ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Довожу до Вашего сведения, что меня, Клубникина З.Ж. упрятали в психиатрическую больницу сразу после того, как я за одну ночь вырастил стратегически важные кабачки размером с авиационную бомбу. В это же утро кабачки были украдены злоумышленниками, переодетыми футболистами, для того, чтобы продать секретные чудо-кабачки вражеским государствам, коих вокруг нашей великой Родины - как собак нерезанных. Граждане, кругом сплошные враги народа! Они рыщут по Игнатьево в поисках секретной информации, но мы - честные патриоты - готовы дать им отпор! Враг не дремлет! Да здравствует наша великая и нерушимая Родина!

Истинный патриот и сельскохозяйственный

гений Захар Клубникин (пенсионер)".

Закончив писать, Клубникин так проникся торжественностью письма, что тихонько запел старинную революционную песню:

- "Вихри враждебные веют над нами, темные силы нас злобно гнетут. В бой роковой мы вступили с врагами, нас ещё трам-пам-парам-пам-парам, позабыв слова, закончил Клубникин.

А Николай Бабкин воспользовался тем, что ему предоставили кровать и решил хорошенько выспаться, а уже потом, на свежую голову, выяснять кто и зачем вызвал "скорую". Николай плотно позавтракал вкусной манной кашей с изюмом и орехами, попросил добавки и очень быстро уснул крепким здоровым сном. Но хорошенько выспаться ему так и не дали. Кто-то из больных узнал, что в палате номер шесть лежит человек, который разговаривал с рыбой, и эта весть моментально облетела все четыре этажа.

Николай Бабкин проснулся от громкого шепота и обнаружил рядом с кроватью целую делегацию больных. Они терпеливо дожидались пробуждения новенького, и едва Николай открыл глаза, как к нему обратился глава делегации - абсолютно лысый человек, именовавший себя китайским философом Конфуцием.

- Доброе утро, - вежливо поздоровался Конфуций, и толпа больных нестройным хором поприветствовала Бабкина.

- Что случилось? - испугался Николай и на всякий случай натянул одеяло до самого носа.

- Ничего не случилось, - ласково улыбнулся Конфуций. - Дело в том, что у нас в общем зале стоит аквариум с золотыми рыбками. А вчера на ужин нам давали селедку. Так вот, мы не съели её, а собрали все кусочки и склеили. Получилось несколько симпатичных рыбин. Мы хотели бы попросить вас поговорить с золотыми рыбками и выяснить: не будут ли они против, если мы запустим к ним этих несчастных израненных селедок, чтобы они поправили там свое здоровье?

- Хорошо, - вспомнив, куда его привезли, пообещал Николай. Ему совершенно не хотелось ссориться с настоящими больными и до выхода из больницы он решил во всем потакать им. Кроме того, Николаю было жаль ни в чем не повинных золотых рыбок.

- Где ваш аквариум? - решительно поднявшись, спросил он.

- В общем зале, - обрадовался Конфуций и победно посмотрел на своих товарищей. - Идемте, мы проводим вас.

Длинная процессия во главе с Николаем торжественно проследовала в общий зал. Там Бабкин попросил больных отойти подальше.

- Рыбы стесняются говорить, когда много народу, - пояснил он, и больные без пререканий отошли к противоположной стене.

Николай постучал пальцами по стеклу и, изображая рыбью речь, тихонько побулькал.

- Нет, золотые рыбки против, - наконец сообщил он. - Они сказали, что у них слишком тесно. Сделайте для вашей селедки другой аквариум. Кстати, вам здесь дают говядину?

- Да, - ответил Конфуций. - Нам каждый день дают котлеты.

- Попробуйте слепить из них корову, - посоветовал Николай. - Травы для неё вы можете набрать сколько угодно во время прогулки. А теперь покажите, где здесь сидит самый главный врач. Мне нужно ему кое-что сказать.

Разговора у Николая Бабкина с главврачем не получилось. Участливо улыбаясь, доктор выслушал просьбу Николая отпустить его и ответил:

- Вы с рыбой говорили?

- Говорил, - признался Бабкин.

- Ну вот, видите. Полежите немножко, подлечитесь, а через недельку посмотрим.

- Ну так я-то здесь при чем? - возмутился Николай. - Это же рыба со мной говорила. Вот её и лечите сколько хотите.

