ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- А как вы выглядите на самом деле? - спросил дежурный.

- Обычно, как и все мимикры, - ответил Фуго. Он вдруг осел, расплылся и превратился в небольшой серый мешочек. Затем он по-очереди принял вид телевизора, чемодана и, наконец, пантеры. При виде крупного хищника, круг милиционеров сразу расширился, но чтобы не пугать людей, Фуго снова сделался старичком.

Еще долго в отделении милиции раздавались возгласы восхищения. Затем капитан Приходько сходил в свой кабинет, вернулся и торжественно вручил Фуго серебряные наручные часы с выгравированной надписью: "За доблесть и отвагу". После чего он разогнал сотрудников отделения по своим рабочим местам, потому что на всех столах без конца трезвонили телефоны.

И тут Фуго осенило:

- А нельзя ли нам выдать какой-нибудь документик, по которому мы могли бы получить в деревне Петрово домик? - спросил он у Приходько. - Вы не беспокойтесь, насчет дома мы уже договорились с председателем сельсовета.

- Запросто, - ответил капитан. - Я могу выдать вам справки о том, что вы имеете право проживать на территории нашего района. А через несколько лет, если вы останетесь жить у нас на все время, получите настоящие паспорта. - Он повернулся к дежурному и распорядился: - Позовите-ка сюда фотографа.

Фотографом оказался молодой улыбчивый милиционер с большим рыжим чубом.

- Как будем снимать? Анфас и профиль? - весело спросил фотограф, который привык фотографировать задержанных преступников.

- Нет, - возмущенно ответил капитан. - Это же на документ. Только анфас.

- А как нам фотографироваться? - поинтересовался Фуго. - Мы же не земляне, имеем совсем другой вид.

- Да, об этом я как-то не подумал, - сказал капитан, но потом махнул рукой. - Фотографируйтесь как хотите. А если кто спросит документ, примите тот вид, который на фотографии.

- Тогда можно я сфотографируюсь самоваром? - лукаво улыбаясь, спросил Фуго.

- Можно, - согласился Приходько.

- А я, пожалуй, собачкой, - сказала Даринда. - Очень мне понравилось это животное.

Документы с печатями были готовы минут через пятнадцать. У Фуго на фотографии красовался большой медный самовар, у которого под краником почему-то был виден вполне человеческий улыбающийся рот.

- Первый раз в жизни вручаю документ самовару и собаке, - проговорил начальник паспортного стола. - Вернее, инопланетянам.

- А мы первый раз в жизни получаем настоящий документ, - признался Фуго. - У нас на планете никто не имеет документов.

- А как же вы устанавливаете личность незнакомого гражданина? удивился начальник паспортного стола.

- Очень просто, - ответил Фуго. - Встречаю я, например, какого-нибудь мимикра и спрашиваю его: "Ты кто?". А он мне отвечает: "Я Тиго". Вот так и узнаем.

- Оригинальный способ, - покачал головой начальник паспортного стола. - Оч-чень оригинальный.

Когда мимикров уже отправили домой, капитан вдруг вызвал к себе молодого лейтенанта с сержантом и сказал им:

- Сегодня утром вместе с нашими милиционерами врачи забрали несколько деревенских жителей. Закончите свои дела, поезжайте в психиатрическую больницу, вызволите их оттуда. - Он почесал затылок, усмехнулся и добавил: - Ну и нагородили же дел эти инопланетяне.

В Игнатьево Фуго с Дариндой отвезли на милицейской машине. Всю дорогу Фуго разглядывал справку со своей фотографией, а потом вдруг сказал тетушке:

- Может мне в милицию пойти служить? Люди там работают хорошие. Меня там уже знают и ценят. К тому же, бесплатная одежда с фуражкой и настоящим пистолетом. Глядишь, дослужусь до капитана.., а может и до генерала.

ГЛАВА 11

Милицейская машина с Фуго и тетушкой Дариндой въехала в Игнатьево как раз когда несколько пожилых женщин с дьячком из соседней деревни шли по улице и освящали дома. Две старушки несли перед собой иконы Николая Чудотворца и Пресвятой Богородицы и громко пели "Отче наш". Третья женщина с трудом тащила большое ведро со святой водой, а молодой дьячок с редкой порослью на подбородке каждый дом осенял крестным знаменем, затем макал в ведро кисть и, вполголоса помолившись, освящал стены.

