ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Переправа заняла у них не мало времени, и на другой берег мимикры доползли совершенно обессиленными. Фуго свалился на траву под старую раскидистую липу и жалобно проговорил:

- Надеюсь, дом, в котором мы будем жить, не подвесной?

- Нет, - ответил Алеша и помахал рукой заядлому рыбаку Николаю Бабкину, который не выпускал из рук удочку с ранней весны и до поздней осени. Двадцатилетний комбайнер был очень хорошим человеком и отличным работником, но все свое свободное время он тратил на рыбную ловлю. Его домашним не всегда это нравилось, и жена частенько говорила ему: "Коля, выбирай: или я, или рыба". На что Николай обнимал её и отвечал: "Рыбонька моя, конечно же ты". Но на зорьке снова убегал на реку.

В деревне Игнатьево была всего одна улица, по обеим сторонам которой стояли двух и трехэтажные рубленные дома с верандами. Эти бревенчатые хоромы утопали в роскошных садах, где цвели все виды цветов: от крошечных голубых незабудок, до царственных георгинов. Яблони, как и положено, были усыпаны крупными яблоками, груши - грушами, а сливы - сливами. Во многих дворах стояли резные беседки, а самые изобретательные и домовитые хозяева снабдили такими резными домиками даже своих собак.

- Боже мой! - замерев от восторга, воскликнула Даринда. - Как же здесь хорошо!

- Это вы ещё не все видели, - сказал Алеша таким тоном, будто он сам построил и вырастил все это великолепие.

Светлана Борисовна увидела сына из окна и выскочила на крыльцо. Алеша бросился ей на встречу, и после долгих объятий и поцелуев мама наконец обратила внимание на гостей.

- Ой, извините, - сказала она, с ужасом вглядываясь в знакомые лица. Кто это? - Два маленьких старичка стояли у калитки с каменными лицами и молча ожидали, когда Алеша сам все объяснит маме.

- А ты догадайся, - хитро улыбаясь, сказал Алеша.

- Они похожи на моих бабушку и дедушку, - дрожащим от волнения голосом ответила мама. - Только почему-то очень маленькие.

- За столько лет наверное усохли, - прыснув, ответил Алеша, и тут с мамой сделалось плохо. Она закатила глаза и начала медленно оседать на цветник. Алеша едва успел обхватить её за талию и поддержать. Он так перепугался, что закричал мимикрам: - Все! Все! Все! Больше не надо!

Не менее получаса Алеша с мимикрами приводили в сознание Светлану Борисовну валерианкой и чаем. Они уложили её в доме на диване, и Алеша объяснил маме, кто его друзья и что они здесь делают.

- Ты противный, бесчувственный мальчишка, - прийдя в себя, с горечью проговорила Светлана Борисовна. - Нашел, чем шутить.

- Я хотел преподнести тебе сюрприз, - оправдывался Алеша.

- Приподнес, спасибо тебе. Не знаю, как у меня выдержало сердце. Ну ладно, гости - инопланетяне, совершенно не знают нашей жизни, им простительно. Может у них на планете считается смешным прикидываться недавно умершими родственниками. Но ты то...

- Нет, не считается, - жалобно проговорила Даринда. - Алеша попросил нас.

- Вот видишь, ты и гостей поставил в неловкое положение.

- Я думал, тебе будет приятно увидеть бабушку и дедушку живыми, а не на фотографии, - вконец расстроился Алеша.

- Какой же ты ещё глупый, - вздохнув сказала Светлана Борисовна. Она поднялась с дивана и подошла к Даринде: - А теперь давайте знакомиться по-настоящему.

После знакомства Фуго долго бродил по дому и восхищался богатой коллекцией Алексея Александровича. Особенно его поразили огромные лосиные рога, двухметровый бивень нарвала* и гигантские челюсти с клыками длинною в палец.

- Вот! - вскричал он. - Вот такие же челюсти гонялись за мной на родной планете. - Это наверняка ажор.

- Нет, - возразил Алеша. - Папа привез их с планеты Анибур. А называется этот зверь - протоманис вульгарис.

- Но все равно, они очень похожи на челюсти ажора, - сказал Фуго. - Ну скажите, - обратился он к Светлане Борисовне. - Можно ли считать родиной планету, на которой тебя ежесекундно пытается сожрать зверюга с такой зубастой мордой?

