ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сознательная оценка Сталиным себя как антикоммуниста соответствовала бы истине. Но эта самооценка заключала в себе серьезные неудобства для него.

Во-первых, она находилась в непрерывном и прямом противоречии с официальным статусом Сталина как "коммунистического" лидера, как признанного всем миром представителя "коммунизма". Причем, нельзя забывать, что пропагандистские установки на этот счет преподносили Сталина не просто как "коммуниста", а именно как "гения марксизма", как "вождя всех рабочих" и т. п. В определенной степени Сталин сам становился объектом воздействия своей собственной пропаганды, которая оказывала на него самого, а не только на народ, мощное внушающее воздействие. Утверждение, что Сталин - это "гений марксизма", по меньшей мере приятно щекотало его самолюбие, а в конечном счете было приемлемо для него со всех точек зрения. Кроме точки зрения его подсознания. Во-вторых, последовательная сознательная оценка Сталиным себя как антикоммуниста предполагала, как неизбежное следствие, его самооценку как просто-напросто политического махинатора, пусть даже весьма ловкого и удачливого. В этом случае Сталин должен был отказаться от оценки себя как выдающегося деятеля коммунизма, как гениального ученого-марксиста, и остановиться на оценке себя как крупного политического жулика.

Можно выделить пять основных вариантов психических состояний Сталина, которые были возможны с учетом объективного содержания его деятельности, и с учетом универсальных особенностей взаимодействия подсознательною и сознательного уровней человеческой психики.

Первый вариант: сознание - "я коммунист"; подсознание -положительная оценка.

Это состояние предполагает сознательную и подсознательную оценку Сталиным себя как коммуниста. С точки зрения психиатрии это маниакальное состояние, характеризующееся полной убежденностью больного в выводах, совершенно не соответствующих его реальному состоянию и реальному социально-политическому статусу.

Второй вариант: сознание - "я коммунист"; подсознание - отрицательная оценка.

В этом состоянии сознательная оценка Сталина себя как коммуниста находится в противоречии с подсознательной оценкой, которая сигнализирует о неадекватности внушенных сознательных выводов объективной действительности. Но Сталин усилием воли подавляет голос подсознания и внушает себе, что уничтожаемые им большевики действительно заслуживают смерти, и что эта акция не помешает построению социализма в СССР. Это состояние может быть охарактеризовано, как бредовое с временными прояснениями сознания.

Третий вариант: сознание - "я коммунист"; подсознание - отрицательная оценка.

В этом состоянии подсознательная оценка Сталиным себя как антикоммуниста преобладает в итоге над сознанием и утверждается в нем, но не полностью, не окончательно.

Четвертый вариант: сознание - "я не коммунист"; подсознание положительная оценка (в смысле согласия).

В этом состоянии Сталин сознательно и подсознательно оценивает себя как. антикоммуниста. С точки зрения психиатрии это состояние можно расценивать как нормальное.

Пятый вариант: сознание - "я (не) коммунист"; подсознание положительно-отрицательная оценка.

Пятое состояние - это непрерывная борьба в Сталине всех вышеперечисленных состоянии с переменным успехом. С точки зрения психиатрии оно представляет собой раздвоение личности.

На наш взгляд, правильнее всего было бы определить состояние психики Сталина, начиная примерно с 1926- 1929 гг. и до конца жизни именно как сложную последовательность всех вышеперечисленных состояний во всех возможных вариантах их соотношений.

На различных этапах деятельности Сталина в указанном периоде времени в нем преобладали те или другие элементы самооценок как коммуниста или как некоммуниста. Чем дальше Сталин продвигался по пути ужесточения репрессий против ВКП(б), тем непримиримее становились раздваивающие его психику противоречивые, взаимоисключающие самооценки. Это противоречие Сталин усилием воли иногда разрешал в ту или другую сторону, но ни один из результатов не мог удовлетворить его полностью. Поэтому его психика на протяжении последних примерно 25 лет его жизни находилась в неустойчивом состоянии раздвоения - перехода от одних самооценок к другим) полностью исключающим первые, затем к стабилизации на той или другой самооценке, и снова - к столкновению различных, взаимоисключающих самооценок.

Но это ни в коей мере не значит, что Сталин, Гитлер или Мао испытывали какие-то мучительные ощущения. Фашистский "вождь" всегда до предела циничен. Вероятнее всего и Гитлер, и Сталин, и Мао к этой внутренней борьбе относились спокойно, поскольку главным для них было захватить власть, и ничто другое по своей значимости не могло сравниться с этим.

Провоцирование конфликтов как симптом психопатии

Известно, что одна из характерных особенностей психики психопата - это его упорное стремление к конфликтам, в которых он сбрасывает патологическое нервное возбуждение. С этой точки зрения попытка фашистского "вождя" захватить абсолютную власть - это уже само по себе патология, поскольку конфликты, которые возникают вследствие этих попыток, представляют собой в психологическом плане результат психической перевозбужденности. Каковы бы ни были ее причины социально-экономического характера, в данном случае для нас важен результат, а именно: тот факт, что чувственное устремление - жажда власти - занимает в психике "вождя" центральное положение, и в решающей степени именно поэтому он проявляет ярко выраженную склонность к конфликтам, к провоцированию искусственных конфликтных ситуаций с целью удовлетворения жажды власти.

Как и положено психопату, Гитлер полностью выдумал угрозу, якобы грозящую Германии со стороны ее соседей, и зачислил их в "смертельные враги" не потому, что они были врагами, а потому, что он их хотел видеть врагами.

Классический пример искусственного провоцирования конфликтной ситуации - провокация гитлеровцев, с помощью которой они изобразили дело так, будто Польша напала на Германию. Как бы этот эпизод не оценивался с точки зрения политики или этики, с точки зрения психиатрии это не более как симптом психопатической тяги к конфликтам, которые усиливаются в том случае, если действительно имеют место, или создаются искусственно, если на данный момент их нет.

10
{"b":"38052","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сделано
Двериндариум. Мертвое
Магическая Академия, или Жизнь без красок
Тостуемый пьет до дна
Таро. Подробное руководство: описание, схемы, авторские и классические трактовки. СircusTaro
Миллион мелких осколков
Медитация для скептиков. На 10 процентов счастливее
Перспективы отбора
Темное время