ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тараканы
Врата скорби. Идем на Восток
Часы без циферблата, или Полный ЭНЦЕФАРЕКТ
Адвокат дьяволов. Хроника смутного времени от известного российского адвоката
(Не) отец моего малыша
Кама с утрА. Картинки к Фрейду
Голод
Дунайские волны
Возможно, в другой жизни
A
A

Самбиев Абубакар

Технический анализ Социальных Систем

Абубакар Самбиев

Технический анализ Социальных Систем

Моим родителям

1. СОЦИАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ

Допустим, существует техническая система (ТС), выполняющая некую полезную функцию. Но эта система нам не нравится -- много шума, мало дела, часто ломается, прожорлива и т. д. Хотелось бы ее усовершенствовать. Но вряд ли стоит разбирать ее по винтикам и приступать к модернизации прежде, чем мы поймем принципы ее работы, найдем причины неполадок и разработаем план ее реконструкции. Тот же подход представляется целесообразным и по отношению к социальным системам (СС).

Технократический подход не является чем-то новым и оригинальным. Идея, что называется, витает в воздухе. Использование прежде чисто технических терминов "система", "обратная связь" и других по отношению к обществу никого не шокирует. Неясно только, почему эти воззрения не получили должного развития. Не стоило бы браться за эту задачу, чтобы только еще раз убедиться в общности многих законов функционирования ТС и СС. Но, может быть, на этом пути нас ждут какие-то находки, представляющие практический интерес?

1.1. Критерии

Чтобы объективно оценивать систему и сравнивать ее с другими, нужно измерить ее параметры. Но, насколько известно автору, наука не знает способов количественно оценивать надежность СС, ее живучесть, эффективность и пр.

Поэтому весьма важным качеством критерия оценки является его измеримость. "Наука только тогда становится наукой, когда она начинает измерять" (Галилео Галилей). Поскольку измеримых критериев в социологии, психологии и других социальных науках немного, то мы волей-неволей ступаем на зыбкую почву толкований, домыслов и т. д. Искусствоведение является наукой, пока оно обсуждает и изучает факты из жизни деятелей культуры и их произведений. Но когда искусствоведы оценивают сами произведения, то ни о какой объективности и научности этих оценок не может быть и речи, поскольку оцениваемые параметры неизмеримы в принципе. Противоположность мнений критиков об одних и тех же произведениях является тому доказательством. В этом случае поток слов является лишь попыткой подвести "научный" фундамент под то, что можно выразить одним словом: "нравится" или "не нравится". Если бы король Лир имел возможность измерить любовь своих дочерей, то он не оказался бы обманутым их красноречием.

Измеримость критерия -- это хорошо. Настолько хорошо, что за конкретными цифрами порой теряется истинный смысл того или иного события или цифры становятся самоцелью. Например, хорошие спринтеры бегают стометровку быстрее десяти секунд. А теперь отнимите у них специальную обувь, стартовые колодки и попросите побегать по земле, а не специальному покрытию. Какие результаты они покажут? Когда спортсменам разрешали метать планирующие копья, принимавшие это решение опять-таки находились под магией цифр: чем дальше летит копье, тем лучше, а рост результатов, достигнутый за счет совершенствования снаряжения, объявлялся ростом физических возможностей человека. Так продолжалось до тех пор, пока этот вид спорта не стал представлять потенциальную опасность для зрителей.

Измеримость критерия не является достаточной. Важно выбрать адекватный критерий. В СССР продукция станкостроения измерялась в тоннах. Несуразность показателя бросается в глаза. Очевидно, что выбор такой неподходящей единицы измерения как будто бы не был проявлением глупости -- это позволяло очень заметно уменьшить усилия, необходимые для того, чтобы "догнать и перегнать" просто выпуская более тяжелые станки, отпадала необходимость в совершенствовании конструкций и технологическом перевооружении, оказалось возможным без особых усилий выполнять постоянно растущие планы и "побеждать в соревновании двух систем". Как говорил Удав: "А в попугаях-то я гораздо длиннее!". Король Лир, сам того не подозревая, пал жертвой подмены критерия -- он оценивал не глубину чувств, а подвешенность языка.

Еще одна важная характеристика критерия -- согласованность. Если горожанин называет хорошей машину, которую сельчанин называет плохой, то весьма вероятно, что они оценивают ее по разным критериям -- первый может иметь в виду, скажем, компактность и экономичность, а второй, например, проходимость. "Запомни, студент: у тебя учет в рублях, а у меня в сутках" (Федя, "Операция "Ы" и другие приключения Шурика"). Лир хотел узнать, какая дочь его больше любит, старшие дочери хотели получить возможно большее наследство, а младшая не требовала никакого вознаграждения за свои чувства. То есть, все в своих действиях руководствовались различными критериями.

"Взрослые очень любят цифры. Когда рассказываешь им, что у тебя появился новый друг, они никогда не спросят о главном. Никогда они не скажут: "А какой у него голос? В какие игры он любит играть? Ловит ли он бабочек?" Они спрашивают: "Сколько ему лет? Сколько у него братьев? Сколько он весит? Сколько зарабатывает его отец?" И после этого воображают, что узнали человека. Когда говоришь взрослым: "Я видел красивый дом из розового кирпича, в окнах у него герань, а на крыше голуби", -- они никак не могут представить себе этот дом. Им надо сказать: "Я видел дом за сто тысяч франков", -- и тогда они восклицают: "Какая красота!" Рискуя прослыть скучным человеком, автор, тем не менее, хочет заметить, что Экзепюри прямо указывает на различие критериев оценки у детей и взрослых.

Но даже если мы нашли единый критерий оценки, убедились в его адекватности и научились его измерять, то это еще не означает, что мы придем к единому мнению со своим оппонентом -- люди очень часто по-разному толкуют одни и те же факты и делают из них разные, порой прямо противоположные выводы. Значит, помимо того критерия, по которому мы пришли к соглашению, существуют и другие критерии, соглашение по которым не достигнуто, так как в оценке любых явлений и людей мы пользуемся не одним критерием, а целой их системой -- факторы, которые считаются весьма важными одними людьми, совершенно игнорируются другими. При создании ТС какая-то из целей, для которых она создается, оказывается главной, а остальные -- второстепенными, и успех проектирования в большой степени зависит от того, насколько удачно найден компромисс между ними. Главная цель при создании оружия -эффективность уничтожения живой силы и техники противника, все остальное интересует разработчиков в той мере, в какой это не противоречит достижению главной цели. Главная цель при разработке автомобиля... А какого автомобиля? Если для бездорожья, то получится джип, если для развития максимальной скорости -- гоночный автомобиль и т. д. То есть, результат напрямую зависит от целей, которые ставят перед собой разработчики. Можно, конечно, создавать технику двойного назначения, например, автомобиль, который ездит и плавает, но надо учитывать, что ездить он будет хуже большинства других автомобилей, а плавать -- хуже большинства других катеров. За двумя зайцами погонишься... "Государство существует не для того, чтобы превратить жизнь людей в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад" (В. Соловьев). Не потому ли, что целью государства никогда не было благополучие людей? Государство всегда существует во имя каких-то других целей: идеологии, экономики, покорения других народов, обогащения правителей. Следовательно, расхожее представление о том, что при достижении главной цели (построения рыночной или плановой экономики, приведение жизни в соответствие с догматами христианства, атеизма или любой другой идеологии) автоматически достигается благоденствие общества в целом и каждого гражданина в отдельности, представляется неубедительным. Благоденствие граждан всегда достигается в той мере, в какой это не противоречит цели, которая является главной де-факто.

1
{"b":"38036","o":1}