- Не знаю, - уклончиво ответила хозяйка дома. - Считать наверное можно и даже нужно...

- Но только на расстоянии, - закончил за неё мимикр.

В обед Светлана Борисовна накормила гостей огненно-красным борщом с золотистыми блестками на поверхности. Попробовав экзотическое блюдо, Даринда долго расхваливала его, а потом поинтересовалась:

- А из чего варят этот замечательный суп?

- Туда идет все, что растет на огороде, - ответила мама и пообещала: Я вас обязательно научу его готовить.

Остаток дня и вечер прошли в разговорах. Светлана Борисовна расспрашивала, как Алеше отдыхалось на Тимиуке, и ему пришлось выдумать целую историю о том, как приятно и весело он провел время в экспедиции. Иногда, когда Алеша особенно залихватски врал, Фуго качал головой и тихонько бормотал: "Ну и ну!". Зато мимикры рассказали столько страшного о своих похождениях в космосе, что мама едва не расплакалась от жалости. Она так настойчиво принялась обхаживать и угощать гостей, что к концу дня мимикры не могли самостоятельно выбраться из-за стола. Особенно Светлану Борисовну поразил безыскусный, а потому ещё более страшный, рассказ Фуго. Едва ворочая языком от сытости и усталости, он начал перечислять: - На Аргуне нас с тетушкой чуть не сожрали летающие ящеры. На Клере нас почти проглотило какое-то огромное земноводное, но ему помешал ещё больший зверь другого вида, который тоже хотел нами полакомиться.

- Бедненькие! - прошептала Светлана Борисовна.

- На Тимиуке меня все время грозились бросить на съедение кошмарному трубирану, а на Зеленой планете - пытались сожрать все, кто пробегал мимо, и я чудом спасся.

- Боже мой! - воскликнула мама и в очередной раз положила Фуго в розетку варенья, намазала крендель маслом и налила чаю. Фуго испуганно посмотрел на угощенье и сказал:

- А здесь, на Земле, я кажется умру от обжорства.

Затем мама рассказала местные новости, как прошлой ночью у ветеринара обтрясли две яблони, а утром с моста свалился почтальон. Но затем сжалившись над изнемогающими мимикрами, предложила всем пойти спать.

Перед тем, как подняться к себе в спальню, Алеша пообещал на следующий день сводить гостей в лес за грибами. Он долго рассказывал, что такое грибы, мимикры вежливо слушали и кивали, но было видно, что их сейчас интересует только одно - как бы поскорее развалиться на мягких диванах и уснуть.

Для сна Фуго с Дариндой облюбовали два гостинных дивана, напротив которых располагался телевизор. Этот фантастический ящик с живыми картинками так им понравился, что мимикры отказались от отдельных спален на втором этаже, где не было телевизоров. Но посмотреть что-либо в этот вечер им так и не удалось, и уже через полчаса все в доме крепко уснули.

ГЛАВА 2

А на следующий день, в воскресенье, до самого вечера накрапывал отвратительный мелкий дождь. Тяжелые свинцовые тучи обложили небо от горизонта до горизонта, отчего казалось, что лето безвозвратно ушло.

Из-за плохой погоды поход за грибами решили отложить. Алеша с Фуго переиграли во все игры, какие только можно было позволить в доме и в садовой беседке, а Светлана Борисовна все свободное время учила инопланетную гостью вязать на спицах. День прошел тихо и незаметно: мимикры привыкали к земной жизни, земляне объясняли, как устроен их быт, а вечером мама объявила, что утром уезжает в Москву.

- Мне надо на работу, к портному, в парикмахерскую и купить кучу разных вещей. В том числе и подарок к пятому августа - твоему дню рождения, - сказала она Алеше. - Надеюсь, вы сумеете прожить без меня до пятницы?

- Сумеем, - уверил её Алеша. - В экспедиции я убедился, что умею гораздо больше, чем просто учиться в школе.

Затем Светлана Борисовна увела Алешу в его спальню и заговорщицки зашептала:

- Я хочу сделать тетушке Даринде какой-нибудь простенький подарок. Она такая хорошая, и у неё совершенно нет личных вещей. Как ты думаешь, что ей подарить?

- Может быть бусы? Она ведь женщина, - сказал Алеша.

3
{"b":"38009","o":1}