Фуго с Дариндой выбрались из машины, прошли в дом и застали в гостиной за невеселым разговором Алешу, Артура Игоревича и Владислава Валентиновича с Ириной Константиновной. Те, увидев пропавших инопланетян, повскакали с мест и бросились обнимать незадачливых гостей.

Встреча была более чем трогательной. Переполох поднялся такой, будто в дом без предупреждения пожаловали президент страны со всеми своими домочадцами. Но измученная ночными приключениями Даринда вдруг разрыдалась, и её все принялись успокаивать. Ирина Константиновна сбегала к себе за валерианкой, Артур Игоревич уложил соотечественницу на диван и укрыл пледом, а Владислав Валентинович сел у тетушки в ногах и попытался подбодрить её.

- Главное, что вы нашлись, - задушевным голосом проговорил он. - Если бы вы не нашлись, было бы гораздо хуже. - Владислав Валентинович задумался, что бы ещё сказать утешительного инопланетной женщине, но у него не было опыта общения с представителями внеземных цивилизаций, а потому он просто посочувствовал: - Вам, наверное, было очень трудно и страшно? Одни, не зная ни обычаев, ни порядков, в чужом городе... Я бы, наверное, на вашей планете тоже растерялся.

- Вы бы не успели растеряться, - подал голос Фуго, который объяснял Алеше, куда они делись утром, и краем уха слушал, что говорит сосед.

- Почему не успел бы? - удивился Владислав Валентинович.

- На нашей планете теряться не рекомендуется, - ответил Фуго. - К тому же, вы такой большой и заметный. Вас бы съели через несколько секунд.

- Ну тогда я растерялся бы на другой планете, - пожал плечами Владислав Валентинович. - Есть же во вселенной миры, где можно спокойно растеряться, не рискуя быть тут же съеденным?

- Очень мало, - со знанием дела ответил Фуго.

Чтобы дать мимикрам отдохнуть, Ирина Константиновна с Владиславом Валентиновичем вскоре ушли к себе. Артур Игоревич пожелал соотечественникам хорошенько выспаться и, поклонившись, уехал домой. А Даринда, оставшись в кругу близких, вдруг совсем раскисла: у неё поднялась высокая температура и разболелось сердце. Затем она начала бредить, выкрикивать бессвязные фразы и этим очень напугала своего племянника. Сидя рядом с тетушкой, Фуго расплакался как маленький ребенок. Алеша, который никогда не видел мимикра плачущим, страшно растерялся, дал ему валерианки и попытался успокоить друга.

- Все будет хорошо, - сказал он. - Сейчас мы возовем врача, и тетушку Даринду вылечат.

- А вдруг она умрет? - всхлипывая, сказал Фуго. - Ты себе не представляешь, Алеша, как я её люблю. Мы же с ней одни на всем белом свете. У меня же нет никого роднее тетушки. Нет, я этого не вынесу.

В конце концов, Алеша быстренько собрался и побежал на другой конец деревни за Мариной Георгиевной.

Марина Георгиевна жила и работала в Москве, но во время отпуска лечила местных жителей и дачников, поэтому отдых у неё получался очень относительный. Просто на один летний месяц Марина Георгиевна переезжала работать в Игнатьево. Жители деревни за это были очень признательны ей и всячески старались отблагодарить врача. Но поскольку Марина Георгиевна категорически отказывалась принимать подарки, то по ночам бывшие пациенты подкладывали ей под дверь всякие вкусности: белые маринованные грибочки или домашнюю колбаску, копченых стерлядок или корзину свежих, только что с грядки, овощей. Обнаружив утром подарки, Марина Георгиевна возмущалась, но все же заносила продукты в дом. Выбрасывать то, что подарили от всего сердца, она считала неправильным.

Алеше повезло, Марина Георгиевна оказалась дома. Увидев взволнованное лицо мальчика, она сразу спросила:

- Что-нибудь с мамой?

- Нет, - запыхавшись, ответил Алеша. - С тетушкой Дариндой. Это наша гостья. У неё жар, бред и вообще...

- Понятно, - по-деловому сказала Марина Георгиевна. Она быстро надела белый халат, взяла свой потрепанный медицинский саквояж и, не мешкая, поспешила к больной.

27
{"b":"38009","o":1}