ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Салтыков Михаил

Река времени

Михаил САЛТЫКОВ

РЕКА ВРЕМЕНИ

- Андрей! - Да! - Во сколько встаем? - Часов в пять. В шесть нужно быть на месте. Самый клев. - Хорошо. Я зайду. - Проверь донки, может, поводки перепутались или прикручены слабо. Давно ведь уже не ловили. - Да. А ты приготовь наживку. На что будем ловить? Можно на хлеб, но не очень... Лучше на мух или выползков. Их полно в парке под старыми листьями. Там, где влажно и тень. - Утром решим. Утро вечера мудренее. Пока. - До встречи. Они разошлись по домам. Рано утром, когда родители еще спали, они поднялись. За окном висел плотный туман. "Хороший день будет, - сказал себе Витька. - Правильно мы вчера договорились". Он наскоро позавтракал - яичницей, хлебом и помидорами - и пошел к Андрею. Тот уже ждал его. - Идем на старое место? - Сначала да, потом посмотрим. - Помнишь, судака там поймали? - Но в основном-то костлявые щурята! - И ерши. Беда с ними: кидать их обратно! - Ну идем. Они взяли донки, банки для наживы, садок из проволоки, сумки с едой и термосами и вышли из дома. Они прошли через парк и набрали выползков в банку. Затем спустились по улице к Московскому шоссе. Солнце разогнало туман, и весь мир заблестел жидким золотом, пролившимся в изумрудную зелень пробуждающейся листвы. На автобусной остановке не было никого. Конечно, кто захочет вставать в воскресенье в такую рань, заметил про себя Витька. Но автобус вскоре появился. В нем было всего три человека. Витька и Андрей сели. И двери закрылись. Они вышли далеко за городом. Справа от них до самого горизонта простирались капустные, свекольные и кукурузные поля. Слева - за лугом был лес. Арядом с ним извивалась и сверкала под солнечными лучами серебряная река. Некоторое время они шли по шоссе. Затем свернули налево. Через луг, где цвели зверобой и иван-чай, где пахло душистым настоем трав, терпким вином жаркого июльского лета. - Здорово! - сказал Витька. Он снял сандалии и шел босиком. - Сейчас наловим целую кучу. И на тараньку. И на уху. И... - Нало-овим! Может, и клевать-то не будет! - А пошли вверх по реке. Она там в лесу течет. В лесу мы еще никогда не ловили. В тени, наверно, и ловится лучше. А? - В лесу... Давай! Они вошли в лес. Березы и осины, заросли орешника создавали таинственный полумрак. По берегам реки росли ежевика, мята и папоротники. - Говорят, здесь можно и налима поймать, - сказал Андрей. - Как-то тут странно. Тихо. - Да, скорее водяного с лешим поймаешь. - Русалку. - Во, смотри, какое удобное место. У белого камня. Здесь и закинем донки. Я к ним колокольчики взял. Зазвенит, когда клюнет. - Давай. Они разрезали одного выползка. Насадили. Затем закинули донки. - Классное местечко! - вздохнул Витька, когда они разлеглись на траве рядом с донками. Справа от них росла ива. Над водой вились комары, - Так бы вечно лежать. - Да. - Не ходить в школу. - Ну. - Вечные каникулы, палатка в лесу, уха на костре... - И чтобы всегда было лето. И запах мяты и душицы, да? - Конечно. И смотреть, как солнце закатывается в деревья, крадется от дерева к дереву... Как будто живое оно. А может, учебники и врут про все? Астрономия эта, физика... Может, оно и правда живое^ Почему оно такое красивое на закате? Оранжевое. А бывает - рубиновое. А небо бывает светло-зеленое! Я раньше не замечал. А однажды... - ЗВЕНИТ! - Клюет ведь! Тащи! Витька дернул, начал вытаскивать... Вскоре показался первый поводок. На крючке не было ничего, кроме наживки. Второй... На третьем трепыхался маленький серебристый ерш. - Да-а, - Витька и Андрей выдохнули одновременно. - Начинается. Витька долго мучился, отцепляя от крючка жалкое существо. Затем насадил новый кусочек выползка. Размахнулся и забросил донку немного левее, чем в прошлый раз. Ерш полетел вслед за донкой. - Плохая примета, - сказал Витька, опять ложась на траву рядом с Андреем, - первый, и ерш. Теперь одни ерши пойдут. Отбою от них не будет. - Да ладно, Витьк, не расстраивайся. Может, и не пойдут. Кто его знает. А ну как налим клюнет?! - Ну да, скажи еще - севрюга! В такой реке только налиму и ловиться. - Говорят, поймали здесь. - Кто? Димка небось? Ты его слушай побольше. Он завтра тебе расскажет, что крокодила здесь выудил. Тоже поверишь? - Может, и правда поймал. Он... - Эй, звенит ведь! - Подсекай скорее! - Ну! В этот раз леску выбирал Андрей. - Легко идет, - сказал он, - сейчас как опять ерш... - Ну все! - сказал Витька, когда на первом же поводке забилась колючая крошечная рыбешка. - Ничего мы сегодня с тобой уже не поймаем! - Я сейчас попробую подальше забросить, - сказал Андрей. - Вон с того валуна. Видишь, который в воду уходит. А донку камнем прижму, чтобы она в реку не свалилась. - Ну попробуй. Андрей насадил на крючок свежую наживку и пошел к валуну, который вдавался в воду шагов на пять.. Он сильно раскрутил леску с грузилом и кинул. Грузило полетело далеко, за полосу тени, оставляемую на воде прибрежными деревьями, и Андрею показалось, что стальные поводки с крючками ослепительно сверкнули на солнце. Всплеска почти не было. Андрей придавил донку камнем и вернулся к Витьке. - Сейчас наверняка поймаем рыбу что надо, - сказал он подойдя, - В худшем случае - окуня. Но я надеюсь, что и налим может... - Да ты помешался на своем налиме, - рассердился Витька, - Давай лучше полежим, поболтаем... только о рыбе не говори. Лучше помечтаем. Как вначале. Ну там, чтобы лежать так вечно, и костер чтобы догорал в сумерках, и смотреть на тлеющие угли, а в золе под ними картошка печется... А над костром - котелок с ухой. Наесться потом ухи с картошкой. На десерт земляники целую тарелку и... - И смотреть на звезды сквозь ветки, А когда заснешь, в полночь вылезет леший из болота и утащит тебя в трясину. Поминай как звали. - А ты веришь в леших, Андрюх? Думаешь... есть они? Правда? - Шучу. Просто подумал, вдруг - случится как в сказке. Я люблю сказки читать. Про леших, водяных, мертвецов... Люблю страшные сказки! - Да... А мне потом не по себе становится. Я не могу. Потом наверняка не засну. Я ведь... - ЗВЕНИТ! Слышишь?! - На камне! - Бежим! Витька добежал первым, схватил донку, подсек, начал вытаскивать, - Черт, что-то большое, может, и правда налим... Вот черт, кажется, зацепилось. Не идет дальше, - процедил он сквозь зубы. - Придется лезть. Жалко донку. Какая-нибудь коряга. Ну что ты будешь делать! - Давай я, - сказал Андрей, - я и сам не прочь окунуться. - Ладно. Андрей вошел в воду. - А вода-то - класс! - сказал он. - Не хочешь со мной? - Надо ведь за второй донкой смотреть. Андрей взял в руки леску и пошел. - Ты там осторожно, - услышал он Витькины слова, - место незнакомое. Вдруг - яма. ГДЕ-ТО ЗАЗВЕНЕЛ КОЛОКОЛЬЧИК. "Тинь-динь-тинь!" Вода доходила ему до пояса. Дно было ровное: глина, а кое-где и песок. "А странная здесь вода, - подумал он. - Глина, а вода чистаячистая. Холодная. Словно зеркало". Где-то зазвучали слова. Песня? Не похоже. Молитва? - Да где же она зацепилась? Эй, Витьк, - он повернулся к берегу. Придется нырять. - А черт с ней, с донкой, Андрюх, иди сюда. Возвращайся! - Жалко. Я нырну. Если рядом нет - больше не буду. Тут он понял, что это были за слова.

