ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наблюдая, как лейтенант ловит прыткого дачника, Бабкин тяжело вздохнул и сказал:

- Вот видите, дядя Захар, сумасшедшим может стать любой здоровый человек, если его взять и насильно отправить в больницу.

А лейтенант милиции наконец поймал шустрого отдыхающего, сильным рывком перебросил его через плечо и быстро понес к лесу.

- Да успокойтесь вы, - упрашивал лейтенант. - Мы пришли вас освободить, но вначале надо вернуться в больницу, оформить документы, сдать пижамы и через час вы пойдете домой.

- Не надо меня ни от чего освобождать, - охрипнув от крика, стонал дачник. - Я не псих и не хочу вашей свободы в психиатрической больнице!

- Да мы знаем, что вы не психи, - кряхтя, проговорил лейтенант. - А вот вы пока ещё не подозреваете об этом.

Клубникин с Николаем переглянулись, и рыбачок сказал:

- Вы слышали, что сказал милиционер? Кажется, они пришли нас освободить.

- Ну правильно, - воодушевился Клубникин. - Я же говорил, что нам не следует убегать. Пойдем спасать этих ни в чем не повинных лопухов.

Клубникин с Бабкиным быстро догнали милиционеров, которые тащили на плечах двух орущих дачников и тяжело отдувались.

- Послушайте, - ещё издалека закричал Николай. Стражи порядка обернулись, и Бабкин начал объяснять им, что произошло: - Отпустите их пожалуйста. Это мы те самые больные. Вернее, не больные, а те, которые сбежали. Так что, отпустите этих сумасшедших, потому что они не сумасшедшие. Это мы сумасшедшие, вернее, не сумасшедшие, а те самые здоровые больные, которые сбежали.

Милиционеры мало что поняли из бессвязной речи Николая, и один из них озадаченно спросил:

- Вы что, все четверо сбежали?

- Нет, только мы вдвоем, - пояснил Клубникин. - А вы забрали не тех людей, потому что мы случайно положили больничные пижамы рядом с этими загорающими.

- А-а-а, - наконец понял лейтенант. Он поставил дачника на землю, приказал то же самое сделать сержанту, и отдыхающие с криками бросились к реке, пока стражи порядка не передумали. - Жаль, - вытирая пот, проговорил лейтенант. - Они так похожи на сумасшедших.

Облачившись в голубые пижамы, Клубникин с Бабкиным выяснили, зачем милиционеры пожаловали, и вскоре все четверо поспешили к больнице.

- Ну и нагородили эти инопланетяне дел, - поднимаясь по лесной дороге, усмехнулся сержант милиции.

- Какие инопланетяне? . удивились Бабкин с Клубникиным.

- Обычные, благодаря которым вы попали в больницу, - ответил сержант. Затем он рассказал все, что слышал в отделении милиции о мимикрах.

- Так значит говорящей рыбы не существует? - с нескрываемым огорчением спросил Николай.

- И говорящих коз тоже, - ответил милиционер.

- А гигантские кабачки - это тоже они? - охнул Клубникин.

- Тоже, - подтвердил сержант и добавил: - И говорящие собаки, и пантеры, и самовары. Сам видел, как они превращались.

- Эх, - печально вздохнул Николай. - У меня всегда так. Только поверю в какое-нибудь чудо, как ему тут же находится самое простое объяснение.

Остаток пути пенсионер Клубникин про себя сочинял анонимное письмо в Международный Космический Центр:

"Довожу до Вашего сведения, что в деревне Игнатьево поселились два опаснейших инопланетянина, которые пользуясь полной бесконтрольностью со стороны правоохранительных органов, дурят нашего брата - работника сельского хозяйства, отчего многие жители деревни стали периодически попадать в психиатрическую больницу, где не совсем нормальные больные воруют у них котлеты для того, чтобы впоследствии лепить из них крупный рогатый скот.

Прошу принять срочные меры и обязать инопланетных хулиганов иметь только один внешний вид, соответствующий земным стандартам.

Истинный сторонник межпланетных контактов,

пенсионер межрайонного значения и ветеран труда."

Уже в кабинете главврача Клубникин попросил листок бумаги и, чтобы не забыть текст, аккуратно записал его.

Алеша с Фуго ворвались в кабинет к главврачу через несколько минут после того, как Клубникин с Бабкиным получили свою одежду и укатили в родное Игнатьево.

