ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

типична для психопатов неспособность к дружбе, поскольку дружба - это органически свойственная нормальному человеку потребность в "кооперации" своих чувств и мыслей с чувствами и мыслями близких людей. Почти полная неспособность к дружбе у психопатов объясняется их неспособностью проникаться чувствами и мыслями других людей; принимать в них участие, сопереживать. Психопат настроен на потребление чужих положительных эмоций, то есть знаков внимания, участий, согласия, восхищения и т. п. Здоровый человек ведет себя так только тогда, когда болен, или в беде и нуждается поэтому в большем, чем обычно, внимании, участии.

Резкие нарушения в эмоциональной сфере психики не могут не оказывать определенного дезорганизующего воздействия на понятийную сферу. В целом это воздействие выражается в подчиненности сознания господствующей в психике эмоции, в подгонке, нанизывании мыслей па непреодолимое чувственное влечение. Понятийный уровень в психике психопата занят преимущественно тем, что объясняет, оправдывает, обосновывает какое-то неуемное эмоциональное влечение. Теория В. Парето, согласно которой поведение человека определяется прежде всего инстинктами, чувствами, а понятия, идеи выполняют функцию объяснения, оправдания или маскировки (39, с. 39), для данных случаев совершенно верна.

В психике фашистских "вождей" наблюдаются отклонения и в понятийном уровне, проявляющиеся в симптомах психических состояний, обозначаемых психиатрией, как паранойя.

Паранойя характеризуется стойким, порой систематизированным бредом, который может отличаться сложностью, последовательностью, наукообразностью содержания, то есть определенным внешним правдоподобием. Но каково бы ни было содержание высказываний больного, во всех случаях в основе их лежит какая-то изуродованная эмоция, которую в общем смысле можно охарактеризовать как гипертрофированную жажду самоутверждения в том или ином качестве. В рассматриваемом нами случае (фашистский "вождь") это означает стремление к власти над определенной группой людей, над партией, над государством или даже над всем миром.

Большинство паранояльных состояний связаны с преувеличенной в ту или иную сторону самооценкой больным каких-то его качеств и, соответственно этому, каких-то внешних но отношению к нему обстоятельств. Как завышенность, так и заниженность самооценки - это, скорее всего, следствие каких-то глубоких эмоциональных сдвигов, напор влечений на сознание, которое не выдерживает натиска и, поддаваясь давлению эмоций, начинает конструировать угодные им, но неадекватные реальной действительности выводы.

Таким образом, явно прослеживается связь паранойяльного бреда с эмоциональной сферой, связь, выражающаяся, например, в непреодолимом стремлении больного навязать окружающим свои убеждения, в болезненности эмоциональной реакции на несогласие с ним, на контрдоводы. Все доводы и факты, противоречащие бреду, игнорируются, или отметаются больным, все несогласные с ним люди воспринимаются им как враждебно настроенные, или как враги.

Отметим еще раз, что имеют место случаи, когда параноики проповедуют довольно систематизированные взгляды, обладают некоторыми, порой, незаурядными способностями к социальной адаптации, в определенной социально-политической ситуации способны действовать активно, [целеустремленно, особенно если речь идет о борьбе за власть.

Если попытаться, с учетом всего вышеизложенного, проанализировать психику конкретных фашистских "вождей" - Гитлера, Сталина и Мао Цзедуна, то, на наш взгляд, правильнее всего было бы заключить, что эти люди были психически больны в самом прямом и недвусмысленном значении этих слов, причем патологические отклонения в их психике представляли собой своеобразный конгломерат, квинтэссенцию, настоящий "букет" из целого ряда психических расстройств.

Если воспользоваться принятой в психиатрии терминологией и классификацией психических заболеваний, то Гитлер, Сталин и Мао (а также аналогичные им политические деятели - Муссолини, Пол Пот, Энвер Ходжа и т. д.) должны быть квалифицированы скорее всего как паранойяльно-истеричные психопаты с шизоидно-психопатическим раздвоением личности и садистскими наклонностями.

ГИТЛЕР, СТАЛИН, MAO ЦЗЕДУН: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПСИХИКИ

Эмоциональный психопатический сдвиг и атрофия способностей к нормальному межличностному общению

Расстройство эмоциональной сферы психики Гитлера было настолько явным и бросающимся в глаза, что вопрос, в сущности, может заключаться лишь в том, когда началось и какого рода было это расстройство.

Гитлер рано потерял отца и мать, а также перенес в юности тяжелую болезнь легких. Позже, во время службы в армии, в годы первой мировой войны, Гитлер попал под газовую атаку, едва не ослеп, и его легкие вновь подверглись тяжелому испытанию. Астеничных, но честолюбивых натур такого рода трудности могут превратить в озлобленных, ненавидящих весь мир, одержимых одновременно и манией величия и комплексом неполноценности, весьма опасных в социальном отношении типов. Как отмечает Гейден, именно после испытаний в годы войны у Гитлера "появились черты истерии" (27, с.12).

Вероятно, психическая травма, нанесенная Гитлеру в детстве пренебрежительным отношением к нему отца, а затем усиленная потерей обоих родителей и перенесенной болезнью, серьезно ослабила эмоциональную сферу его психики. В период блужданий но Вене Гитлер, начитавшись популярных националистических брошюр, наслушавшись расистских бредней, испытал тем самым дестабилизирующее воздействие идей явно патологического характера, что не могло не усилить, на этот раз через понятийный уровень, течение патологических процессов в его психике.

Как бы то ни было, в годы службы в армии Гитлер выглядел уже гораздо более некоммуникабельным, чем в Вене. Гейден пишет но этому поводу следующее: "Он много читал и думал, но ему.. чужды нормальные чувства прочих людей. Как сообщают его товарищи, в роте Гитлера считали ненормальным, и он не имел друзей" (27, с. 12).

Отсутствие друзей говорит о продолжающемся эмоциональном сдвиге, но одно это редко заставляет окружающих человека людей высказываться о нем, как о ненормальном. Скорее всего, Гитлер отталкивал окружающих не только эмоциональной неадекватностью в общении, но и высказываниями определенно нелепого характера. Видимо, это была националистическая и расистская болтовня.

2
{"b":"38052","o":1}