ЗАКЛИНАНИЕ. Течет река безымянная, На дне закат, синь туманная, Во мгле века унесенные... Течет река смертно-сонная...

- Возвращайся, Андрей! - кричал Витька с берега. "Что это он так перепугался? Что-то увидел?" Вода доходила Андрею до плеч. В зеркале отражалось Прошлое и Настоящее. От дня рождения и до этой минуты. От первого до последнего дня. Слова звенели, переливались, светились всеми цветами

Изумрудного Леса, Серебристой Реки, Черного Космоса. Войди в поток, сном окованный, Воды глоток заколдованный, Усни навек, синью связанный, В закатный свет брошен заживо...

Витька бросился в воду, чтобы спасти Андрея. "Он сошел с ума! Где он?! Он что, решил... - взрывалось у Витьки в голове. - Нет, там воронка. Подводный водоворот. Затянуло его!" Витька нырял там больше часа, пока совсем не продрог. ТАМ, где леска уходила в НИКУДА. Никого там не было. Позже он признавался себе, что ИСПУГАЛСЯ ПОЙТИ ПО ЛЕСКЕ. Он нырял ОКОЛО ТОГО МЕСТА. А туда - ну не мог и все тут. Хоть убей. Потом Витька сидел на берегу и беззвучно плакал, размазывая по щекам слезы. Он не понимал ничего. Только одна мысль навалилась на него чудовищным грузом: случилось непоправимое! Его друг уже не вернется. НИКОГДА! Никогда, никогда, никогда. "Что он скажет им, что скажет?!" Не разбирая дороги, Витька возвращался сквозь лес. Андрей уходил все дальше и дальше, касаясь рукой светящей серебристой струны. Они закинули донку в реку, которую невозможно увидеть. НО ЭТА РЕКА ТЕЧЕТ ЗДЕСЬ, ВНУТРИ ОБЫЧНОЙ РЕКИ! Случайно он проник в этот Ирреальный Поток, в Изначальную Реку Времени, опоясывающую Вселенную. Где-то в Бесконечности рождается она и связывает воедино все Измерения. Есть всего несколько координат на Земле, где открываются иногда такие Темпоральные Двери...

1
{"b":"38026","o":1}