- Рыб мы не лечим, - приветливо сказал врач. - Во-первых, мы ещё не научились отличать нормальных рыб от сумасшедших. А во-вторых, какая нам разница, что там у этой рыбы с головой. Это же не бешеная собака, не покусает. И вообще, что вы мне морочите голову сумасшедшими рыбами? Идите в палату и выздоравливайте, а психическим здоровьем рыб пусть занимается рыбнадзор и министерство рыбной промышленности.

А в это же время следователь отдела особо опасных преступлений беседовал с друзьями Фуго и Даринды. В комнате, кроме них, находились капитан, красивая девушка с погонами ефрейтора и три сержанта, вернувшиеся с провалившейся операции по захвату гипнотизеров. Правда, о гипнозе разговора больше не было, поскольку Алеша поведал охранникам порядка истинную историю загадочных старичков.

- Со своим фальшивым прадедушкой близко мы познакомились на планете Тимиук, - начал Алеша. - И там несколько дней провели в плену у аборигенов. Только благодаря Фуго и грузовому роботу я и остался жив.*

Далее Алеша рассказал об их злоключениях во дворце у Великого Полководца, при этом он очень красочно описывал подвиги своего друга робота Цицерона, но его перебил капитан Приходько:

- Сержант Бурбицкий, - строго сказал он. - Почему вы не на своем посту?

- Сейчас, - недовольно проворчал Иван и встал. Он дошел до середины комнаты, но Алеша продолжил рассказ и Бурбицкий остановился.

- Там же, в плену у пещерных тимиуков мой папа с биологами нашли его тетушку Даринду - это моя фальшивая прабабушка.

Алеша пересказал историю Даринды, и едва он закончил, как капитан снова обратился к Ивану:

- Сержант Бурбицкий! - ещё строже проговорил он. - Приказываю немедленно заступить на службу!

- Есть, - обиженно ответил Иван и пошел к двери. Открыв её, он на некоторое время задержался на пороге.

- А потом папа на попутном корабле отправил нас с Цицероном и мимикрами домой на Землю, - продолжил Алеша. - Но в космосе у нас забарахлил двигатель, и пришлось сделать вынужденную посадку на Зеленой планете.*

- Сержант Бурбицкий!!! - взорвался капитан Приходько. - Объявляю вам строгий выговор с занесением в личное дело.

- Так точно! - выкрикнул Иван и скрылся за дверью.

Когда Алеша закончил рассказ гибелью грузового робота Цицерона, красивая девушка ефрейтор всхлипнула, и все повернулись к ней.

- Простите, - сказала она промокая слезы кружевным платочком. - Просто у меня никогда не было такого мужественного и доброго друга.

При этих словах оставшиеся два сержанта распрямили спины и расправили богатырские плечи.

- Это дело поправимое, - смущаясь, сказал один из сержантов. А второй, покраснев, пробубнил:

- Не было, так будет.

- Ну вот, все встало на свои места, - проговорил следователь Громов. Осталось выяснить, куда делись инопланетные гости. Будем искать. А вы возвращайтесь домой и ни о чем не беспокойтесь. Да, кстати, - следователь открыл портфель, выудил оттуда большой персик и вручил его Алеше. Забирай, это мы взяли у тебя в доме на экспертизу, но теперь она уже не нужна.

- Да, - спохватился капитан Приходько и достал из кармана второй такой же фрукт. Он сдул с него хлебные крошки, потер персик о мундир и отдал законному владельцу. - А где сержант Бурбицкий? - обратился Приходько к присутствующим.

- Так вы же его отправили на пост, - ответила девушка-ефрейтор.

- Немедленно вызвать Бурбицкого ко мне, - распорядился капитан.

Когда испуганный Иван появился в отделении и отрапортавал, Приходько сурово взглянул на него и спросил:

- Где виноград, который ты брал на экспертизу?

Сержант Бурбицкий сделался вдруг красным как свекла и, потупив взгляд, тихо проговорил:

- Съел.

- Съел?! - потемнев от гнева лицом, воскликнул Приходько. Вещественное доказательство съел?! Ты съел вещественное доказательство, принадлежащее нашим дорогим инопланетным гостям, которые, пока ты жрешь их виноград, по ночам ловят за тебя воров?! Да ты знаешь, что за такое дело отдают под суд?!

25
{"b":"38009","o":1}