точно ей на спину.

- Привет, победитель, - повернув голову к своему седоку, радостно сказала Аделаида. - Ловко ты его обезоружил, поздравляю.

Еще не до конца придя в себя от страха, Андрей машинально вложил меч в ножны и пробурчал:

- Какой там победитель.

- А ты посмотри. Смотри, смотри, пока не поздно, - сказала Аделаида и развернулась так, чтобы её друг мог видеть побежденного колосса.

Конь безликого за время падения Андрея успел ускакать довольно далеко, а потому на расстоянии хорошо было видно, как гигантский всадник вместе со своим скакуном вдруг начал распадаться на части. Вначале и безликий и конь покрылись сетью трещин. Затем, вся эта махина как-то разом осыпалась и рухнула вниз. На землю полетели куски того, что ещё совсем недавно казалось ужасной непреодолимой силой, непобедимым воином, способным сокрушить любое препятствие. А потому Андрей смотрел на рухнувшего колосса и не мог поверить, что это он - одиннадцатилетний мальчишка - сломил эту чудовищную мощь.

Неожиданно Андрей заметил, что куски, на которые рассыпался безликий, начали приобретать контуры всадника на коне. И вскоре все эти обломки превратились в тысячи и тысячи маленьких безликих воинов. Целая армада заполонила собой небо, пока не скрылась за горизонтом.

- А ты говоришь - победил, - тяжело вздохнув, сказал Андрей.

- Не победил, так узнал, - ответила Аделаида. - А это тоже дорогого стоит.

- Что узнал? - не понял Андрей.

- Узнал, что большое зло, если его одолеть, рассыпается на огромное количество маленьких зол.

- Тигр развалился на миллион ядовитых пауков, - задумчиво проговорил Андрей. - И неизвестно, что хуже.

- Наверное хуже, когда на зло смотрят сквозь пальцы, - ответила Аделаида. - А ты, по крайней мере, его рассеял, и теперь оно будет не так заметно.

- А где же Фея? - вдруг вспомнил Андрей. - Если мы победили, значит Фея должна быть где-то здесь.

- О, тебе ещё предстоит выслушать от неё столько благодарностей, сказала Аделаида. - Глядишь и орденом наградит. А может полстраны подарит. - Глаза у кобылы затуманились и она мечтательно проговорила: - А мне - два мешка овса. Нет, пожалуй три. Хотя я не отказалась бы и от четырех.

- Мы победили с тобой вместе, - горячо сказал Андрей. - Если бы не ты, я бы ничего не сумел сделать. Значит и почести надо разделить пополам.

- А зачем кобыле почести? - вздохнув, спросила Аделаида. - Что я с ними буду делать? Конюшню из них не построишь, съесть их невозможно, а своим подружкам я и так расскажу, как во сне метелила этого здорового балбеса. Так что давай так: почести - тебе, а овес - мне.

- Я согласен, - рассмеялся Андрей.

Аделаида легко опустилась на землю, сложила крылья, и Андрей вдруг обнаружил, что они находятся в стране Белых Снов, перед дворцом Феи, где ещё совсем недавно произошло сражение с армией кошмаров. Но теперь здесь все выглядело иначе. Небо и воздух очистились от черных туч и гари. Здание дворца, и прилегающий к нему парк словно омылись от черной грязи завоевателей и засияли в своей первозданной чистоте. Из ослепительных кварцевых фонтанов била хрустально-чистая вода, молочно-белые плиты площади блестели словно зеркала, а величественный дворец напоминал сказочное произведение кулинарного искусства. Он словно был вырублен из цельного куска сахара и украшен белыми тюрбанами из взбитых сливок. От всей этой неимоверной белизны Андрей на какое-то время совершенно ослеп и только хорошенько протерев глаза, удивленно спросил:

39
{"b":"38006","o":1}