- Это мы! - с порога закричал Алеша. - Это мы во всем виноваты! Мы превращались во всякую ерунду и сделали их сумасшедшими!

- Да! - отважно поддержал его Фуго. - Если уж у вас такая нехватка психов, лучше возьмите нас, а их отпустите! Они всего лишь жертвы наших безответственных фокусов.

- Если вы об этих двух из Игнатьева, то мы их уже отпустили, - с интересом разглядывая посетителей, сказал доктор. - А вы, значит, инопланетяне?

- Не все, - уклончиво ответил Алеша, но тут же добавил: - Вот он инопланетянин, а я местный, из Москвы.

- А вы не могли бы показать нашим больным несколько фокусов? неожиданно попросил главврач. - А то ведь они ничего кроме парка и телевизора не видят. А здесь все-таки живой инопланетянин, да ещё и артист.

При слове "артист" Фуго зарделся, расправил плечи и даже стал немножко повыше ростом.

- Запросто, - ответил он. - Собирайте ваших пси.., то есть, больных. Я им такое покажу, враз все выздоровят и разбегутся по домам.

Для того, чтобы выступление выглядело более эффектно, Алеша попросил принести ему черный плащ, большое черное покрывало, шляпу-цилиндр, трость с серебряным набалдашником и черную полумаску. Из всего этого в больнице нашлась только полинявшая плюшевая штора вишневого цвета, которую здесь же в кабинете Алеша разрезал на две части. Из одной вышел очень красивый плащ, из другой - самое настоящее магическое покрывало.

На приготовление ушло каких-нибудь полчаса. За это время в актовом зале больницы собрались все, кто находился в здании. У каждого больного в карманах лежало по одной и даже по две котлеты. Вдоль рядов важно прогуливались два жирных больничных кота. Шевеля усами, они принюхивались к вкусному котлетному запаху и иногда прыгали к кому-нибудь на колени.

Когда открылся занавес, и Алеша с Фуго увидели полный зал зрителей, им стало страшно. Это было их первое настоящее выступление на сцене. Больше ста человек в ожидании чудесного представления, не отрываясь, смотрели на артистов. В зале сделалось так тихо, что было слышно, как у кого-то на коленях плотоядно урчит кот.

- Уважаемая публика! - охрипнув от волнения, обратился Алеша к залу. Сейчас мы с моим инопланетным другом Фуго покажем вам удивительные фокусы. - Он развернул плюшевое покрывало, очень артистично накинул его на Фуго, и представление началось.

А тем временем Сергей Никифоров стоял у кухонной плиты и снимал пробу селянки собственного приготовления. С задумчивым видом он облизал ложку, бросил в кастрюлю две черносливины, лавровый лист и хорошенько селянку поперчил. Когда Сергей взял большой столовый нож и принялся резать вареное мясо, во двор въехал автомобиль, и через минуту в дом вошла Светлана Борисовна. Увидев незнакомого молодого человека с большим ножом в руке, она удивленно спросила:

- Здравствуйте, а вы кто?

- Добрый день, - ответил Никифоров. - Я корреспондент газеты "Необыкновенные новости". Приехал сюда по делу загадочных лилипутов. Из-за этого и попал вместе с милиционерами и несколькими жителями Игнатьева в психиатрическую больницу. А когда вышел, пришел к вам и случайно опрокинул кастрюлю с борщом. И вот исправляю свою оплошность. Хотя, между нами говоря, это был не борщ. Там почему-то плавали цветы.

Уловив из непонятного рассказа незнакомца только то, что он совсем недавно выписался из психиатрической больницы, Светлана Борисовна на всякий случай сделала пару шагов назад и с тревогой в голосе спросила:

- А где мой сын?

- Он сейчас в больнице, - ответил Никифоров, поигрывая большим колбасным тесаком.

- В больнице?! - побледнев, воскликнула Алешина мама. - Что с ним?

- Да вы не беспокойтесь, - махнул ножом Сергей. - С ним все в порядке. Сегодня утром в Игнатьево приехала милиция арестовывать ваших гостей, а тут как раз подъехало несколько машин скорой психиатрической помощи забирать якобы сумасшедших, которые видели говорящих собак, коз и рыб. Тут-то все и началось...

31
{"b":"38009","o":1}